August 26th, 2018

Отпуск июнь 2015

Власть, вера, религия и достоинство

Достойно ли христианство человека?
25 Август 2018
Яков Кротов
Почему гуманизм, высоко ценящий людей, пока не победил христианство с его проповедью смирения?

Атеизм верует в то, что человек способен к милосердию и потому обладает достоинством, христианство - в то, что человек обладает достоинством, даже если он немилосерден.
Атеизм надеется: если исполнять свой долг, надежды станут реальностью, христианство: надежда начинается там, где люди бессильны исполнить свой долг, но за них его исполняет Творец.
Атеизм исповедует троицу "человек-власть-свобода"; человек должен научиться властвовать над собой.
Христианство считает: и недостойные могут властвовать, главное - чтобы власть не перевешивала свою и чужую свободу.

Яков Кротов: Сегодня в нашей студии два полюса современного российского общества. Один - это христианский полюс: с нами христианский философ Олег Чуб, который много лет издавал замечательный альманах "Совесть", начатый академиком Дмитрием Лихачевым. И у нас в студии представитель секулярного, светского, атеистического гуманизма Геннадий Бурбулис, создатель школы "Достоинство" и крайне интересного учения о меритократии.
Collapse ) власть - неотъемлемая часть свободного общества и личности. И вера, духовность, нравственность - базовые условия той меритократии, того достоинства, о котором я мечтаю сегодня.

Олег Чуб: В христианской теологии есть такое понятие, как "генезис" - самоумаление, самоограничение Спасителя перед лицом человечества.

Яков Кротов: Перед ногами апостолов - встал на колени и стал мыть ноги этому апостолу Петру. Вот это умаление!

Олег Чуб: Мы говорим о более широком контексте - допустим, Бердяев писал об этом. Мне кажется, что власть в России, к сожалению, никогда не руководствовалась этим правилом, за исключением небольшого периода перестройки, 90-х годов. И коли уж вы вспомнили великого князя, то так же уходил от власти Борис Ельцин. Именно в 90-е годы этот генезис, если говорить в христианской терминологии, был явлен максимально - в области гражданских прав, СМИ и так далее.

Яков Кротов: Господь Иисус действительно встал на колени, вымыл ноги и сказал, что "это у вас цари и князья господствуют, властвуют, а вы служите". И Петр же выбран, потому что он - самый склочный, вздорный, не сдержанный на язык, троекратно совершивший страшнейшее предательство: Иуда предал один раз, а этот трижды, то есть "кратос", власть вручена недостойнейшему. Вот это парадокс христианства.

Спасение каждого из нас в отдельности и всех вместе - это возрождение света духовности
Геннадий Бурбулис: Я не имею права говорить, что это изъян христианства. Я хочу пригласить в союзники уважаемого Далай-ламу. По большому счету, учение меритократии базируется и на буддистской культуре. Сегодня Далай-лама на весь мир, как может, доказывает шепотом, вполголоса и своим зычным криком: все религии, так или иначе, лишают людей жизненной опоры, потому что они в разной форме внеэтичны. И спасение каждого из нас в отдельности и всех вместе - это возрождение света духовности, света признанности человеческой жизни как священного дара, и не обязательно с каких-то небес и от какого-то чудодейственного посланника. Это дар жизни как чудо и таинство.
Будущее человечества (а мы неумолимо катимся к некоторым чрезвычайным испытаниям, и они с каждым днем все наращиваются и наращиваются), на мой взгляд, заключается в признании личности каждого человека достойной нормальной жизни в обществе себе подобных, без долгого, многолетнего, бессмысленного спора одной религиозной доктрины с другой, тем более - внутри христианства. Сколько можно разбирать один Собор, второй Собор, третий Собор...

Яков Кротов: Сколько нужно, столько и можно. (смеются) Но вы же не цитируете патриарха Алексия или патриарха Кирилла, с которыми вы, я думаю, знакомы, вы цитируете Далай-ламу 2018 года, а не Далай-ламу 1718-го. Вы цитируете того Далай-ламу, который полностью лишен какой бы то ни было земной власти. Вот китайцы лишили его власти, и он теперь действительно обрел власть духовного достоинства.

Геннадий Бурбулис: Не надо столь упрощенно ассоциировать власть с властью, которая предполагает насилие, управление и подчинение. Наше учение говорит, прежде всего, о той власти, через которую человек обретает свободу и дорожит этой свободой в каждом другом человеке. Далай-лама не лишился власти, он лишился опасной привязки к какому-то своему явочному буддистскому историко-культурному образцу, и я его горячий союзник.
Если у нас с вами хватит терпения встретиться здесь через несколько лет, мы будем иметь немножечко другую картину в мире.

Яков Кротов: Православный философ согласен?

Олег Чуб: Я думаю, что здесь речь идет в первую очередь о власти человека над собой.

Яков Кротов: По-моему, секулярный гуманист и христианский философ все-таки сошлись: менять надо, прежде всего, представление о власти. Веры разные - религия и вера в человека, связующее звено - дух, который дышит и в атеистах, и в верующих.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Зачем правящим элитам ВВП?

Экономика протеста: валовой внутренний обман
Зачем правящим элитам ВВП
25.08.2018, 11:55
Экономический рост сегодня понимается как рост ВВП. Большинство населения, впрочем, может никак его не ощущать. И это не удивительно, поскольку ВВП, по сути, это идеологический инструмент правящих элит, оправдывающих свои цели общими интересами.

АЛЕКСАНДР ЗОТИН, старший научный сотрудник Всероссийской академии внешней торговли
Экономика растет, но вы этого не замечаете? Ничего странного. Фундаментом для послевоенного плутократического общества стал экономоцентризм: обществу стали навязывать экономические цели и практики, соответствующие интересам высших классов, но таким образом, чтобы это выглядело как интересы всех и каждого. Правительства практически всех стран мира ориентируются прежде всего на рост ВВП, который понимается как рост экономики в целом. Кроме того, возможны и другие цели — вроде снижения безработицы.
Collapse )
Чарльз Гудхарт, главный советник Банка Англии по денежно-кредитной политике, в 1975 году сформулировал правило:
любая наблюдаемая статистическая закономерность склонна к разрушению, как только на нее оказывается давление с целью управления экономикой.
То есть измерение ВВП, если ВВП становится целью, теряет свой изначальный смысл.
Интуитивно понять это нетрудно. Пример — известный рейтинг Doing Business. После того как этот рейтинг стал очень популярным, многие правительства стали обозначать цели по позициям в нем. И все в большей степени это стало подгонкой данных под методологию рейтинга, нежели реальным улучшением бизнес-климата в стране. Ведь целью является не сущность (улучшение бизнес-климата в стране), а оценка — подгонка данных под конкретную метрику (позиция в рейтинге).

Нечто подобное произошло и с ВВП. Будет ли для наших потомков спустя 100 лет важно, что мы выберем политику, ориентированную на экономический рост в 3% ВВП вместо 2%? Или политику, ориентированную на снижение неравенства?

Классический ответ мейнстримного экономиста будет примерно таким: потомки даже не взглянут на текущие споры о неравенстве, а вот рост на 3% в год вместо 2% будет означать фантастическую разницу в их благосостоянии.

Неравенство — одна из забытых экономическим мейнстримом проблем
Формула сложных процентов подразумевает, что эффект от замедления средних темпов роста быстро накапливается. Если ВВП растет на 4 % в год (темпы роста в США 1960-х), то его удвоение произойдет через 17 лет; если на 3 % в год, то через 24 года, если на 2%, то лишь через 35 лет.

Но здесь упускаются из виду распределительные эффекты, и это очень важно. Представим себе ситуацию, когда ВВП растет на 5% (дальнейшее описание грубое, но для иллюстрации подойдет). Нижние 50% по шкале распределения доходов получают рост доходов на 2,8% (скажем, с 50 руб. в час до 50,14 руб. с поправкой на инфляцию), средние 40% — 4,5% (со 100 руб. до 104,5 руб.), а высшие 10% повышают свой доход на 10% (с 350 руб. до 385 руб.). В то время как ВВП растет на 5%, 50% населения де-факто ощущают рост вполовину меньший.

Экономика протеста: рутинное сопротивление
В другом сценарии все еще хуже. В нем нижние 50% получают минус 4% (условно падение дохода с 50 руб. в час до 48 руб.), средние 40% — стагнацию доходов (нулевой рост), а верхние 10% — рост на 17% (с 350 руб. до 410 руб.). Цель по росту ВВП достигнута, скажут экономоцентристы-технократы, а кто от реализации этой цели в итоге оказался в выигрыше — вопрос, не заслуживающий внимания элит.

Экономисты Остин Клеменс и Хизер Бушей из Washington Center for Equitable Growth в своем недавнем исследовании Disaggregating growth показали, что вышеописанный сценарий не просто теоретическая конструкция, а вполне реальная ситуация. Например, в 1982, 1983, 1986 годах рост ВВП в США сопровождался падением доходов нижних 50%.
Collapse )
Экономика протеста: прекариат цифровой эпохи
Возможно, адекватной для Китая и в несколько меньшей степени для рыночных экономик метрикой экономического развития был бы чистый внутренний продукт (ЧВП, net domestic product — NDP). Согласно методологии National Income and Product Accounts, разработанной американским Бюро экономического анализа, ЧВП равен ВВП минус потребление основного капитала (в которое включаются списания непродуктивных инвестиций, что исключительно актуально для КНР). Оценок ЧВП Китая нет, но некоторые самые грубые прикидки предполагают, что ЧВП КНР ниже ВВП приблизительно на треть.

Альтернативы
Расчет ЧВП малоинтересен элитам, так как из него пришлось бы вычитать непроизводительные инвестиции. Адекватные сравнительные международные оценки отсутствуют, несмотря на многочисленные рекомендации экономических организаций (см., например, доклад комиссии Стиглица—Сена—Фитусси «Неверно оценивая нашу жизнь: Почему ВВП не имеет смысла? Доклад Комиссии по измерению эффективности экономики и социального прогресса»).

Другие измерения взамен «плутократической метрики экономического роста», как называет ВВП британский статистик Мартин Вил, мало кого волнуют.

Многогранность современного развития недоучитывается в ВВП
Тома Пикетти, знаменитый автор «Капитала в XXI веке», предлагает выбрать за отправную точку анализа чистый национальный доход, причем учитывать его изменение по отдельным децилям в распределении этого дохода.
Джейсон Фурман, бывший экономический советник президента Обамы, предлагает сделать акцент на медианной зарплате.
Дайана Койл считает, что необходимо провести статистическую реформу в два этапа. Сначала выкинуть из ВВП непроизводительные финансовые инвестиции и произвести поправку на распределение дохода. Потом вообще заменить расчет ВВП расчетом нескольких базовых активов общества.

Экономика протеста: новые левые
Однако пока плутократические варианты осмысления и оформления целей экономического роста вполне устраивают элиты, которые всегда могут сказать, что экономика благополучно растет, а те, кто почему-то не ощущает этого роста,— досадное исключение.
Collapse )