February 18th, 2019

Отпуск июнь 2015

Победы над экономикой на экранах и в бумагах

Победы
Экс-глава Росстата раскритиковал сверхоптимистичные сводки преемника
Владимир Соколин: «Мы же не какая-то африканская страна, чтобы совершать такие кульбиты»

вчера в 17:49, просмотров: 7973
Судя по свежим сводкам Росстата, экономика страны, подобно засидевшемуся на печи былинному богатырю, стряхнула с себя стагнационное оцепенение, расправила плечи и принялась за подвиги. Максимальный за последние шесть лет рост ВВП, бум в строительной отрасли... Но вот незадача: одновременно стремительно падает доверие к самим росстатовским цифрам. Своими мыслями о нынешнем состоянии российской государственной статистики с «МК» поделился председатель Статкомитета СНГ Владимир Соколин.
Collapse )
— В нашей предыдущей беседе, состоявшейся как раз в момент потери Росстатом независимости, вы предупредили: «Если начнут менять неугодных на угодных, о качестве нашей статистики придется забыть... Не дай бог, если статистикой начнут руководить те, кому не терпится «догнать и перегнать». Как я понимаю, вы не готовы пока сказать, начал ли сбываться этот сценарий.

— Пока не готов. Очень надеюсь, повторяю, что Малкову хватит мудрости не рубить сплеча, что он понимает, что такое статистика. Сегодня нет ни одной другой сферы государственного управления, которая бы имела такую степень международной согласованности. Если начнутся масштабные национальные извращения, в особенности в части применения статистической методологии, это не останется незамеченным для наших коллег за рубежом.

— Пожалуй, это единственное, что успокаивает. Правда, никаких международных скандалов мы, похоже, уже не боимся.

— Да, практика показывает, что этим у нас теперь никого не испугаешь. Критикуют? Ну и черт с ними! Пусть враги клевещут. Собаки лают — караван идет.

— Знаете, события, происходящие в последнее время с российской статистикой, заставляют вспомнить старый анекдот о том, как Василий Иванович играл с англичанами в «очко»: как только ему объяснили, что джентльменам там верят на слово, ему «такая карта поперла!» Что, если в коридорах власти поняли, что со статистикой можно не церемониться — и «карта поперла»?

— Надеюсь, что это не так. Если же ваше предположение верно, то ничего хорошего нас не ждет. Я однажды уже пережил такое. Когда после прихода к власти Горбачева началась борьба с алкоголем, церемонии со статистикой закончились. Мы вдоволь наигрались тогда в цифры: экономика падала, а мы продолжали рисовать рост. Кончилось все это, как мы помним, трагически.

— Хорошо помню свои ощущения того времени, недоумение: как же так, товаров вроде бы производится все больше, а в магазинах все более пусто?.. Все-таки как ни критикуй нашу нынешнюю экономику, но такого абсурда, слава богу, нет.

— Да, такого абсурда нет. Но я бы не стал утверждать, что повторение невозможно. Ситуация, откровенно говоря, очень сложная. В первую очередь, конечно, из-за внешнего фона: санкционное давление не только не ослабевает, но все больше растет. И до какой степени может вырасти — пока непонятно.

— А к этому, похоже, еще и гонка вооружений скоро добавится…

— Это мы тоже проходили — все эти «асимметричные ответы». Знаем, какие это «ответы»! Когда я, окончив МЭСИ (Московский экономико-статистический институт. — «МК»), пришел в ЦСУ, в Управление баланса народного хозяйства, у нас там периодически проводилась так называемая техническая учеба. Однажды — я тогда работал еще совсем недолго — с нами проводил занятие человек из Госплана.
Он посмотрел на меня, говорит: «Ну, молодой человек, как вы думаете, с чего начинается составление государственного плана?» — «Как с чего? — отвечаю. — Все во имя человека, все для блага человека!»
Он уставился на меня: «Вы чего, больной?!» — «Почему, — говорю, — больной?! Это же наш главный лозунг!»
— «Нет, план начинается с плана вооружений. Ну а второй этап с чего?» — «Ну, — отвечаю, — тут-то уж для человека».
— «Да вы что?! Чему вас в институте учат?! Второй этап — это инфраструктура, связанная с армией и с созданием вооружений.
А вот третий этап — то, что осталось после первых двух, — это для человека, ради человека».
У меня тогда, что называется, челюсть отвисла.

— Но колбаса в итоге оказалась важнее для государства, чем ракеты.

— Именно так. К сожалению, не все у нас сегодня это понимают.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Внутренняя эмиграция

Хотя концепция внутренней эмиграции тесно ассоциируется с Россией как до, так и после революции 1917 года, ее нельзя считать исключительно связанной с советским опытом, поскольку она существовала в другие времени и в других местах. Первое задокументированное использование этого выражения относится к Франции 1830-х годов, к периоду после падения монархии Бурбонов, когда господствующее место во французских судах занимали представители зажиточной буржуазии. Тогда это выражение относилось к одному из вариантов гедонизма. В 1839 году писательница Дельфина де Жирарден (Delphine de Girardin) написала о «внутренней эмиграции» (émigration intérieure), характерной для молодых людей высшего общества, и это настроение хорошо сочеталось с «неприязненным отношением к политике». Молодые аристократы предпочитали вечеринки, танцы и не хотели вмешиваться в войну или в политику, отметила она в одном из своих произведений.

В Германии в период правления нацистов выражение «внутренняя эмиграция» (Innere Emigration) использовалось для характеристики писателей и ученых, который были настроены против нацизма, но предпочли остаться в Германии после 1933 года. После Второй мировой войны очень долго обсуждался вопрос о том, является ли подобная позиция пассивного наблюдателя свидетельством морального банкротства. В Соединенных Штатах и в Соединенном Королевстве это выражение может быть относительно безобидным, и в последние несколько десятилетий оно использовалось для описания представителей движений хиппи, которые предпочитали жить в своих сообществах как во «внутренней эмиграции».
Collapse )
Однако выражение «внутренняя эмиграция» в советский период стало означать значительно больше, чем просто какое-то место, куда вы могли или не могли поехать. Вместо этого оно стало обозначать нечто более метафоричное: путешествие внутри самого себя или воображаемая перемена места. Оно означало что-то вроде «бегства в себя», и это позволяло многим людям быть более счастливыми, не имея при этом ничего общего с политикой и общественной жизнью.

Меня уже давно интересует вопрос о том, помогает ли эта концепция объяснить, почему Советский Союз просуществовал в течение долгих 70 лет. Многие просто отключались от реальной жизни, и, возможно, именно поэтому никто не думал о том, чтобы с ним покончить. Эти люди были слишком заняты прослушиванием классической музыки, чтением вызывавших жаркие споры книг и запоминанием наизусть поэтических произведений. Они предпочитали дожидаться того момента, когда система рухнет под собственным весом из-за своих внутренних противоречий.

Подобное умонастроение нашло отражение в старом советском анекдоте: «Мы делаем вид, что работаем, а они делают вид, что нам за это платят». Однако истинный смысл выражения «внутренняя эмиграция» состоит в чем-то более экстремальном, что можно выразить примерно так: «Они делают вид, что управляют, а мы даже не пытаемся делать вид, что нас это беспокоит». Разве это не привлекательное — хотя и нигилистическое — суждение? Похоже, что вновь настало время для этой идеи, но на этот раз она вдруг стала важной для миллионов людей на Западе. Какое мнение вы культивируете в эпоху политического отчуждения, когда значительная часть культуры вокруг вас — сплошная анафема? Каковы действующие правила для интеллектуального выживания?

В течение веков для многих русских писателей и художников идея «бегства в себя» и жизни вдали от актуальных политических проблем была жизненно важным навыком и даже своего рода формой искусства.
Collapse )
Разве нельзя предположить, что установленная самим собой внутренняя эмиграция может быть полезной даже в том случае, если вы не являетесь великим поэтом? До Трампа в Соединенных Штатах и Брексита в Соединенном Королевстве некоторое участие в политической и культурной жизни страны было — для большинства людей — приятной активностью, которая занимала немного времени и не посягала на ментальное благополучие. Сегодня повседневная жизнь представляет собой минное поле, усеянное стрессами, эмоциональными детонаторами, раздражающими элементами, а также цифровыми микроагрессиями в электронной почте, в социальных сетях и в новостях кабельных телеканалов, — все они постоянно грозят повысить ваше кровяное давление. Да, мы сталкиваемся с цифровой угрозой, потому что имеем дело со средством для организации безжалостного цикла поступающих новостей, но эта опасность носит еще и политический характер.

У человека, столкнувшегося с подобной атакой, возникает почти советское ощущение беспомощности и невозможности что-то изменить. В такой среде вполне разумно сделать вывод о том, что апатию, несомненно, следует защищать, и это можно считать своего рода политическим актом.

Недавно я присутствовала в одном лондонском книжном магазине на мероприятии, посвященном классическим русским писателям, и в ходе обсуждения один американец выступил против идеи о том, что внутренняя эмиграция является чем-то новым для его соотечественников. Если вы не могли выносить Буша или считали фальшивым Обаму, то вы таким образом уже в значительной мере использовали практику игнорирования новостных циклов и находили себе другие вещи для занятий, сказал он. Разочарование, по его мнению, не является уникальным явлением, характерным только для российской политической системы.

Возможно, так оно и есть. Но для многих людей по обе стороны Атлантики феномен тотального разочарования, приводящего к полному отрешению (это форма «добровольной эмиграции») является чем-то довольно новым. Так какое же решение предлагает русский «Эсквайр»?
Ваш собственный воображаемый Копенгаген. Похоже на одиночество и, возможно, все это иллюзия. Но вызывает полное умиротворение.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Мусульманский взгляд на крестовые походы

Sabah (Турция): предшественники Папы устроили большую резню на Ближнем Востоке
Непростая судьба христианства на Востоке
18.02.2019144
Эрхан Афьонджу (Erhan Afyoncu)

Папа Римский посетил Объединенные Арабские Эмираты и совершил богослужение. Наследный принц шейх Мухаммад бен Зайд лебезил и расшаркивался перед ним. Если бы в регионе был искусный руководитель, он не робел бы рядом с Папой и сказал ему: «Вы попытались нас задобрить, отвлечь от ошибок, которые вы совершили в истории, но мы ждем ваших извинений за сотни тысяч убитых по вашей вине мусульман».

Одни из самых массовых убийств и грабежей в истории произошли во время Крестовых походов, организованных европейскими христианами против мусульман с 1095 по 1291 годы. А теми, кто вдохновил Европу на Крестовые походы, были византийские императоры.
Collapse )
Крестовые походы вызвали крупные бедствия на Востоке. Мусульмане и христиане региона вспоминали крестоносцев с лютой ненавистью. За время крестовых походов были убиты не только миллионы мусульман, но и десятки тысяч евреев, христиан Востока. Между тем мусульманские правители, прежде всего Салах ад-Дин Юсуф ибн Айюб, в освобождаемых от крестоносцев городах не причиняли вреда христианам, несмотря на столько пролитой мусульманами крови.

***

Речь Папы, которая превратила все вокруг в кровавое озеро

Этой речью, которая приводится ниже, Папа Урбан II начал Крестовые походы.

«Братья мои.

Вас ждет неотложная миссия, в которой вы можете проявить свою добрую волю. Для этого необходимо, чтобы вы ускоренным порядком поспешили на помощь вашим братьям, обитающим на востоке и нуждающимся в вашей неоднократно обещанной им помощи.

На них обрушились, как об этом большинству из вас уже известно, турки и арабы, которые добрались вплоть до Средиземного моря, до того места, которое зовется "рукой Святого Георгия", у самых границ Романии. Продолжая производить дальнейшие захваты земель этих самых христиан, они опустошили Царство Бога. И если вы позволите им продолжать все эти насилия, они одолеют много большее количество преданных Богу людей.

Поэтому и обращаюсь со смиренной просьбой, и не я, а Господь, чтобы вы, глашатаи христовы, почаще убеждали всех, к какому бы кто ни принадлежал сословию, как пеших, так и конных, как бедных, так и богатых, чтобы они своевременно посодействовали христианам в изгнании с наших земель той негодной породы людей.

Говорю это присутствующим. Поручаю передать это отсутствующим. Ведь Христос повелевает это. Всем идущим туда, в случае их кончины на сухом пути, или на море, или в бою с неверующими, отныне да будет отпущение грехов. Это обещание идущим я даю как уполномоченный Бога.

Какой позор, если бы столь презренная, испорченная и служащая демонам порода людей так-таки и одолела бы проникнутый верою в Бога и блещущий именем Христовым человеческий род! Каким срамом покроет нас сам Господь, если вы не поможете тем, которые признаются такими же христианами, как и мы!

Пусть выступят против неверных в бой, которому надлежит начаться, в бой, который должен дать в изобилии трофеи, те люди, кои привыкли злоупотреблять правом частной войны против своих единоверцев-христиан. Да станут ныне воинами те, кто раньше являлся грабителем. Пусть ныне ведут справедливый бой с варварами те, кто в прежние времена сражался против братьев и соплеменников. Да получат ныне вечную награду те, кто прежде за малую мзду был наемником. Пусть двойная честь увенчает труды тех, кто не щадил себя во вред и телу, и душе. Кто здесь горестен и беден, там будет весел и богат; кто здесь недруг Богу, там станет ему другом.

Пусть идущие не медлят. Но сдав в надежные руки свое имущество и собрав средства на путевые издержки, по прошествии зимы, в ближайшую весну с Богом бодро выступят в путь».
Collapse )