August 15th, 2018

Отпуск июнь 2015

(no subject)

«Мои проповеди — простые»: как Эдуард Успенский придумывал своих героев
14 августа на 81-м году жизни умер Эдуард Успенский. Детский писатель был автором лёгших в основу знаменитых советских мультфильмов книг о приключениях Чебурашки и крокодила Гены, дяди Фёдора и кота Матроскина в Простоквашино
Collapse )
Успенский — автор более 80 книг, среди которых как продолжение рассказов о приключениях в Простоквашино, так и история крокодила Гены и Чебурашки, «Про Веру и Анфису», а также «Следствие ведут колобки», которые впоследствии легли в основу мульфильмов, где Успенский выступил в качестве сценариста. Также по его произведениям были сняты два художественных фильма — «Там, на неведомых дорожках» и «Год хорошего ребёнка».

После успеха книг про дядю Фёдора Успенский много работал на телевидении: читал свои рассказы, был ведущим программ «Спокойной ночи малыши», «АБВГДэйка» и программу авторской песни «В нашу гавань заходили корабли», в 2000 году получившая ТЭФИ.


Эдуард Успенский и журналист Элеонора Филина (в центре) на съемках новогоднего выпуска программы «В нашу гавань заходили корабли» на ТВС с певицей Тамарой Гвердцители (слева). 20 декабря 2002 года

Кроме работы над собственными книгами, Успенский занимался переводами. «Мои произведения — это проповеди. Каждый раз, когда я хочу что-то сказать ребятам, я начинаю придумывать повесть. А она требует героя.
Крокодил Гена — это проповедь о том, что есть животные и они полноправные члены сообщества на Земле.
Дядя Федор — проповедь «Давайте детям больше свободы».
Все проповеди очень простые: всегда должно быть уважение к матери, к родине (необязательно к государству), к учителю, ко всему живому. Их всего штук пять-шесть.

Когда проповеди кончились, я начал работать на заказ», — рассказывал он в интервью.

Успенский был трижды женат. У него было трое детей. Третьей супругой писателя была его соведущая в программе «В нашу гавань заходили корабли» Элеонора Филина. А образ известной старухи Шапокляк, по признанию самого писателя, он частично списал со своей первой жены.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Экономика становится более концентрированной (читай монополизированной) и менее конкурентоспособной

Больше денег — больше проблем
Экономика становится более концентрированной (читай монополизированной) и менее конкурентоспособной, — считают эксперты «Экономиста».

14.08.201831254
Нана Яковенко
В материале, посвященном проблемам экономики Великобритании, аналитики издания рассуждают о настоящем и будущем нынешней системы капитализма. В частности, авторы опубликованной статьи, замечают, что британцы все больше склоняются к мнению, что капитализм перестает функционировать так, как должен. И разве можно, говорят они, винить британцев за это мнение? Показатель средних реальных доходов населения все еще отстает от уровня, на котором он находился перед финансовым кризисом 2007-08 годах. Коммерческие инвестиции ничтожно малы, а рост производительности труда пугающе низкий. Лидер Лейбористов Джереми Корбин (Jeremy Corbyn) считает, что сегодняшний капитализм — это «фальсификация», и кстати, ровно то же определение использовал один из наиболее заметных политиков, министр окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства, консерватор, Майкл Гоув (Michael Gove). И как замечают эксперты «Экономиста» (Economist), в чем- то эти непохожие политики правы. Крупнейшие компании из целого ряда секторов экономики Великобритании за последнее время нарастили свое влияние на рынок. Это обстоятельство позволяет им устанавливать более высокие цены за относительно стандартные услуги, а сотрудникам выплачивать более низкие зарплаты.

Самые ожесточенные дебаты относительно проблемы влияния на рынки идут в США. Аналитики «Экономиста» еще в 2016 году провели исследование, которое продемонстрировало, что две трети отраслей американской экономики в 2000-х годах стали более концентрированными. Крупные компании забирают основную долю от общего объема доходов производственных отраслей. А тот факт, что американские компании захватили рыночную власть, естественно, привело к скачку корпоративных доходов.

Эксперты «Экономиста» считают, что существуют все основания полагать, что британский случай имеет общие черты с американским. Разделив британскую экономику на чуть более 250 подсекторов, — от консультирования по вопросам управления до частной безопасности, подсчитано, что за последнее десятилетие 55% этих секторов стали более концентрированными, а доля четырех крупнейших компаний в общих доходах каждого из секторов еще больше увеличилась.
Если разделить экономику на более чем 600 микро-отраслей — от «деятельности трастовых фондов, инвестирующих в недвижимость» до, скажем, "выращивания верблюдов и верблюжат«- результаты все равно будут практически идентичными: 58% этих отраслей сталкиваются с возросшим доминированием наиболее крупных компаний этих секторов. И это лишь означает, что «разведение верблюдов» стало более концентрированным, нежели банковский сектор.

Доклад, опубликованный 26 июля аналитическим центром «Фонд Резолюции» (Resolution Foundation), провел исследования по своей методике, и при этом были сделаны аналогичные выводы: с начала 2000-х годов экономика стала более концентрированной.

Почему так происходит? Как считают авторы книги «Капитализм без капитала» (Capitalism without Capital) Джонатан Хаскел (Jonathan Haskel) и Стиан Уестлэйк (Stian Westlake), одной из причин является то, что инвестиции в нематериальный капитал — например, в программное обеспечение и управленческие практики — стали неотъемлемой частью современной экономики. Особенно это касается Великобритании, в экономике которой заметно преобладает сектор услуг. Нематериальные активы позволяют компаниям расти крайне быстро. Фирма, пишущая компьютерный код, может по нажатию одной клавиши экспортировать его в любую точку мира за считанные секунды. Менее производительные предприятия испытывают трудности в попытках перенять подобные инновационные подходы, что ставит их перед выбором оставаться малым бизнесом или вовсе отказаться от борьбы за свою долю на рынке.

Масштабные процессы слияния компаний, очевидно активизировали тенденции в сторону концентрации экономики. За последние 20 лет объем зафиксированных в Великобритании операций по слиянию и поглощению с участием местных компаний составил около пяти триллионов долларов. А если скорректировать этот показатель с учетом размера экономики, то получается значение почти на 50% превышающее аналогичный показатель даже в США (хотя в Великобритании процент слияний с участием иностранных компаний, которые не увеличивают концентрацию, несколько больше).

Концентрация, как считают эксперты «Экономиста», это не всегда плохо. Рынок розничных торговых сетей Великобритании практически полностью распределен между несколькими крупными игроками, при этом им удается предоставить потребителю низкие цены, — ведь у этих гигантов большие возможности, позволяющие существенно экономить на издержках благодаря масштабам производства. Однако, по мнению экспертов, исторические свидетельства не добавляют уверенности. В своем исследовании 2012 года Николас Крафтс (Nicholas Crafts) экономист, профессор университета Уорвик (University of Warwick) высказал мнение, что высокая концентрация экономики, наблюдавшаяся в Великобритании в период 1930-1970, частично объясняется низкими темпами роста производительности труда. (Присоединение в 1973 году к Европейскому экономическому сообществу позволило улучшить ситуацию за счет повышения уровня конкуренции).

«Экономист» констатирует, что сумма фактов говорит о том, что сегодня потребители, все же, оказываются в проигрыше. Ученые Жан де Лекер (Jan De Loecker) из университета Левена (University of Leuven) и профессора Университетского колледжа Лондона (University College London), Жана Экхута (Jan Eeckhout) на примере британских компаний изучили эффект влияния ценовой политики на рынок и проанализировали формирование наценок (т.е. розничные цены за вычетом издержек производства).
Согласно данным ученых, начиная с 1980 года средней уровень наценки в Великобритании вырос значительнее, чем в Европе или Северной Америке. Все больше компаний устанавливают крупные наценки и все меньше, практически единицы, сохраняют приемлемый уровень. Другими словами, потребители платят больше, чем они должны.
Эндрю Таера (Andrew Tyrie), новый глава антимонопольной службы, чрезвычайно беспокоит тот факт, что компании в определенных секторах буквально «грабят людей и пользуются их незащищенностью».

«Экономист» замечает, что в отличие от США, процесс установления цен британскими компаниями довольно сложно проследить по данным национальных счетов. Отношение совокупных корпоративных доходов к ВВП в Великобритании существенно выше его долгосрочного исторического среднего уровня, но этот показатель никогда не достигал такого размера, как недавний скачок корпоративной доходности, который наблюдается на другой стороне Атлантики.

Эксперты «Экономиста» замечают, что британская ситуация более «изощренная». Распределение гигантских доходов все более ассиметрично: успешные компании получают более высокую прибыль, а остальные вынуждены мириться с ее сокращением. А это, в свою очередь, приводит к тому, что становится все сложнее выходить на рынки и конкурировать с успешными компаниями. В 70% отраслей показатель выхода на рынок новых компаний в 2007-14 годах сократился. Компании, которые не боятся конкуренции, не могут предложить лучшего сервиса или самых низких цен.

Кроме того, непонятно, как именно концентрированная экономика влияет на трудящихся. Факты говорят о том, что чем влиятельнее становятся компании на рынке, тем с большей вероятностью они постараются избежать предложения более высоких зарплат, поскольку у рабочих остается меньше профильных альтернативных предложений за счет сокращения количества конкурентов, — и очевидный пример тому, США.
Исследование Фонда Резолюции исходит из того, что на всей территории Великобритании крупнейшие компании в настоящее время обеспечивают работой меньшее число трудящихся, чем в начале 2000-х. Как бы все не объясняли экономисты, очевиден тот факт, что сегодня в Великобритании доля заработной платы в ВВП за тот же период сократилась.
Collapse )