May 10th, 2018

Отпуск июнь 2015

В нужное время в ненужном месте (Швед, который чинил путинский автозавод)

Швед, который чинит путинский автозавод
Россия и автопром — вещи несовместные?
09.05.20181429846
Эмануэль Сидеа (Emanuel Sidea)
Статья из архива «Дагенс Нюхетер»
Заручившись поддержкой самого Путина, Бу Андерссон (Bo Andersson) стал исполнительным директором АвтоВАЗа, одного из крупнейших предприятий в России.

1) «И в этом наша проблема», — подводит итог Бу Андерссон, произнеся речь перед пятьюдесятью начальниками отделов
На часах — без пятнадцати семь утра, темно хоть глаз выколи, на улице морозно и идет снег. Внутри грохочут станки, но Бу Андерссон своими резкими, отрывистыми вопросами перекрикивает шум. Переводчики за ним едва поспевают.
«Ну как идут дела?»
«2 160 автомобилей в полуготовности», — отвечает один из начальников.
«А что так?»
«Деталей не хватает».
Где-то рядом скрежещет электросварка. Еще один начальник, ответственный за детали, объясняет, что на складе с ремнями безопасности пусто. Поставщик запаздывает, а заказывать в другом месте — слишком долго.
«Полгода назад ничего страшного бы не случилось. Но эти авто уже заказаны, а за половину из них уже уплачено», — говорит Андерссон.
Он повышает голос, раздраженный тем, что никто не принял мер вовремя.
«Вот я встаю в пять, потому что мне нравится моя работа», — бросает он, словно пытаясь разжечь в людях энтузиазм.
Начальник оправдывается, уверяя, что поставщик ведет себя по меньшей мере странно и практически неслыханно.
«Никогда не сталкивался с таким, чтобы на освоение производственных мощностей ушло полгода», — говорит он.
«А сами вы там бывали?» — интересуется Андерссон.
Начальник опускает глаза и, разглядывая андерссоновы штанины, отвечает отрицательно.
«Так берите десять лучших людей, охрану — и поезжайте. Это же всего в трех часа отсюда. Поезжайте прямо сегодня же. И, слышите, без ремней не возвращайтесь».
Новый начальник, новый отдел, новые вопросы. Отчеты сыплются один за другим. Цели, результаты. Сплошь белые доски, исчерканные графиками и таблицами.
Андерссон подолгу не задерживается. Ограничившись «да», «ладно» или другим восклицанием, он переходит к следующему начальнику. Выкатывается следующая доска.
Начальники — все как на подбор среднего возраста — пытаются объясниться. Нововведение, вошедшее в моду уже при Андерссоне: все — с блокнотами. Сюда заносятся вопросы, опорные моменты и результаты.
Шеф хлопает в ладоши, и символическая летучка, созванная за 15 минут до начала смены, завершается.
Андерссон покидает цех, и телохранители едва за ним поспевают. Через секунду они выходят из проходной.
У порога ждет белая «Лада Ларгус» в элитной комплектации, за рулем — шофер, охранник выбегает открыть дверь. Машина уносится вдаль через промзону, растянувшуюся на километры вокруг.
Автозавод в Тольятти, что примерно в тысяче километров от Москвы, — словно отдельный город. Завод этот называется АвтоВАЗ, и это крупнейший в стране производитель автомобилей и пятнадцатое по величине предприятие. У завода — старые традиции, и марку «Лада» знают все. Помимо этого, АвтоВАЗ производит автомобили «Рено» (Renault), «Ниссан» (Nissan) и «Датсун» (Datsun) для российского рынка.
Руководитель компании Бу Андерссон, швед и бывший директор по закупкам «Дженерал Моторс» (General Motors), выпрыгивает из автомобиля в другой части промзоны. Сейчас он — в литейном цеху, но начальника нет на месте.
«Куда же он делся? Он же должен быть здесь», — говорит он.
Через несколько минут, запыхавшись, врывается искомый и торопится поздороваться с начальником. Бу Андерссон говорит, что он — один из лучших на производстве.
«Спасибо, мистер президент», — улыбается начальник литейного двора, на лбу у него капельки пота.

2) Личность Бу Андерссона сформировалась за годы службы в армии. Всего в 22 года он стал взводным, а в 25 — капитаном
«Полковник всегда давал мне задания не по чину. Как-то раз я спросил, почему. Он ответил: «Не думай, что ты такой крутой, просто остальные вообще ни на что не годятся», — объясняет Андерссон.
В 1987 году, когда ему стукнуло 32, Андерссон уволился из вооруженных сил в звании майора.
«Мои армейские дела шли очень хорошо. Но служить лет этак до 50 или 60 я не собирался. Быть офицером мне нравилось, но попробовать что-нибудь другое хотелось еще больше», — вспоминает он.
Свою гражданскую карьеру Андерссон начал в «Саабе» (Saab) в городе Тролльхеттане. Всего через пару лет он стал директором по закупкам. После этого его перехватил офис «Дженерал Моторс» в Детройте, США.
«В „Джи Эм" меня попросту использовали. Я разгребал завалы, чистил и наводил порядок. В 1993 году в Детройте было куда опаснее, чем здесь, в России, но и денег тоже платили больше. А если я вдруг косячил, все говорили: „Ну куда ему понять, он же швед"», — вспоминает Андерссон.
В «Дженерал Моторс» он быстро пошел в гору, и успех его измерялся в долларах. Ежегодно он приносил компании по 120 миллиардов. Главное — следить, чтобы на складах компании было вдосталь всех 190 тысяч деталей, требующихся для сборки каждого авто.
В «Дженерал Моторс» начали строить планы, что будет, когда он дорастет до начальника. Он даже получил американский паспорт в дополнение к своему шведскому, но в директорское кресло так и не уселся.
«Не думаю, чтобы на самом деле выгорело. Но паспорт, во всяком случае, мне дали», — вспоминает он.
Однажды ему предложил работу российский олигарх Олег Дерипаска, один из богатейших людей планеты, сколотивший свое состояние на природных богатствах.
Дерипаска звонил ему уже во второй раз. В первый раз он предлагал директорский пост в группе ГАЗ, крупнейшем российском производителе грузовиков и автобусов, и тогда Андерссон отказался.
Collapse )
4) Офис Бу Андерссона расположен на 23-ем этаже в высотке АвтоВАЗа. Вокруг, сколько хватает глаз, простирается промзона. Горизонт упирается в Волгу. Андерссон смотрит в окно
«Офицер обязан всегда „считывать" ситуацию и иметь план действий на любой случай. Иногда же лучше вообще ничего не предпринимать», — делится он впечатлениями.

С тех пор как он уселся в директорское кресло, прошел год. Но само кресло, в буквальном смысле этого слова, Андерссон предоставил своему шведско-русскому помощнику. Когда он не на производстве, он принимает гостей в длинном конференц-зале.
«Я всегда схватываю кураж, когда делаю дело. Никогда бы не высидел в конторе, просто перекладывая бумажки и анализируя данные», — признается он.
Андерссон присаживается в кожаное кресло за столом.
Всего за девять месяцев АвтоВАЗ перешел от чертежей новых моделей к их производству. При этом в упряжке осталась и рабочая лошадка концерна «Лада Нива», получившая новое название — «Лада 4×4». Компания стала присматриваться к рынку соседних стран и нацелилась на экспорт в Латинскую Америку и Египет. «Лада» обретает новый профиль: ностальгию по СССР сменяет современность.
Но выбираться из болота непросто. Недавно «Ладу» укололи в американском сериале «Карточный домик».
«Вам доводилось ездить на „Ладе"? Это форменный гроб на колесах. Мы заменили их на „Лексусы", — говорит президент России Петров на переговорах со своим американским коллегой, — так вот, я хочу „Лексус", а вы мне втюхиваете „Ладу"».
«Я сам не смотрел, но мне рассказывали», — Андерссон хватается за лоб.
Он снова садится в кресло. Пара официанток приносят обед. На первое — борщ, на второе — шницель с картошкой. Кофе он не пьет — предпочитает кока-колу.
«Мы были в Чечне и виделись с президентом Кадыровым. У него колы не нашлось, поэтому нам пришлось достать свою», — вспоминает он и смеется.
Походя Андерссон упоминает, что у него был с собой подарок. Но Кадырову больше приглянулась «прокачанная» «Лада» андерссоновского шофера.

«Больно крутая у тебя тачка, чтобы увозить ее из республики», — заявил Кадыров.
В общем, в Тольятти Андерссон вернулся без автомобиля, но зато с роскошными запонками в подарочной упаковке.

5) Раздается нервный стук в дверь. Вламывается рослый немец. Он пытается отдышаться, стараясь при этом вклинить предложение-другое по-немецки. Похоже на донесения с фронта: названия частей и имена. Получив указания от Андерсона, он так же стремительно удаляется
Продолжающееся поглощение компании близится к концу: Бу Андерссон намерен прибрать к рукам еще одну госкомпанию, чьи 17 тысяч сотрудников и 19 заводов разбросаны по всей стране. Вообще-то у АвтоВАЗа с ней некогда были партнерские отношения, но они испортились, и дело зашло в тупик.
Сделке пытаются воспрепятствовать, но у Андерссона есть то, о чем конкуренты могут только мечтать, — поддержка в верхах.
Компанией, на которую положил глаз Андерссон, владеет гигантская корпорация, управляющая в том числе и самим АвтоВАЗом. Глава Ростеха Сергей Чемезов дал добро.
Collapse )