August 5th, 2018

Отпуск июнь 2015

Существовала ли цивилизация на Земле до людей?

Существовала ли цивилизация на Земле до людей?
05.08.201899993
Адам Франк (Adam Frank)
Посмотрим на имеющиеся доказательства.

У Гэвина Шмитда (Gavin Schmidt) ушло пять минут на то, чтобы ввести меня в курс дела.

Шмитд — директор Института космических исследований НАСА имени Годдарда (который еще называют ГИСС (GISS)), научного учреждения климатологических исследований мирового класса. Однажды в прошлом году я пришел в ГИСС с необычным предложением. Будучи астрофизиком, я начал изучать глобальное потепление с «астробиологической точки зрения». То есть я пытался выяснить, не провоцирует ли любая цивилизация, появляющаяся на любой планете, своей деятельностью собственный вариант климатических изменений. Я приехал в ГИСС в тот день в надежде получить какие знания по климатологии и, возможно, найти компаньонов для этой работы. Вот как я оказался в офисе Гэвина.

Когда я с энтузиазмом рассказывал о своем плане исследований, Гэвин меня прервал.

«Подожди секундочку, — сказал он, — А откуда ты наешь, что мы единственная цивилизация, которая когда-либо существовала на нашей планете?»

Мне потребовалось несколько секунд на то, чтобы поднять с пола отвалившуюся челюсть. Конечно, я шел в офис Гэвина готовый закатывать глаза при упоминании «экзо-цивилизаций». Но цивилизации, о которых он спрашивал, могли существовать много миллионов лет назад. Сидя здесь и глядя внутренним взором в огромный эволюционный телескоп на прошлое Земли, я почувствовал что-то вроде временного головокружения. «Да, — пробормотал я, — А возможно ли, что так давно в прошлом у нас здесь уже существовала индустриальная цивилизация?»

Мы больше не возвращались к вопросу иных цивилизаций. Но с этого первого разговора началось новое исследование, которое мы недавно опубликовали в «Международном журнале астробиологии» (International Journal of Astrobiology). И хотя никто из нас не понимал этого в тот момент, но глубокий вопрос Гэвина приоткрыл окно не только в прошлое Земли, но и в наше собственное будущее.

Мы привыкли представлять вымершие цивилизации в виде затонувших статуй и подземных руин. Такого рода артефакты, оставшиеся от прошлых человеческих обществ хороши, если вас интересуют временные рамки лишь в несколько тысяч лет. Но как только вы отмотаете время назад на сотни миллионов лет, все становится гораздо сложнее.
Collapse )
Но здесь есть одна сложность. Если промышленная деятельность более раннего вида была кратковременной, возможно, нам будет нелегко ее увидеть. Всплески в PETM главным образом показывают нам те временные периоды, когда Земля реагировала на «раздражители», а вовсе не обязательно на временной период, когда, собственно, сам этот раздражитель действовал. Таким образом, для выявления по-настоящему краткосрочного события по древним отложениям, могут потребоваться особые инновационные методы обнаружения. Иными словами, если вы конкретно не будете его искать, вы можете его и не увидеть. Понимание этого, возможно, стало самым конкретным выводом нашего исследования.

Нечасто пишешь статью, где излагаешь теорию, которую не поддерживаешь. Гэвин и я не верим, что на Земле когда-то в палеоцене жила цивилизация возрастом в 50 миллионов лет. Задаваясь вопросом, можем ли мы «увидеть» следы существования древней индустриальной цивилизации, мы были вынуждены поднять и вопрос родовых воздействий любой цивилизации на планету. Именно это и есть астробиологическая перспектива климатических изменений. Построение цивилизации подразумевает, что вы собираете энергию планеты и заставляете ее выполнять работу (работу по построению цивилизации). В тот момент, когда цивилизация действительно достигает планетарного масштаба, она сама начинает влиять на планетарную систему, которая дала ей жизнь (воздух, воду, горные породы). Это в особенности справедливо для молодых цивилизаций вроде нашей, которые все еще карабкаются по лестнице технологических возможностей. Другими словами, за все надо платить. И хотя некоторые источники энергии будут иметь меньшее воздействие — например, энергия солнца по сравнению с ископаемым горючим — все равно невозможно вырастить глобальную цивилизацию, совсем не оказав влияния на планету.

Когда вы осознаете, увидев климатические изменения, что нужно искать какие-то менее агрессивные способы добычи энергии, то начинаете оказывать меньше влияния на планету. Так что, чем более экологически сознательной становится ваша цивилизация, тем меньше следов вы оставите для будущих поколений.

Вдобавок ко всему, наша работа приоткрыла потенциальную возможность того, что на некоторых планетах, возможно, существуют циклы цивилизаций, основанные на использовании ископаемого топлива, которые создаются и разрушаются. Если цивилизация использует ископаемое топливо, климатические изменения могут привести к тому, что уровень кислорода в океане сильно упадет. Такие низкие уровни кислорода в океане, называемые «океанической аноксией», способствуют созданию условий, при которых образовывается разное ископаемое топливо, в первую очередь нефть и уголь. Таким образом, одна цивилизация, пришедшая к гибели, может подготовить почву для существования новой цивилизации в будущем.

Задаваясь вопросом о цивилизациях, затерянных во времени, мы также интересуемся, не могут ли существовать некие универсальные правила, которым подчиняется развитие всех биосфер во всем их разнообразном потенциале, включая возникновение цивилизаций. Даже и без гоняющих на пикапах жителей палеоцена мы только начинаем понимать, как богат, возможно, этот потенциал.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Кто не мечтал управлять своим сном?

логотип slate.frSlate.fr, Франция
Кто не мечтал управлять своим сном?
04.08.2018 123005
Рок Морин (Roc Morin)
Осознанные сновидения означают полное понимание человеком того, что он находится во сне.

«Чем больше я отдаляюсь, тем ближе к тебе», — писала мне Алекс.
Collapse )
Разум неспособен принять небытие и постоянно обрисовывает контуры пустоты. Смерть становится непреодолимой рекой, стеклянной стеной, грубой ложью.

Осознанные сны
«Алекс снилась мне годами. Сны были разными, но их тема оставалась неизменной: мне не удавалось добраться до нее. Но однажды ночью я осознал себя во сне. И все изменилось».

Доктор Кит Хирн (Keith Hearne) связывает осознанное сновидение с полным пониманием человеком того, что он находится во сне. Это осознание сразу же меняет расклад: вместо того чтобы наблюдать за сном как зритель, вы внезапно получаете возможность влиять на его содержание и направление.

Об этом явлении писали Аристотель и Будда. Осознанные сновидения прослеживаются в египетских иероглифах и традициях австралийских аборигенов. Индуистское священное писание VI века до н.э. приравнивает осознанные сновидения к божественности (это перекликается с подходом многих современных адептов): «Во сне божество занимается разными вещами, принимая множество форм: развлекается с женщинами, смеется или же наблюдает ужасные вещи».

Среди ученых эта концепция долгое время считалась мифом, пока Кит Хирн не доказал обратное. 12 апреля 1975 года в 8:07 экспромтом Алан Уорсли (Alan Worsley) отправил Хирну письмо после осознанного сна.
Collapse )
Он начинает с того, что советует клиентам вести дневник снов: это первый шаг на пути к осознанным сновидениям. Дневник помогает укрепить связь между сознанием и подсознанием, и сон может быть изучен, если его мотивы повторяются. Каждая тема становится поводом для проверки действительности. «Пациент понимает, что всегда видит во сне полицейских. В результате каждый раз, когда он видит полицейского днем, для него становится поводом задуматься, не спит ли он. В конечном итоге пациент задается этим вопросом во сне». Одни сновидцы советуют проверять действительность, стуча указательным пальцем по ладони, другие предлагают зажать нос и попытаться сделать вдох, третьи подпрыгивают, чтобы понять, левитируют ли они. Все это позволяет мгновенно сориентироваться.

Если для осознания сна необходим скептицизм, то для его удержания требуется вера. Это прекрасно объясняет лондонский терапевт Клэр Джонсон, которая работает с осознанными сновидениями: «Если вы боитесь, что за углом скрывается монстр, то можете быть уверенными, что он там и правда окажется. Если вы боитесь, что дверь не откроется, она точно будет заперта». Если вы верите, что можете летать — у вас все получится. Только вот если вы начнете сомневаться, то упадете. Во сне разум формирует действительность.

Джонсон и Грин учат пациентов проявлять во сне уверенность. Спящему не нужно бежать от кошмаров и идти им навстречу. «Все, из чего состоит сон — часть нас», — утверждает Джонсон. Все живое и представляет собой послание. «Вместо того чтобы бежать от чудовища, повернитесь и встретьтесь с ним лицом к лицу. Предложите ему любовь. Подарите что-нибудь. Спросите, чего оно хочет».

Грин говорит о ветеране Вьетнама, чей лучший друг погиб рядом с ним во время перестрелки. Он на протяжении полувека периодически вновь переживал это в кошмарах, пока терапевт не научил его, как можно переписать сценарий. Когда ветеран вновь увидел этот сон, сон стал осознанным. «Вставай, — сказал он умирающему другу. — Война закончилась. Идем домой». Раненый солдат улыбнулся, и они вместе ушли с поля боя. Больше этого кошмара он не видел.
Collapse )
Несмотря на все усилия, Кристину периодически одолевали кошмары. Терезу задушили ее собственным платком, и по ночам Кристине снилось, что с ней происходит то же самое. Ей без конца снились серийные убийцы. Иногда появлялась Тереза и приветствовала племянницу жуткой улыбкой.
Тем не менее все наладилось в одном из снов, когда Кристина лежала где-то в темном подвале в глубинах своего подсознания. Над ней склонилась страшная фигура. Как всегда, ее должны были изнасиловать и убить.
Только вот Кристина осознала себя. «Я начала издеваться над ним, — вспоминает она. — Я кричала: „Давай! Убей меня, урод!" И он не смог. У него даже не было эрекции. Это было смешно и отвратительно, но в то же время волшебно.
В конце я сказала: „Это все, на что ты способен?" Или что-то вроде того». Кристине больше не снилось, что ее насилуют и убивают.

По словам Джонсон и Грина, успешные результаты, как в случае Кристины и ветерана, довольно часты. «Если вы рассматриваете сон как послание подсознания, которое пытается достичь вашего разума, благодаря осознанному сновидению оно, наконец, доходит до адресата, — объясняет Грин. — После этого не остается никаких причин для повторения сна. По крайней мере, именно это мы наблюдаем на постоянной основе».

Терапия
Эти терапевтические методы настолько эффективны, что после победы над естественными кошмарами некоторые начинают создавать собственные. Одна из любимых методик Джареда Зейзеля (Jared Zeizel) заключается в вызове отрицательной версии себя самого, которая воплощает его страхи и позорные порывы. «Я называю его Темным Джаредом, — смеется он. — Это мой темный и злой клон. Когда появляется Темный Джаред, я воплощаю Светлого Джареда и провожу отбор положительных и отрицательных сторон моей личности».
Collapse )
Лауреат Нобелевской премии по физике Ричард Фейнман (Richard Feynman) рассказывал похожие вещи о собственных осознанных сновидениях в 1940-х годах. После месяцев прогресса Фейнман внезапно решил во сне, что осознанность связана с тем, что он спит на медном бруске, который нарушает работу зрительной коры мозга. В результате он выбросил во сне этот медный брусок, но с тех пор у него больше не было ни одного осознанного сновидения. По его словам, мозгу надоело вмешательство в процесс сна и «он придумал объяснение, почему ему это больше недоступно».

Увлеченность Фейнмана этой смесью сна и действительности разделяли также некоторые его коллеги, в том числе Вольфганг Паули (Wolfgang Pauli) и Альберт Эйнштейн (Albert Einstein). Эйнштейн говорил, что в подростковом возрасте у него был сон, который он запомнил навсегда: «Я катался с друзьями ночью на санках. Я начал катиться вниз с холма, и санки ехали все быстрее и быстрее. Я ехал так быстро, что ощутил, что приближаюсь к скорости света. Я поднял голову и увидел звезды. Они отражали невиданные раньше цвета. Меня охватил страх. Я понял, что некоторым образом вижу смысл моей жизни». Пережитое стало источником вдохновения для его теории относительности. «Всю мою научную карьеру можно свести к размышлениям об этом сне», — говорил он в последние годы жизни.
Collapse )
Томас Пейсель (Thomas Peisel) вспоминает собственный путь к осознанным сновидениям, который привел его в буддизм: «Бодрствование во сне — это как ярмарка. Когда начинаешь осознавать себя, хочешь прокатиться на всех аттракционах. Только вот если ты побывал в парке тысячу раз, интерес к ним пропадает. В конце концов возникает вопрос, кто построил парк и зачем».

Ответ на него он нашел в своих снах. «Перед моими глазами предстал целый город: люди и дома до самого горизонта. Тогда я сказал себе: «Я во сне, но и сон во мне». Все это напоминает священные буддистские тексты: «Все — бог. Бог скрывается в форме облака, дерева, тебя и меня».

Алекс умерла дважды. В первый раз — в реальной жизни, а во второй раз — в моих снах. Одна действительность стала отражением другой. «Ты заходишь слишком далеко, — как-то сказала мне она во время одного особенно реалистичного сна. — Тебе не стоит быть здесь». После этого случая Алекс стала появляться реже, причем обычно на второстепенных ролях: в массовке, силуэт в окне. В конце же меня охватила амнезия. Мы могли столкнуться с ней в толпе, извиниться и пойти дальше как ни в чем не бывало. Тот разговор был для нас последним.

Хотя она снова исчезла, воспоминания из моих снов сгладили чувство утраты. Мне вспоминается ее письмо из реальной жизни, в котором она пишет, что мы оцениваем расстояния в зависимости от того, насколько понимаем их. Чем больше наше понимание, тем меньше дистанция и тем реальнее сны. Какое-то время мы были вместе в иллюзии: два существа, порожденные грезами одного разума.
Collapse )