June 13th, 2018

Отпуск июнь 2015

Референдум в Ирландии — урок для Великобритании и Европы

Референдум в Ирландии — урок для Великобритании и Европы
13.06.2018135515
Филипп Бернар (Philippe Bernard)
Между фиаско референдума о Брексите в июне 2016 года и уроком демократии, которым стал ирландский референдум о праве на аборт, нельзя не заметить сильнейший контраст.

Фиаско с одной стороны, урок демократии — с другой. Между британским референдумом о Брексите в июне 2016 года и недавним ирландским голосованием о праве на аборты, нельзя не заметить сильнейший контраст. Решение британцев о выходе из Европейского союза без конца приносит все новый пагубный эффект, раскалывает общество надвое, отравляет политические дебаты и толкает страну в тупик. В то же время ирландский референдум об абортах стал символом открытой и современной страны, которая может мирно отойти от прошлого темных секретов, позорных страданий и подчинения выходкам католической церкви.

«Мы 35 лет скрывали за законами истинное положение дел. Принятое большинством решение изменит все это»,- отметил ирландский премьер Лео Варадкар после голосования 25 мая. Призыв лидера этой бывшей английской колонии к женщинам из все еще находящейся в подчинении у Лондона Северной Ирландии (им все еще недоступны аборты) с предложением воспользоваться своим правом в больницах республики позволяет оценить масштаб этой «тихой революции».

Освободительное обсуждение
В целом, процесс, который привел к тому, что 66,4% ирландцев проголосовали за отмену восьмой поправки к конституции (вводит запрет на аборты с 1983 года), в корне отличается от халтурного и непродуманного подхода Лондона к референдуму о Брексите. В Великобритании общественное мнение сформировали десятилетия шовинистской и антиевропейской пропаганды таблоидов, тогда как ирландцы продемонстрировали примерный подход к решению проблемы, издавна мучившей общество.

Как бы то ни было, сформированное в 2016 году общественное собрание по вопросу абортов, скорее, напоминало попытку правительства выиграть время и уклониться от обсуждения проблемной тематики. В то же время транслировавшиеся по интернету слушания высвободили слово, а множество трогательных свидетельств выставило напоказ масштабы трагедии людей. Страна осознала невозможность статус-кво, при котором право на аборт имеет лишь умирающая женщина. К всеобщему удивлению, собрание выступило за либеральный проект реформы, который был поддержан специальной парламентской комиссией.

Но этот результат возник не сам собой, а по итогам долгой и терпеливой кампании ассоциаций, чьи цели (отмена восьмой поправки) и послание (сочувствие к женщинам, а не «право на аборт») были тщательно выверены, чтобы не оскорбить ирландское общество.

Политические цели
Ни на что подобное не было даже намека в кампании по Брекситу, которую запустил бывший британский премьер Дэвид Кэмерон ради собственных политических целей (положить конец спорам насчет Европы в Консервативной партии). Хотя правительство и выступало за то, чтобы остаться в Европе, оно не вело просветительской работы в этом направлении. Что еще хуже, Кэмерон настолько не верил в поражение, что предварительно не занимался ни оценкой последствий, ни подготовкой к ним. Получилось так, что два года спустя страна все еще не знает, какие отношения с соседями по континенту она стремится установить.


В Ирландии же правительство отнеслось к гражданам с уважением. Оно не стало нагнетать тумана вокруг последствий желаемой им победы «да» и опубликовало предварительный законопроект. Этот документ представил детали закона об абортах, который должен был быть представлен на рассмотрение парламента в случае, если страна решит отменить конституционный запрет. В результате общественность смогла начать обсуждение предложения о возможности аборта в течение первых 12 недель беременности без необходимости представлять основания.

Разумеется, ирландский пример не идеальный. Экстремистские группы развешивали фотографии окровавленных зародышей, чтобы запугать женщин и медиков. Как бы то ни было, в отличие от Великобритании, где сторонники Брексита предпочли не обращать внимания на мнение экспертов и их пессимистические прогнозы, в Ирландии люди прислушались к врачам и женщинам.

89% ирландцев выступают за ЕС
Второе отличие касается политической отваги. Окрыленный гражданскими дебатами Лео Варадкар, врач по профессии, сделал победу «да» своим личным делом при том, что мотивы Дэвида Кэмерона были весьма туманными.

Одним из неожиданных последствий голосования по абортам стало усиление позиций Дублина в переговорах о Брексите. «Страна не просто стала менее религиозной и более либеральной и процветающей, а начала больше верить в свою идентичность как современное и независимое государство ЕС», — пишет лондонский корреспондент «Айриш Таймс» Денис Стаунтон (Denis Staunton). После референдума поддержка ЕС в Ирландии выросла с 71% до рекордных 89%. Британцам и так было тяжело принять, что Дублин освобождается от их влияния и отстаивает собственные интересы на переговорах о Брексите, а референдум об абортах еще больше укрепил его позиции.

В любом случае, Ирландия прежде всего преподала Европе урок того, как нужно проводить референдум. Если Лондон, одна из старейших парламентских демократий мира, оказался выведен из равновесия выражением воли народа, которая противоречит позиции парламентского большинства, Дублин вернул веру в силу народного обсуждения и доверие к просвещенному выбору людей.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Что такое нирвана?

Aeon MagazineAeon Magazine, Великобритания

Что такое нирвана?
Освобождение себя от перерождений может показаться бессмысленным для тех, кто в них не верит. Однако достижение нирваны — это еще и глубокая психологическая цель.

12.06.2018151834
Роберт Райт (Robert Wright)
Понятие нирваны занимает особое место в мировоззрении буддистов. Не только потому, что это завершение буддийского пути, и не потому, что она представляет собой наиприятнейшее из возможных мест. Нирвана отражает две стороны буддизма.

С одной стороны, существует естественный буддизм, описывающий идеи, которые можно легко уместить в университетский курс психологии или философии: о природе разума, о причинах человеческих страданий и о том, как мы должны прожить жизнь, осознавая эти идеи. Именно они формируют ядро «секулярного буддизма», практикуемого на Западе. И действительно, они настолько естественны, настолько «далеки от религии», некоторые даже рассматривают буддийскую медитацию скорее как лечебное средство, нежели духовную практику, как нечто успокаивающее и не заставляющее углубляться в высокие материи. Особенно часто так воспринимают ее разновидность, известную как медитацию осознанности. Она иногда предстает в самой обычной лечебной форме «программ снижения стресса на основе практик осознанности».

И есть более экзотичный буддизм, описывающий сверхъестественные или невероятно сложные для восприятия метафизические идеи — различные космические царства и божества. Однако самым известным является понятие реинкарнации, или, как его обычно называют буддисты, перерождения.
Collapse )
Ваше окружение — образы, звуки, запахи, люди, новости, видео — нажимают на ваши внутренние рычаги, активируют ощущения, которые незаметно запускают мысли и реакции, управляющие вашим поведением, иногда не самым удачным образом. И они продолжат это делать, пока вы не станете более осознанным, пока не начнете обращать внимание на то, что происходит, и отвечать разумно, а не на эмоциях.

Все это указывает на то, что древняя буддийская оценка человеческих условий довольно современна по своему духу. Человеческий мозг — это устройство, созданное естественным отбором для разумной реакции на поступающие чувственные сигналы. Оно в некотором смысле сделано так, чтобы подчиняться этим сигналам. А главная шестеренка в машине контроля — это ощущения, которые возникают как реакция на сигнал. Пончик вкусно пахнет, поэтому мы его возьмем. Постоянный голод — это плохо, поэтому мы попытаемся его избежать, съев пончик. Наличие высокого социального статуса — это хорошо, а насмешки — плохо, поэтому мы стремимся к одному и бежим от другого.

Если вы будете взаимодействовать с подобными ощущениями через тришну, то есть через природную жажду приятных ощущений и отвращение к неприятным, то так и останетесь под контролем окружающего мира. Однако если вы будете наблюдать за этими ощущениями осознанно, а не просто реагировать на них, то в некоторой степени вам удастся избежать контроля. Причинам, которые обычно определяют ваше поведение, можно будет противостоять, а вы подберетесь ближе к безусловному.

В буддизме не прекращаются споры о том, как достичь нирваны и безусловного. Есть ли что-то вроде трансцендентного метафизического «пространства», в котором вы оказываетесь, когда полностью освобождаетесь? Или же это нечто более приземленное, просто cвобода от бессмысленного беспокойства из-за независящих от вас обстоятельств, которые в ином случае контролировали бы вас?
Сторонники натуралистического буддизма, не верящие в перерождение, склонны придерживаться более скромной интерпретации. И в самом деле, некоторым из них не нравится термин «безусловный», потому что он слишком радикален. Стивен Бэчелор, давний сторонник секулярного буддизма и автор книги «Буддизм без веры» (1997), писал: «Нет такого понятия, как безусловное. Есть только возможность не зависеть от обстоятельств».
Collapse )
Пожалуй, стоит пояснить, что я имел в виду под словом «осознавать» в предыдущем абзаце. Я не говорю об абстрактном, академическом понимании причинно-следственных связей. Я говорю о тщательно продуманном эмпирическом понимании, осознанности, которая дает возможность разорвать или, по крайней мере, ослабить цепи. Она включает в себя осознание чувств, вызванных восприятием и мыслями, и те чувства, что направляют мысль, могут быть усилены до удивительной степени посредством медитации.

Абстрактное понимание, наряду с эмпирическим, также является неотъемлемой частью философии буддизма. Достижение реального прогресса в осознанной медитации почти всегда означает две вещи. Во-первых, осознание механики, которая формирует ваши чувства, мысли и поведение, если оставить их на произвол судьбы. Во-вторых, понимание обстоятельств, которые эти чувства активизируют.
Просветление в буддизме имеет что-то общее с Просвещением в западном научном смысле: оно включает в себя осознание причинно-следственных связей.

Стереотипы переворачивают все с ног на голову. Осознанная медитация часто считается процедурой сомнительной, туманной и в некотором смысле нерациональной. Говорят, что речь идет и том, чтобы «прислушаться к чувствам» и «не осуждать». Медитация действительно связана с этими вещами. Она позволит вам испытать те же чувства — гнев, любовь, печаль, радость — на новом уровне, видя и чувствуя их, как никогда раньше. Это происходит как раз потому, что вы не судите себя, то есть не делите свои чувства на плохие и хорошие, не убегаете от них и не погружаетесь в них с головой. Вы будто становитесь сторонним наблюдателем, находясь достаточно близко, но не теряясь в них. Это открывает возможность прочувствовать все так, как оно есть на самом деле.

Тем не менее вы делаете это не для того, чтобы отказаться от своих рациональных способностей, а скорее для того, чтобы разумно задействовать их, подвергать свои чувства своего рода аналитическому анализу, который позволит вам разумно решить, каким из них следует доверять. «Отказ от суждений» в конечном счете означает, что ваши эмоции не будут судить за вас. Вы освободитесь от их влияния и сможете трезво и непредвзято смотреть на мир.

В основе лежит очень прозрачная концепция того, как работает наш разум. Идея состоит в том, чтобы понять механизм работы человеческого сознания, а затем использовать это понимание, чтобы «перепрограммировать» его, радикально изменить его реакцию на обстоятельства, влияющие на нее. Эти действия не позволяют нам прийти к «безусловному» в строгом смысле этого слова и буквально разорвать причинно-следственные связи. Опять же, самолеты не отрицают наличие гравитации, однако все равно летают.

Это эссе — отредактированный отрывок из «Why Buddhism Is True» (2017) Роберта Райта, издательство Simon & Schuster.
Collapse )