August 18th, 2018

Отпуск июнь 2015

Центробанки предупреждают о хаосе после отказа от бумажных денег

Politico, США
Центробанки предупреждают о хаосе после отказа от бумажных денег
17.08.2018 393268
Лоуренс Церулус (Laurens Cerulus), Кэт Контигулья (Cat Contiguglia)
Центральные банки Европы предупреждают, что постепенный отказ от бумажных денег, который происходит во многих странах, — это серьезная угроза для финансовой системы. Ведь большая зависимость от электронных платежей делает ее уязвимой перед катастрофическими сбоями в случае кибератак.

Регуляторы настаивают, что технологические ошибки и систематические атаки доказывают необходимость сохранения в обращении наличности. Кроме того, они подчеркивают, что в безналичном мире наиболее уязвимые группы населения станут отчужденными от всех других.

Исследование Европейского Центрального Банка показало, что почти 80% всех платежей в еврозоне осуществляются с помощью наличных. Однако, некоторые страны, такие как Эстония, Нидерланды и Финляндия, полагаются на электронные платежные системы в 50% от всех транзакций. В Швеции в магазинах наличными рассчитываются только в 13% случаев. А больше половины отделений банков в стране даже не держат бумажных денег.

«Кто-то из России, Китая или еще откуда-то легко может отключить электронную систему. Наличные можно спрятать в машине, в котле, где угодно», — сказал председатель лоббистской группы за сохранение наличных денег в Швеции и бывший глава отдела по борьбе с преступностью Интерпола Бйорн Эрикссон.
«Я вижу рост беспокойства в моей стране по поводу того, что произойдет, когда кто-то решит отключить их от электронной системы. Как тогда сохранить общество активным?» — добавил он.
Центральные банки наблюдают за процессом перехода на электронные расчеты и нервничают. «Все чаще центральные банки настаивают, что наличные тоже должны играть свою роль. Мы не видим возможности для полностью безналичного общества, — сказал глава Австрийского национального банка Эвальд Новотны. — Если, к примеру, исчезнет электроснабжение, наличность окажется единственным способом платежа, который уцелеет».

В Нидерландах тоже поддерживают настроения за сохранение бумажных денег. «Нас атакуют каждый день», — сказала директор по вопросам платежей Центрального банка Нидерландов Петра Хейлькема, которая отвечает за кибербезопасность, добавляя, что «наличность обеспечивает доверие».

Кроме киберугроз, критики перехода в безналичное общество указывают на то, что уязвимые группы населения, такие как пенсионеры и люди с инвалидностью, полагаются на бумажные деньги больше, чем кто-либо другой. Перебои в работе платежной системы Виза в июне, которые произошли из-за технических проблем, дали небольшой, но реальный шанс проверить все риски, настаивает профессор по кибербезопасности ирландского Университета Ульстер Кевин Курран.
Клиенты во всем Евросоюзе не могли платить за товары и услуги. Поэтому, по словам Куррана, они поняли, что «зависят от запасного плана». «Когда в поезде предлагают еду, а рассчитаться картой нет возможности, единственные, кто может что-то съесть — это люди с наличными», — добавляет он.

Движение в направлении отказа от наличных денег происходит частично из коммерческих соображений, поскольку бизнесы переходят только на электронные расчеты ради эффективности и в ответ на требования клиентов.
Некоторые правительства поощряют переход на электронные услуги, потому что они видят в этом решение проблем с отмыванием денег и налоговым мошенничеством. Кроме того, это позволяет повысить конкуренцию в финансовом секторе. Другие утверждают, что электронные платежи защищают людей от ограблений. Также электронные деньги нельзя потерять.

В отчете за март Министерство финансов Великобритании описало возможности для правительства страны по поддержке электронных платежей. Новое законодательство в королевстве уже запрещает взимать комиссию за использование карт или электронных платежных систем и позволяет финтех-компаниям предоставлять услуги быстрых платежей клиентам без посредничества банков. Желание обуздать преступность также подтолкнуло Европейский центральный банк отказаться от выпуска банкнот номиналом в 500 евро в 2016 году, несмотря на острую зависимость Германии от наличности.

В немецких магазинах в более чем 50% случаев рассчитываются бумажной валютой, в то время как картами — в 25,5%. Мобильные платежи не составляют даже 1%. Но чиновники настаивают, что наличность должна сохранить присутствие в экономике. Министерство финансов Великобритании исследует вопрос, как обеспечить сохранение доступа и защиты для тех, кому необходимо использование наличности. В Швеции суд постановил, что общественные организации должны принимать бумажные деньги. А шведское правительство в этом году решило, что Центральный банк должен требовать, чтобы в отделениях банков всегда была наличность.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Дух дефолта

Дух дефолта вернулся
Нынешний режим построен на развалинах прежнего, сметенного крахом 1998-го. И сейчас он начал вести себя с такой же самонадеянностью.
Сергей Шелин Обозреватель ИА «Росбалт»

Двадцатилетнюю годовщину «черного августа» 1998-го отмечают довольно широко. О ней многим вдруг захотелось вспомнить. Что, на первый взгляд, странно. Ведь через несколько лет после дефолта, на пике жирных нулевых, о нем почти забыли.

В этой забывчивости был свой смысл. Все новые отряды сограждан приобщались к тогдашнему процветанию. А те, кого оно не коснулось, и в 1998-м не держали ни долларовых счетов, ни государственных краткосрочных облигаций (ГКО).

И вот сейчас о давнем дефолте заговорили с таким интересом, будто это свежая новость. Видимо, люди начинают улавливать в атмосфере нечто смутно похожее на то, что носилось в ней накануне тех событий.

Казалось бы, никакого сходства с тогдашними раскладами нет. Двадцать лет назад обвал произошел из-за того, что, во-первых, режим отстаивал нереально высокий курс рубля (валютный коридор), выкинув на его поддержание последние запасы долларов, и во-вторых, не мог больше удерживать на плаву систему ГКО, которая из инструмента покрытия бюджетного дефицита превратилась в насос, выкачивающий чуть не все бюджетные доходы в пользу группы спекулянтов.
Collapse )
«Я дал себе слово… А свое слово я уважаю… У тебя каприз, а я дал себе слово!» Так рассуждал комический герой в одной популярной советской пьесе. Так рассуждало начальство в преддефолтные месяцы 1998-го. Но так рассуждает и начальство сегодняшнее. Оно тоже дало слово, причем не одно, и очень эти свои слова уважает.

Сперва оно пообещало себе сохранять на нынешнем уровне, а по возможности и увеличивать силовые траты, размер которых таков, будто Россия ведет крупномасштабную войну. А три месяца назад оно дало себе еще одно обещание — в форме «майского указа», который предписывает развивать страну, строить дороги и прочие объекты, изыскав для этого, как сразу подсчитали, полтора—два триллиона добавочных рублей ежегодно.

Понятно, что эти начинания обернуть вспять действительно трудно. Ведь военные заказы давно распределены. Средства на развитие страны тоже уже почти поделены. Естественно, между магнатами — не искать же других желающих ее развивать. Кто-то готовится строить самую дорогую в России автостраду, ведущую в Сочи. А кто-то просит денег на супермост с материка на Сахалин. Не спрашивайте, окупится ли объект. Для кого надо, очень даже окупится.

Урезать все эти щедроты, повторю, трудно. Хотя и можно. Силен еще Кремль, и приказ вождя весит много.
Collapse )
То же самое и на домашних фронтах. Ухудшение внешних и внутренних условий вроде бы диктует необходимость умерить казенные амбиции и аппетиты и хотя бы не ломать то, что работает.

Но данное себе слово заставляет начальство придумывать все новые способы выжимания денег из страны, несмотря на всю несвоевременность этого занятия.

Экономия на пенсионерах. Ловля добавочных доходов на всех участках и любыми способами. Авральное «обеление» экономики, приводящее к массовому закрытию серых бизнесов, которые производили общественно полезные товары и услуги и кормили миллионы работников. Даже сами мишени примерно те же, по которым били накануне дефолта в отчаянных попытках наскрести денег в бюджет.

Как тогда, понемногу доходит очередь и до магнатов. План президентского помощника Андрея Белоусова частично раскулачить некоторые высокодоходные бизнесы (металлургические и прочие) интересен самим фактом своего появления, даже если и не будет исполнен.

Понятно, что речь тут не о наделении деньгами бедных, а об изъятии излишков у одних магнатов в пользу других, более близких к телу. Похожие вещи происходили и в 98-м, который покончил с одними миллиардерами, но поднял других. Не говоря уже о том, что именно Белоусов считается человеком, который скомпилировал текст майского указа, и его карьера завязана на то, чтобы «данное самому себе слово» было исполнено, что бы вокруг ни происходило.

Мы не видим буквального повторения преддефолтного сценария, хотя несколько точек соприкосновения найти легко. Очень многое сейчас устроено иначе, и прогнозировать близкий финансовый крах, пожалуй, нет причин. Но возвращение не только преддефолтной атмосферы, но и многих преддефолтных ситуаций, очень впечатляет.

Высшая наша власть, давая себе полную свободу во внешних и внутренних делах, применительно к экономике и финансам много лет вела себя осмотрительно и проводила свои начинания не то чтобы хлопоча о развитии страны, но все же с оглядкой на действительность. И вот перестала оглядываться. Плохая примета.
Collapse )