January 26th, 2019

Отпуск июнь 2015

Стиглиц: богатство в руках избранных - угроза демократии

Стиглиц: богатство, оказавшееся в руках избранных, — это коллективная трагедия, угрожающая демократии (La Repubblica, Италия)
Профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии по экономике считает, что «во всем мире растет неравенство, и правые правительства должны знать, что, урезая налоги для самых обеспеченных слоев населения, они усугубляют бедность и несправедливость»

25.01.2019293780
Эудженио Оккорсио (Eugenio Occorsio)
«Шестьдесят два богатейших человека владеют таким же объемом материальных ценностей, что и беднейшая половина населения Земли? Это огорчает, но не удивляет меня. Это прогрессирующая тенденция, которую невозможно остановить: в прошлом году объем ценностей самых богатых составлял не более 47%». Джозеф Стиглиц (Joseph Stiglitz), экономист Колумбийского университета Нью-Йорка, читает неутешительные факты исследования «Оксфам» и разделяет выводы, сделанные английской организацией, базирующейся в Найроби: «out of control», ситуация вышла из-под контроля.

«Об этом должны задуматься те, кто продолжает считать Америку образцом: эта череда бедствий уходит корнями именно в Соединенные Штаты». Стиглиц, получивший Нобелевскую премию в 2001 году за исследование «асимметричной информации», оказывающей влияние на рынки начиная с рынка акций (например, информация, получаемая топ-менеджерами и «обычными людьми»), многие годы занимается изучением неравенства и его разрушительного воздействия на социальное развитие и общественное благополучие: «Социальная несправедливость достигла такого уровня, что превратилась в угрозу для демократии всего мира».

«Репубблика»: Профессор, почему это так? Это связано со все более частыми случаями насилия в результате протестных движений, таких как «желтые жилеты» во Франции?

Джозеф Стиглиц: Не только, формы нападения на демократию более изощрены и коварны. Возьмем опять же Америку: здесь угроза принимает образ манипуляций избирательными округами, кто-то считает, что речь идет даже о мошенничестве, и в целом о психологической зависимости граждан от богатых. Как будто они должны командовать, потому что так надо в принципе, а не только на рабочих местах. Я называю это «менеджерским капитализмом».


— И сами менеджеры при этом зарабатывают в сотни раз больше своих служащих?

— К сожалению, это так. Не существует способа исправить эту тенденцию. Представьте себе, что закон Додда-Франка, реформа банковской системы, проведенная с целью избежать повторения крайностей и заблуждений, которые привели к финансовому кризису двухлетней давности, устанавливал весьма однозначные ограничения вознаграждения для генеральных директоров, в первую очередь это касалось банков. Это требовалось главным образом для прозрачности, чтобы акционеры имели предельно ясное представление о заработке управляющего. А лобби богатейших людей, которым помогали лучшие адвокаты, никогда не соблюдало этого предписания, пренебрегая им с момента публикации распоряжений, одним словом, оно отказалось принимать ограничения своего экономического могущества. Принцип акционеров «скажи и заплати» (say and pay) стал полной неожиданностью. Однако для очень многих неравенство представляет собой настоящую общественную трагедию: достаточно подумать об аспекте, вызывающем наибольшее беспокойство, — о здоровье.

— Из-за недоступности медицинского обслуживания для некоторых людей?

— Не только. Обескураживающая трагедия бедных стран очевидна всему миру. Но поговорим снова об Америке — стране, где, помимо голой статистики о ВВП, проживают 20 миллионов бедняков, из которых от 5 до 10 миллионов существуют в абсолютной нищете. Находящиеся сегодня у власти республиканцы добились уничтожения если не всей, то значительной части системы здравоохранения «Обамакэр» (Obamacare). Сегодня 13 миллионов американцев снова лишились бесплатной медицинской помощи. И все это диктуется большими корпорациями. Давайте теперь поговорим о налогах. В рамках налоговой реформы Трампа были снижены налоговые ставки для компаний, что наводит на мысли о помощи президента своим друзьям, но допустимо, потому что многие предприятия вновь стали инвестировать. При этом, однако, налоги не были повышены для самых богатых граждан, как того требует логика, зато их увеличили для среднего класса. В результате мы наблюдаем жесткое и масштабное обеднение населения.

— Вы приводите в качестве примера Америку, но проблема неравенства не ограничивается Соединенными Штатами, даже напротив.

— Разумеется, неравенство стало постоянной величиной в большей части мира. И беспрецедентной коллективной трагедией в развивающихся странах. Великобритания идет по американскому пути, в Германии дела обстоят несколько лучше. Только Австралия смогла ввести ограничительные законы и заставить людей соблюдать их: они усмиряют чрезмерное экономическое могущество лидеров промышленности.

— А Италия?

— Честно говоря, я не очень хорошо изучил итальянские процессы. Но расскажу вам об универсальном правиле. Правительства, особенно правого толка — а их в мире становится все больше и больше — должны быть осторожнее: неправда, что при снижении налогообложения в отношении богатых, какие-то преимущества получает население. Наоборот, зачастую бóльшая дерегуляция, особенно когда финансовая система преобладает над реальной экономикой, приводит к большему неравенству, а значит, к распространению бедности и несправедливости.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

The Economist (Великобритания): способен ли Китай стать научной сверхдержавой?

The Economist (Великобритания): способен ли Китай стать научной сверхдержавой?
Испытанию подвергнется гипотеза о том, что великая наука требует свободы мысли.

24.01.2019385764
Редакционная статья
Высадка на Луне, которую произвел китайский космический аппарат «Чанъэ-4» 3 января, уже не является достижением наивысшего порядка, как это было раньше. И индийские власти, и получающая хорошую поддержку израильская команда энтузиастов попытается осуществить аналогичные высадки на Луне в этом году, а в 2020 различные американские компании намерены заняться изучением лунных областей. Однако все эти проекты, осуществляемые не Китаем, будут разворачиваться на ближней к Земле стороне Луны, а значит, в пределах заботливого надзора находящихся на Земле наблюдателей — точно так же, как при предыдущих высадках на Луну, будь то американская, советская или — с 2013 года — китайская миссия.

Место же высадки аппарата «Чанъэ-4» в кратере Ван Карман расположено на дальней стороне Луны, где с космической техникой уже нельзя связаться по рации или увидеть ее при помощи телескопа. Приземление там и получение информации после этого возможно только с помощью хитрым образом расположенного там заранее спутника-ретранслятора. Другие страны думали об организации подобных миссий, но ни одна из них ни разу не осуществила таковой. Китай старательно укреплял свой потенциал, чтобы попасть туда, куда они не добирались, и теперь ему это удалось.

Китай умеет посылать подобные сигналы превосходства и готов сделать для достижения своей цели все, что требуется. Он хочет, чтобы мир — и его собственный народ — знали, что он — мировая держава, что он может похвастаться не только своей огромной экономикой, но и геополитическим влиянием и военной мощью, разнообразной «мягкой» властью, легендарным прошлым и славным будущим. Наука играет здесь огромную роль.
В Китае она расценивается, как и в других странах мира, как благородная цель и необходимая основа технологического развития. Руководители Китая рассматривают это развитие как ключевое не только для государственной экономики, но и для расширения военной мощи и социального прогресса. Им нужна такая наука, которая поможет Китаю проецировать свою власть и предлагать решение конкретных проблем своего народа. Они хотят найти новые источники чистой энергии и обрести свободу от ограниченности в ресурсах. Благодаря небывалой научной квалификации страны такие амбиции представляются вполне реализуемыми. От высадки на Луну до добычи полезных ископаемых на ней — долгий путь. Но размышления на эту тему можно часто услышать. Как написал один из пользователей Вейбо после высадки «Чанъэ — 4»: «Китай вошел в историю! Половина Луны станет нашей».

Огромные надежды, которые Китай возлагает на науку, повлекли за собой огромные расходы. Затраты Китая на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы выросли в десять раз в период с 2000 по 2016 год. Благодаря увеличению этой статьи бюджета было закуплено множество новомодного снаряжения.
Такое впечатление, что где-то в районе Хайдянь Пекина, где располагается министерство науки и технологий, а также Университет Цинхуа и Пекинский университет, работает чиновник, спокойно ставящий галочки напротив осуществленных достижений из списка символов состоятельности в научном мире. Полет человека в космос? Есть. Огромные лаборатории по секвенированию генома? Есть. Флот научно-исследовательских кораблей? Тоже есть. Крупнейший в мире радиотелескоп? Есть. Ученые-климатологи, проводящие буровые работы в глубинах ледникового покрова Антарктиды? Отметили. Самый мощный в мире суперкомпьютер? Ставим галочку (стерто, после того как Америка отвоевала свои позиции, но эта область требует пристального внимания). Детекторы нейтрино и темной материи? Две галочки. Крупнейший в мире ускоритель частиц? Карандаш застывает в воздухе.
..
В данном контексте следует проанализировать неустойчивый рост количества научных статей китайских ученых. В том что касается чистых цифр, Китай опередил Америку в 2016 году. Однако качество этих статей очень низкое. В апреле 2018 года Хан Сюэин и Ричард Аппельбаум (Richard Appelbaum) из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре сообщили о том, какие мнения они получили в результате опроса 731 ученого в лучших китайских университетах. Как сказал исследователь из Фуданьского университета: «Люди фабрикуют исследования или копируют чужие, чтобы пройти ежегодную аттестацию».

Власти Китая осознают репутационные риски в связи с плохими или даже сфабрикованными изысканиями. Это и является одной из причин, по которой они занимаются управлением научным истеблишментом. Одним из столпов его является ядро элитных университетов, известное как С9. В него входит Фуданьский университет, а также Цинхуа, Пекинский университет и альма-матер доктора Хэ Научно-технический университет Китая. Вторым столпом является Китайская академия наук, официальное агентство, руководящее собственными лабораториями, остающееся верным существующим международным стандартам. Правительство ужесточило меры в отношении низкопробных журналов, особенно тех, которым ученые платят, чтобы их труды опубликовали на их страницах.
..
Китайское национальное космическое управление отправило несколько «тайконавтов» на орбиту, обеспечив их несколькими маленькими лабораториями, где они могут работать, пока находятся там. В число его планов — в ближайшем будущем — входит более масштабная космическая станция, которая будет собираться на орбите из отдельно отправляемых модулей, а в более отдаленной перспективе предвидятся миссии на Луну команд, доставленные новой, более мощной, чем любая из ныне существующих, ракетой-носителем «Чанчжэн-9».

Национальный научно-космический центр, входящий в состав Китайской академии наук, занимается разработкой научных спутников; в апреле 2018 года он объявил о разработке шести новых аппаратов, которые должны быть запущены в космос ориентировочно к 2020 году. Большинство запусков, осуществляемых Китаем, связаны не с наукой, а с коммуникациями, наблюдением за Землей и военной разведкой. Космическая программа Китая началась в сердце Народно-освободительной армии Китая и, хотя вооруженные силы страны уже не руководят ею непосредственно, они все равно тесно связаны с развитием орбитального потенциала государства. В 2007 году Китай протестировал противоспутниковое оружие; его «Силы стратегической поддержки» созданы для координирования его военно-космического, электронного и киберпотенциала. Все китайские тайконавты являются офицерами Народно-освободительной армии. Другие физические лаборатории также обладают очевидной сферой применения в военном секторе, например, аэродинамические трубы, разработанные для исследования форм сверхзвуковых полетов, относятся только к вооруженным силам.
...
Китай строит 13 атомных реакторов в дополнение к существующим 45; в планах у страны — еще 43. Если все они будут построены, Китай станет крупнейшим производителем атомной электроэнергии в мире. Однако Китай также занимается исследованием новых технологий в области реакторов, или, точнее, технологий, от которых отказались в других странах. В их число входят реакторы, активная зона которых наполнена не топливным элементом, а маленькой керамической крошкой — или, в случае ториевых реакторов, жидким металлом.

Отсутствие прогресса, с которым эти реакторы столкнулись на Западе, отражает отсутствие интереса к новым видам атомной энергетики, а не отсутствие научной эффективности. Если Китай будет очень заинтересован, а его ученые будут изобретательны, он может достичь стремительного прогресса. Развитие производимых в массовом порядке компактных дешевых и безопасных атомных реакторов станет дебютом Китая, и миру, оказавшемуся на пороге климатических изменений, понадобятся серьезные основания для того, чтобы приветствовать эти разработки и начать их импортировать.

Эта возможность, однако, не может не бросить тень на будущее китайской науки. Производство новых крайне безопасных ядерных реакторов требует критического мышления и упорной готовности говорить правду; как и способность убедить других в том, что вы прошли через эти этапы. Культура, обеспечивающая результаты, которые требует начальник, не занимающаяся исследованием неудобных аномалий или удерживающая информацию от любопытных аутсайдеров, не подходит для этой задачи.

Эти требования очень напоминают нормы, рассматривающиеся как основа для правильных научных изысканий на Западе. Проверять гипотезы, находить изъяны в основополагающей для репутации твоего преподавателя работе, сомневаться в собственных утверждениях, следуя по пути выводов, к которым они приводят, делиться открыто информацией со своими соперниками, простите, коллегами — именно так должна функционировать наука, даже если в реальной жизни идеал немного тускнеет. В некоторых лабораториях и институтах в Китае работа, несомненно, организована именно так. Однако авторитарная система, в рамках которой они существуют, может не позволять китайской науке говорить правду в лицо власти и подрывать ее целостность. Это ослабляет политику научного сообщества и иссушает ресурсы, как финансовые, так и моральные.

В своем опросе китайских исследователей ученые Хан и Аппельбаум слышали множество жалоб о чрезмерном вмешательстве со стороны властей. Респондент из Университета Сунь Ят-Сэнь рассказал им: «В области высшего образования до сих пор недостаточно академической свободы. Если центральное правительство сделает какое-то заявление, даже если оно несправедливо, все университеты должны выполнять эти требования».

Что касается повышений, собеседований на соискание мест и получение грантов, то в Китае вопрос личных знакомств играет гораздо более важную роль, чем на Западе (и даже там им не пренебрегают). Последние десять лет Государственный фонд естественных наук Китая, один из главных фондов страны, проводил кампанию против подобных нарушений. Вэй Ян, до недавнего времени занимавший пост главы фонда, описал положение вещей, когда для того, чтобы остановить вмешательство извне, состав проводящих собеседование людей держится в тайне до самого последнего момента. Проводящим собеседования не сообщают заранее информации о кандидатах. Как у проводящих собеседования, так и у кандидатов конфискуют мобильные телефоны, чтобы избежать вмешательства, что происходило ранее даже во время проведения собеседований.

Некоторые китайские ученые опасаются, что коррупция и замалчивание, свойственные авторитарным государствам, могут помешать им достичь высот, позволяющих получить Нобелевскую премию. Другие в этом сомневаются. Китай играет важную роль в научной премьер-лиге всего около десяти лет. Его инвестиции еще не достигли предела. В 2015 году Китай потратил на развитие науки и технологий 2,07% ВВП, продемонстрировав увеличение этой статьи бюджета по сравнению с 2000 годом, когда эти траты находились на уровне 0,89%. Это больше, чем средний показатель в европейских странах, но меньше, чем во Франции, Германии и Америке. Это намного ниже, чем в догоняющих азиатских государствах, c которыми было бы естественнее всего сравнить Китай, — Японии и Южной Корее. Если бы Китай тратил такую же долю своего ВВП на научные исследования, как Южная Корея, то его бюджет на науку был бы вдвое больше существующего. При таком количестве ресурсов и многомиллионной рабочей силе проблему коррумпированных институтов можно было бы преодолеть при помощи грубой силы.

Кто-то скажет, что значительные прорывы являются не единственным мерилом успешной науки. Набирающей обороты работой, в результате которой решаются практические задачи, нельзя пренебрегать.
Научные изыскания, проходящие по указанию властей, могут отвечать государственным целям, а однопартийная система способна обеспечивать основательную поддержку таким программам. Потенциал лунной программы Китая разрабатывался планомерно, как ни одна западная научно-космическая программа после «Аполлона», с достижениями которого она еще может сравниться.

Такой вид методичной науки обычно нравится инженерам, нацеленным на результаты, а начиная с Цзян Цзэминя, все президенты Китая, как и почти все ключевые политики в стране, были инженерами по образованию. Нынешний президент Си Цзиньпин изучал профессию инженера-химика в университете Цинхуа.

Однако представление о том, что у вас может быть либо подлинно надежная наука, либо подлинно великая наука в политической системе, зависящей от культуры непререкаемых авторитетов, пока не получило доказательств. Быть может, такое возможно. Быть может, и нет. А быть может, пытаясь достичь этой цели, вы откроете новые точки зрения и обретете полезные знания.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Прелести советской цензуры

Секретный документ перевернул взгляд на жизнь в СССР
Мы не можем знать, как реально жила страна

вчера в 18:49, просмотров: 46813
«Совок» не отпускает. Как показал недавний соцопрос, по нему скучают 66% россиян.

Парадокс в том, что, печалясь о кончине «совка», мы горюем по придуманной жизни. Объективных сведений о ней ни у кого из нас нет. И никогда не было — из-за цензуры.

Советская цензура блокировала все нежелательное, а нежелательного было море. Поэтому мы сейчас не просто НЕ ЗНАЕМ, как реально жила страна, — мы НЕ МОЖЕМ ЭТОГО ЗНАТЬ.

«Перечни сведений, запрещенных к опубликованию» выпускались в СССР в 1949, 1958, 1976, 1987 и 1990 годах. Ими обязаны были руководствоваться все СМИ, образовательные, научные и культурные учреждения.

«Перечень» 1976 года, о котором мы рассказываем в этой статье, имел, как и прочие «перечни», гриф ДСП — «для служебного пользования».

Впервые он был полностью опубликован всего год назад в электронной версии журнала «Новый мир».

Чтобы сразу было понятно, о чем речь, вот его первый параграф:

«Введение §1. Предусмотренные настоящим Перечнем сведения запрещаются к открытой публикации в печати, материалах радиовещания, телевидения, кино, музеев, выставок, текстах произведений, предназначенных для исполнения в театрах, цирках и на эстраде, а также в материалах, вывозимых за границу».

Тайны есть у любого государства. Они касаются обороны, военного строительства, стратегически важных научных разработок и разведывательной деятельности. Простым людям их знать не нужно. И люди их не знают.

Кроме таких тайн есть еще общественно значимая информация, которую людям знать нужно, чтоб адекватно представлять ситуацию в стране и мире. Но если она опосредованно может помочь врагу подобраться к государственной тайне, ее тоже секретят.

Это понятный подход, его практикуют все страны. Если он держится в разумных рамках, то недовольства у населения не вызывает.

Особенность «Перечня сведений, запрещенных к публикованию» 1976 года выпуска в том, что он устанавливает неразумные рамки. Во всяком случае, сейчас, когда мы уже привыкли к гораздо большей открытости, они выглядят, мягко говоря, избыточными.

В «Перечне» несколько разделов:

I. Вооруженные силы СССР и оборона страны;

II. Наука и техника;

III. Сведения экономического характера;

IV. Внешняя политика и внешняя торговля;

V. Разные сведения.

В разделах перечисляются только те события, которые действительно происходили в жизни страны. Например, в §193 указывается на недопустимость опубликования сведений «о массовой гибели (половины и более) посевов зерновых культур». Потому что в Советском Союзе такое бывало: посевы зерновых культур массово погибали из-за болезней или засухи.

А вот параграфа, который запрещает публиковать сведения о линчевании в Советском Союзе негров, в «Перечне» нет. Потому что негров советские люди не линчевали. Всякое бывало, но такого — нет, не случалось.

«Перечень» 1976 года, как и его «собратья», был подготовлен и выпущен Главлитом — Главным управлением по охране государственных тайн в печати при Совете Министров СССР. Примечательно, что в его последнем параграфе запрещается публикация в открытой печати сведений уже и о самих органах Главлита. Чтоб вообще никаких концов никто не мог найти.


■ ■ ■

Цензуру для граждан советской страны ввели большевики. Декрет о печати 1917 года был одним из их первых законодательных актов. Закрытию подлежали все буржуазные СМИ, «сеявшие смуту».

В то же время в декрете указывалось, что даже в критические моменты «стеснение печати допустимо только в пределах абсолютно необходимых».

Пресечение деятельности инакомыслящей прессы представлялось как временная мера: «Когда новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены: для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону».

Несмотря на то что «новый порядок» упрочился довольно быстро, в 1922-м коммунисты законодательно ввели государственную цензуру и никогда ее не отменяли. Наоборот, холили и лелеяли, обновляли и усиливали.

Запрещена была цензура только в 1991 году, в связи с принятием Закона «О печати». Тогда же было ликвидировано Главное управление по охране государственных тайн в печати при Совете Министров СССР.
Collapse )