May 16th, 2018

Отпуск июнь 2015

Клевета, похоронившая «перезагрузку»

Клевета, похоронившая «перезагрузку»
Путину нужен был американский враг. Он выбрал меня.

16.05.20188917
Майкл Макфол (Michael McFaul)
С самого начала работы администрации Обамы мы знали, что мы хотим перезагрузить наши отношения с Москвой. Я координировал политику в отношении России, будучи членом Совета национальной безопасности США, а Россия была одной из немногих глобальных держав, ключевым партнером в мировых делах. Однако наши партнерские отношения сильно пострадали в результате стремления Владимира Путина к укреплению автократии внутри России, в результате расширения НАТО, революций в Грузии и на Украине, войны в Ираке и вторжения России в Грузию в 2008 году. Президент Барак Обама назвал тот период времени «опасным дрейфом».

За несколько месяцев до инаугурации Обамы главной Кремля стал Дмитрий Медведев, и мы решили, что такая перемена поможет нам «перезагрузить» отношения с Москвой. К июню 2010 года, когда Медведев прибыл со своим первым визитом в Вашингтон, наши успехи уже превзошли самые смелые ожидания: к тому моменту мы уже подписали соглашение о сокращении наших ядерных арсеналов, вместе ввели более жесткие санкции против Ирана и договорились о маршруте снабжения военных в Афганистане, пролегающем через Россию, что позволило уменьшить нашу зависимость от Пакистана.
Вскоре после этого мы помогли России с вступлением во Всемирную торговую организацию. А в 2011 году мы даже убедили Медведева воздержаться (вместо того, чтобы выступить против) на голосовании в ООН по резолюции, касавшейся Ливии.
До Медведева ни один советский или российский лидер никогда не давал своего молчаливого согласия на военное вторжение Запада на территорию суверенного государства.

В российско-американских отношениях наступило такое заметное улучшение, что к весне 2011 года я начал планировать свое возвращение в Стэнфорд. Моя работа, как я полагал, была закончена. Но у Обамы было другое мнение на этот счет: мы достигли невероятных успехов в перезагрузке отношений с нашим традиционным врагом, сказал он. Разве я не хотел довести этот проект до конца? Он попросил меня стать послом США в России, чтобы завершить начатое. Я не смог отказаться.

В том же году, во время процесса утверждения моей кандидатуры в должности посла США в России положительная динамика замедлилась. В сентябре 2011 года Путин объявил о том, что весной следующего года он снова примет участие в президентских выборах, и, разумеется, он должен был победить. Путин не испытывал особого энтузиазма по поводу перезагрузки: он не верил в тот взаимовыгодный подход, который мы выработали с Медведевым. Спустя несколько месяцев массовые демонстрации, спровоцированные фальсификациями результатов парламентских выборов, закрепили этот настрой Путина, и с тех пор в разжигании тех протестов он обвинял США.

Чтобы сплотить своих сторонников и ослабить позиции протестующих, Путину нужен был враг, и он сконцентрировался на самом надежном противнике России в новейшей истории — на США и, следственно, на мне. Как только я стал новым послом США в России, Москва инициировала полномасштабную дезинформационную кампанию, агенты которой утверждали, что с моей помощью Вашингтон финансирует оппозицию и намеревается свергнуть Путина. Пропагандисты откровенно редактировали и изменяли фотографии со мной, выдергивали из контекста и искажали мои высказывания и даже обвиняли меня в педофилии.

Еще задолго до того, как большинство американцев узнали о российской кампании влияния в период президентских выборов 2016 года, я на себе испытал эффективность тактики Кремля. Характерные черты этого нового стиля уже были очевидны: в отношениях с США не может быть взаимовыгодного партнерства; двигателем политики России будет внутриполитическая проблематика (а не расширение НАТО, споры по ПРО или Сирия). Путин практически в одно мгновение обратил вспять тот прогресс, которого нам удалось достичь за три года, потому что так ему было удобнее.

Я стал послом Вашингтона в России, чтобы продолжать дело перезагрузки, но вместо этого мне пришлось ее похоронить. Но так случилось не потому, что мы изменили нашу политику. Так произошло, потому что Путин изменил Россию.
Collapse )
Тем не менее, эти две будничные часовые сессии, как оказалось, обернулись серьезными последствиями для российско-американских отношений — и для меня лично. Когда наши гости заходили и выходили с территории посольства, вокруг них кружили съемочные группы. Это были не обычные репортеры. Это были репортеры с государственного телеканала НТВ, и у них было особое задание: собрать доказательства того, что США стремятся свергнуть российское правительство.
Еще несколько «журналистов» работали на неонационалистическую прокремлевскую молодежную группу «Наши». Всем им платило российское правительство. С того момента кадры, снятые во время тех двух встреч, постоянно использовались для того, чтобы выставлять меня врагом российского государства.

***
Вскоре кремлевские пропагандистские источники сообщили, что эти представители российского гражданского общества и лидеры политической оппозиции приезжали в посольство США, чтобы получить деньги и инструкции от меня, вновь прибывшего захватчика. (Разумеется, это было ложью.) Поскольку я был специалистом по цветным революциям (ложь), Обама отправил меня в Москву, чтобы я организовал революцию против российского режима (снова ложь).
Съемочная группа НТВ, получившая то «особое задание», смонтировала множество роликов и репортажей, в которых лидеры российской оппозиции покидали территорию посольства якобы с намерением продвигать идею переворота.
Документальный фильм «Помощь из-за рубежа» и также документальный фильм в двух частях «Анатомия протеста» рассказывали зрителям о том, как США и лично я якобы финансировали оппозицию и протесты в России. В другом репортаже глубокий устрашающий голос рассказывал о миссии посетителей посольства: они должны предать свою страну. Всего за несколько дней видеозапись того, как лидеры российской оппозиции покидают здание американского посольства посмотрели более 700 тысяч человек.

Некоторые сотрудники моего посольства считали, что эти фильмы выставляют Кремль в дурном свете и что нам не стоит сильно волноваться о долгосрочных последствиях. Но я был не согласен с такой точкой зрения. Стратегия Путина была очевидной: выставить представителей оппозиции марионетками Запада и настроить его избирательную базу против этих буржуазных интеллектуалов. Всего через два месяца Путину предстояло одержать победу на выборах. Предвыборная кампания 2012 года стала для него самой сложной: его рейтинг опустился до очень низкого уровня.

Судя по детальному анализу моей биографии и научных трудов, который Михаил Леонтьев представил в его телепрограмме на второй день после начала моей работы в Москве в качестве посла США, распространение такой версии моего приезда в Россию было запланировано задолго до того, я как прибыл туда.
Я познакомился с Мишей 20 годами ранее, когда он работал журналистом в независимых либеральных изданиях, таких как «Независимая газета» и «Сегодня». Но, как и некоторые другие журналисты, начинавшие в ту эпоху, он перешел на сторону режима. Ему до сих пор очень нравится ездить в Америку с дочерью, о чем он мне с гордостью рассказал, когда мы случайно встретились на Олимпийских играх в Сочи. Однако в профессиональном смысле он превратился в одного из ведущих ангажированных Кремлем журналистов — талантливый полемист, чья популярная рубрика «Однако» регулярно выходила в программе вечерних новостей на Первом канале.
По стилистике «Однако» очень напоминает программу 60 Minutes, только вот информацию, которая предлагалась в этой рублике, редко проверяли на достоверность. Леонтьев пытался создать впечатление, что он будто бы раскрывает некую утаиваемую правду, рассказывает зрителям, как все работает за закрытыми дверями. 17 января 2012 года он полностью посвятил свою рубрику мне.

Он рассказал зрителям, что я прежде работал на Национальный демократический институт США (правда) — организацию, которая поддерживает тесные связи с разведывательными службами (ложь). Во время моего предыдущего приезда в Россию в 1990-1991 годах я должен был продвигать идею революции против советского режима (ложь). Мое очередное задание заключалось в том, чтобы продвигать идею революции против нынешнего российского режима (ложь).
Леонтьев отметил, что «интернет-фюрер» Алексей Навальный, оппозиционный лидер, является моим близким другом (ложь: мы встречались всего один раз, в Вашингтоне). Несмотря на то, что я долгое время прожил в России и написал множество работ, посвященных ей, Леонтьев сообщил зрителям, что я являюсь специалистом не по России и российско-американским отношениям, а скорее по революциям.
Он сравнил меня с последним некарьерным дипломатом, отправленным в Москву, — с Бобом Страуссом (Bob Strauss), который якобы тоже приехал в страну с целью дестабилизации ее режима. (Страусс прибыл в Москву за две недели до государственного переворота в августе 1991 года.)
В конце своей рубрики Леонтьев сослался на одну мою работу под названием «Незавершенная революция России» (Russia's Unfinished Revolution) и задал провокационный вопрос: «Неужели г-н Макфол приехал в Россию, чтобы работать по специальности, то есть чтобы завершить революцию?»

Я был поражен, посмотрев этот выпуск программы Леонтьева. Как объяснила моя команда в посольстве, он никогда не вышел бы в эфир с комментариями подобного характера о после США в России в отсутствие особых инструкций со стороны высокопоставленных кремлевских чиновников. Кроме того, этот выпуск указывал на то, что Кремль считал вероятность смены режима гораздо более высокой, нежели мы.

Команда нашего посольства стала не единственной, кого ошеломила такая новая линия Кремля. Некоторые из моих старых знакомых в России, включая даже тех, кто хранил верность Путину и его режиму, говорили мне, что им тоже было крайне трудно поверить в то, что Леонтьев мог выступить с такими язвительными комментариями. Некоторые журналисты даже написали о значении такого сигнала со стороны Кремля. «Если кому-то нужны доказательства, что эпоха перезагрузки отношений России и Америки закончилась, — написал Константин фон Эггерт в „Коммерсанте", — то пусть посмотрит запись программы „Однако" в интернете». Он добавил: «Такой атаки на главу дипломатической миссии вообще, и тем более посольства Соединенных Штатов, я не припомню даже в советские времена».
***
Когда начались нападки, моей первой реакцией было негодование и гнев. Большинство заявлений были ложью. Я не финансировал оппозиционные организации. ЦРУ не проводило тайную операцию и не платило людям за то, чтобы они выходили на улицы Москвы. Администрация Обамы не верила в идею продвижения смены режима. «Спросите наших республиканских критиков!» — именно так мне хотелось им крикнуть.

Кроме того, я чувствовал себя жертвой личного предательства после того, как меня выставили врагом России. Я любил Россию. Я никогда не был русофобом и сторонником холодной войны. Я был архитектором перезагрузки. Я был тем самым советником Белого дома, который настаивал на сотрудничестве с Кремлем, когда все остальные относились к этой идее скептически. Разве они не помнили речь Обамы в июле 2009 года (которую я помог написать), в которой он открыто заявил, что «сильная» и «процветающая» Россия отвечала национальным интересам США? Ни один американский президент никогда не говорил ничего подобного.

Разумеется, я понимал, что Путину нужен был враг, чтобы сплотить его избирательную базу в преддверии мартовских выборов. Чем менее образованными, менее городскими и менее обеспеченными были люди, тем выше была вероятность того, что они поддержат Путина. Этот сегмент электората можно было напугать, внушив ему страх перед США. И, приехав в Россию, я сразу же стал частью этой кампании. Я стал идеальным олицетворением Америки — некоторые даже критиковали цвет моих волос и улыбку, называя их провокационными.

Меня немного успокаивала мысль о том, что все эти нападки были для Путина всего лишь политической дубинкой. Некоторые россияне даже пытались объяснить мне мое место в происходящем.
Владислав Сурков, один из самых влиятельных кремлевских специалистов в этой кампании, говорил, что мой приезд в январе идеально вписался в предвыборную кампанию Путина.
По его оценкам, антиамериканская пропаганда в рамках той кампании помогла Путину набрать несколько дополнительных процентных пунктов. Медведев сообщил мне почти то же самое в тот день, когда я официально вручил ему свои верительные грамоты в Кремле.
Когда мы общались, потягивая шампанское в конце церемонии в роскошном Георгиевском зале вместе с еще несколькими послами, российский президент отвел меня в сторону и попросил не принимать эти нападки слишком близко к сердцу. После выборов все должно было прийти в норму.

Однако некоторые выпады невозможно было не заметить. 11 февраля на канале YouTube появилось видео, авторы которого недвусмысленно намекнули на то, что я подвергал детей сексуальному насилию.
На улицах Москвы якобы случайным людям показывали фотографии настоящего педофила, получившего за свои преступления срок, и мои фотографии. Людей спрашивали, кто из нас похож на педофила.
Все указывали на меня. Этот видеоролик заканчивался совершенно бескомпромиссным заявлением: «Макфол — педофил».
Мы связались с компанией Google, и они заблокировали этот видеоролик, однако позже он снова появился в сети. (В беседе с одним из сотрудников посольства моя супруга пошутила, что по крайней мере они не могут обвинить меня в каннибализме.
Но он абсолютно серьезно ответил, что педофилия гораздо хуже, потому что случаи каннибализма были зафиксированы во время блокады Ленинграда, и тогда в определенном смысле он был оправданным.) Если набрать в строке поиска Yandex «Макфол — педофил», вы даже сейчас получите больше 3 миллионов результатов.

На той же неделе у меня была встреча с небольшой группой членов Российско-американского совета делового сотрудничества в отеле «Мариотт» в Москве. Во время той встречи мои высказывания были тайно записаны на пленку и позже смонтированы таким образом, чтобы создавалось впечатление, будто правительство США хотело дискредитировать победу Путина на выборах, которые должны были состояться в следующем месяце. Я был шокирован таким нахальством, когда этот клип появился во всеобщем доступе, — как и президент совета Эд Верона (Ed Verona), который позже тоже стал жертвой подобной тактики.

Вечером в день президентских выборов 4 марта 2012 года на фейковом твиттер-аккаунте, который внешне был очень похож на мой, появились резкие критические замечания, касавшиеся процедуры выборов, — хотя выборы еще даже не завершились.
Российские СМИ обезумели, как и некоторые российские чиновники, которые обвинили меня в наглом вмешательстве в избирательный процесс.
Этот трюк был проделан настолько ловко, что нам в посольстве потребовалось некоторое время, чтобы понять, что на самом деле происходит. Даже я поначалу думал, что меня подставил один из моих подчиненных, начав публиковать твиты от моего имени.
В конце концов мы разобрались, в чем было дело: в фейковом аккаунте вместо буквы «l» в нижнем регистре была использована буква «I» в верхнем регистре (внешне @McFaul и @McFauI почти неотличимы). В конечном итоге нам удалось объяснить происхождение этих фальшивых твитов, но только спустя несколько часов истерики в СМИ.
После этого на мою защиту встал даже президент Обама: во время беседы один на один на полях ядерного саммита в Южной Корее, который состоялся позже в марте, он сказал Медведеву: «Перестаньте доставать Макфола». Он рассказал об этом позже, в машине.


Опровержения информации о том, что я педофил, опровержения сообщений о том, что я замышляю смену режима в России, попытки объяснить миру, что я вовсе не критикую Путина в день выборов — все это стало чрезвычайно утомительным и изматывающим, поскольку мне приходилось постоянно этим заниматься вплоть до моего отъезда из Москвы.
Но Путин решил, что Америка снова должна стать его врагом, и его не волновали последствия такого решения для двусторонних отношений, не говоря уже о моих личных переживаниях. Мы надеялись на то, что все уляжется после переизбрания Путина, как нам пообещал Медведев, и что мы снова сможем вернуться к перезагрузке. Но это были ложные надежды.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

В 2018 году Демсоюзу – 30 лет.

8 мая на площади у Казанского собора в Петербурге бывшие члены Демократического cоюза собрались на традиционную встречу, в этот раз ставшую юбилейной: в 2018 году Демсоюзу – 30 лет.

Демократический союз, созданный 8 мая 1988 года, был первой партией России, открыто заявившей о своем противостоянии советскому строю. Одним из основателей партии была Валерия Новодворская, руководившая семинаром "Демократия и гуманизм", участники которого вошли в оргкомитет ДС. Своей основной задачей партия видела изменение общественного строя в СССР, она требовала упразднения КГБ и суда над ним как преступной организацией, выступала за отмену смертной казни. Правозащитник, художник, депутат Ленсовета, депутат Госдумы первых трех созывов Юлий Рыбаков вспоминает, что 30 лет назад в Москве прошел учредительный съезд, на котором впервые в истории России люди заявили, что они, ни от кого не скрываясь, создают оппозиционную политическую партию, задача которой – изменение существующего государственного строя, отстранение КПСС от монополии на власть и строительство нового демократического государства.

Юлий Рыбаков
– В отличие от всех диссидентских подпольных движений, ставивших такие же задачи, мы заявили, что мы не скрываем своих целей и своего членства в новой организации. Речь шла не о том, чтобы перехватить власть у коммунистов и потом рулить большой страной, а о том, чтобы прекратить монополию одной партии и дать возможность обществу в условиях конкуренции, как экономической, так и политической, создать демократическое либеральное государство.
Душой этой идеи была Валерия Ильинична Новодворская, диссидент с многолетним стажем, которая поняла еще в юности, что с советской властью, с ее сущностью надо бороться, чем она неукротимо занималась всю жизнь.
Одним из основных положений ДС было то, что, несмотря ни на какие условия, в которых будет проходить наша борьба, никто из нас не покинет Россию.
За первые 20 лет своего существования партия получила очень широкую известность, ее отделения были более чем в 40 городах России и других республик, издавалось около 60 различных печатных изданий, пропагандировавшие создание свободного демократического общества. Были гонения, возбуждались уголовные дела по 70-й статье – за антисоветскую агитацию и пропаганду, и на меня тоже такое дело было заведено. Это грозило нам большими сроками, но, к счастью, перестройка, которая тогда активно шла в стране, привела к тому, что эта статья была отменена.

Мы были тогда, конечно, маленькой, крошечной партией, внутри которой собрались люди различных политических убеждений: и христианские демократы, и либералы, и социал-демократы, и даже либеральные коммунисты, но всех объединяло главное – необходимость ликвидации политической монополии правящей тогда КПСС, с тем чтобы народ потом сам решил свою судьбу.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

В Белоруссии открыли памятник лидеру польского антироссийского мятежа Тадеушу Костюшко

В Белоруссии открыли памятник лидеру польского антироссийского мятежа

В урочище Меречевщина, недалеко от городка Коссово Ивацевичского района (Бресткая область, Белоруссия) 12 мая был открыт памятник Тадеушу Костюшко. Памятник польскому военному и политическому деятелю в 2,2 метра высотой был изготовлен из бронзы на Украине и установлен на территории мемориального музея-усадьбы Костюшко, сообщает tut.by. Деньги на его изготовление (22 тысячи белорусских рублей или почти $ 11 000) были собраны за счет пожертвований около 700 человек за несколько недель. Монумент представляет собой композицию, в которой Костюшко смотрит вдаль, держа в одной руке саблю, а в другой — прижатую к груди шляпу.

Принять участие в торжественном открытии приехали представители польского, украинского, американского и российского посольств, министерств культуры и иностранных дел Белоруссии, председатель Ивацевичского райисполкома Александр Грицук, депутат Палаты представителей Национального собрания Анатолий Ткачук, а также председатели фондов и объединений имени Костюшко и заместитель председателя объединения белорусов в Швейцарии Алесь Сапега. Во время торжественного мероприятия глава районной администрации отметил, что власть всегда будет готова к предложениям и поддержит инициативы, а «Тадеуш Костюшко, как личность, всегда останется в нашей памяти, как достойный пример святой преданности своей родине, любви к родному краю». После чего собравшиеся несколько раз прокричали известный лозунг белорусских националистов «Жыве Беларусь».

Примечательно, что памятники Костюшко установлены по всему миру: в Кракове, Варшаве, Бостоне, Вашингтоне, Детройте, швейцарском Золотурне. Однако до настоящего времени в Белоруссии были только два небольших бюста, установленные в деревне Малые Сехновичи Жабинковского района Брестской области, где находилась усадьба Костюшко, и на территории американского посольства в Минске (установлен в 2005 году).

Напомним, Тадеуш Костюшко являлся военным и политическим деятелем Речи Посполитой, а позднее США. Он возглавлял польское восстание 1794 года против Российской империи, а также участвовал в войне за независимость Соединенных Штатов. Является национальным героем Польши и США, а также почетным гражданином Франции. При этом белорусские националисты считают Костюшко «великим белорусом» — несмотря на то, что он не имел к белорусам ни малейшего отношения.

Как сообщало EADaily, в последние годы официальный Минск всячески старается продемонстрировать свою приверженность ранее отрицаемым националистическим символам истории белорусских земель. В 2018 году впервые за четверть века власть присоединилась к празднованию 100-летия провозглашения независимости БНР в так называемый «День воли» 25 марта, разрешив митинг и концерт в центре Минска. Весной в столице Белоруссии также был торжественно открыт памятный знак в честь идеологов белорусского национализма братьев Антона и Ивана Луцкевичей, а столичные власти разрешили установку памятной доски на доме, где была провозглашена БНР.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2018/05/15/v-belorussii-otkryli-pamyatnik-lideru-polskogo-antirossiyskogo-myatezha?utm_source=smi2&utm_term=8700b93f-abac-4c78-afc9-eeb86938c276&utm_content=88436