March 6th, 2019

Отпуск июнь 2015

Лизоблюдство перед сильными и хамством перед слабыми.

«Элита» стала пародией на сирых и убогих
Страстью урывать все на халяву, тягой к казенному патернализму и лакейскими манерами наша знать сегодня похожа на карикатурных простолюдинов.

Даже самые богатые и успешные сегодня пытаются получить подачку от государства.
Сергей Шелин Обозреватель ИА «Росбалт»

Более или менее одновременно — и у нас в разгар советского застоя, и на Западе в эпоху протухания тамошних государств благоденствия — возникли несколько интеллектуальных течений, которые уличали в нравственном упадке облагодетельствованные начальством ширнармассы.

У нас их обзывали совками, в странах социально ориентированного капитализма по-другому, но приписывали им примерно одинаковый набор качеств. Жадность до бесплатных благ, инфантильность, перманентное стремление клянчить у государства, зацикленность на личных выгодах, умение торговать своей обездоленностью, готовность распихивать других в очередях к раздаточным котлам и ледяное равнодушие к общественным интересам, маскируемое пустозвонством на любые высокие темы.

Не буду перечислять отечественных и западных мыслителей, литераторов и политических агитаторов, коллективным трудом создавших этот яркий образ. Назовем их для простоты праволибералами и согласимся, что, при всей своей карикатурности, разоблачаемые ими «совки» и в самом деле выходят на первый план везде, где власти берут на себя слишком много — отказывают подданным в праве самим собой распоряжаться, зациклены на их дрессуре и врут, что без участия граждан решат любые их проблемы.

До самых недавних пор этот человеческий тип, высмеянный мастерами праволиберального слова, царил среди ловкой части простолюдинов, нашедших себя в патерналистском государстве, но для высших классов был нетипичен.

Однако Россия очередной раз преподала урок чужеземным мудрецам. А за компанию и домашним. Отеческое отношение властей к народу (оно же — классический патернализм) у нас отменено. Зато совковые добродетели быстро и талантливо освоены высшими слоями. Патерналистская система словно бы перевернулась с ног на голову.

Кто выпрашивает у казны миллиарды на бедность? Ну конечно, миллиардеры. Они ведь нуждаются больше прочих. Можете ли вы, положа руку на сердце, сказать, что вам немедленно нужен миллиард и ни центом меньше? А они могут.

Кому дают льготы, отнимаемые у бедных? Ясно, что богатым. Ведь радость от обретения по-настоящему большой суммы перевешивает мелкие огорчения простолюдинов по поводу их мелких убытков.

А кто выбивает себе спецмонополии и спецпривилегии? Подсанкционные богачи. За убытки на Западе их награждают деньгами, изъятыми у рядовых людей. В глазах потерпевших магнатов не может быть ничего правильнее.

Начальник военного ведомства просит торговые сети предоставить заслуженным воинам скидки. Просьба начальника, как известно, это вежливая форма приказа. Притом вполне логичного. Воинское сословие получает существенно больше простых людей, гораздо раньше, чем они, идет на пенсию — и в полной гармонии со всем этим должно меньше, чем они, платить за покупки.
Не проходит дня, чтобы какой-нибудь чин не заклеймил презрением алчность, низость и патернализм рядовых граждан. Для развлечения знатоков уже составлены небольшие энциклопедии таких афоризмов. «Скотобаза», «все засрут», «ничего из себя не представляют, а хотят мерседес», «пособия вам малы — огороды разводите», «живите на макарошках», «детсада в поселке нет — няню наймите» и т. п.

Посторонний человек вообразил бы, что российский руководящий класс укомплектован поклонниками Айн Рэнд — записной противницы альтруизма, коллективизма и государственной опеки над людьми. И попал бы пальцем в небо. Наше начальство шельмует подданных не из-за того, что оно против госопеки, а потому, что не желает делиться ею с простонародьем.

Чиновники в гражданском и в погонах, окологосударственные и просто серьезные бизнесмены разделились на враждующие группировки, но слились перед лицом масс в спаянный привилегированный слой. Насквозь пропитались духом патернализма, но патернализма своего, сословно-кланового. Они черпают из государственных котлов и все, что может достаться простолюдинам, считают вырванным из собственных ртов.

Есть ли у нас, к примеру, настоящая буржуазия — предприниматели, которые рассчитывают не на госконтракты, а на себя? Которые готовы конкурировать с себе подобными на вольном рынке? Есть. Но хозяева жизни уж точно не они. Они — группа риска. Как и чиновники, работающие на граждан, а не на рапорты для высшего начальства. Тех и других надо в Красную книгу заносить.

А настоящий наш большой бизнесмен — это вовсе не тот, кто тратит свои средства, создавая что-то общественно полезное и надеясь это продать. Наоборот, это человек истеблишмента, живущий на получаемые из казны деньги, считающий их своей законной добычей, однако согласный пообещать, что израсходует часть из них на нечто, придуманное его собратьями по истеблишменту-бюрократами. На нацпроекты, к примеру.

Понятно, что отношения в этом высоком кругу напоминают о веселых и печальных эпизодах из быта коммуналок и советских контор. Настолько понятно, что высшее начальство ничего другого там даже не ищет. Вот бесподобный диалог главы МВД Колокольцева с президентом Путиным.

Министр внутренних дел жалуется на «значительное число» доносов, идущих «от представителей деловой среды», которые требуют возбуждать уголовные дела против «партнеров по бизнесу», вследствие чего его ведомство, как бы даже против собственной воли, становится жертвой упреков в «давлении на бизнес».

В ответ глава России делится своим видением ситуации: «Да, бизнес обращается в правоохранительные органы в отношении своих клиентов, своих бизнес-партнеров и так далее. Но мы же с вами взрослые люди. Просто так, с улицы, мало кто приходит. Куда идут? К своим да нашим, к знакомым, к приятелям, к каким-то своим теневым партнерам из правоохранительной сферы. Вот туда идут…»

Сказано, сами понимаете, со знанием дела. И, подозреваю, без ожидания, что дела могут пойти иначе.

Удивительно ли, что замашки этой «элиты» — во всем зависимой от высшей власти, паразитической и растленной — так похожи на высмеянные праволибералами повадки карикатурных широких масс, развращенных патернализмом? С таким же лизоблюдством перед сильными и хамством перед слабыми. С ледяным равнодушием ко всему, что напрямую ее не затрагивает.

Остается вопрос: что сделают эти люди в трудный момент если уж не для страны, так хотя бы для режима? Ответа не знаю. Но хорошо помню, что сделали «совки» для СССР и КПСС.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Презирать станет дешевле молча

Арест за неуважение власти в интернете: депутаты доработали закон
Второй законопроект — о фейковых новостях — тоже оброс деталями

вчера в 18:56, просмотров: 8500
За размещение в Интернете заведомо недостоверной и потенциально опасной информации власти намерены разорять штрафами, а за выражение «явного неуважения» к обществу и государству — еще и сажать под арест. 6 марта Госдума намерена принять во втором, решающем чтении законопроекты, связанные с именем одного из авторов — сенатора Андрея Клишаса.

Т.н. «закон о фейк-ньюс» первоначально предлагал блокировать без суда недостоверную общественно значимую информацию, если она: создает угрозы жизни и здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и безопасности, прекращения работы «объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры». А также может привести к «наступлению иных тяжких последствий».

При обсуждении и правительство, и профильный думский Комитет по информполитике обращали внимание эти на допускающие множество разных трактовок «иные тяжкие последствия» — и ко второму чтению они из текста исчезли. Зато перечень угроз уточнен и расширился. Блокироваться будет и заведомо фейковая информация, если она может привести к прекращению работы банков, объектов энергетики, промышленности и связи.

Все информационные ресурсы теперь решено поделить на три группы, к которым будет применяться разной степени жесткости и оперативности регулирование.

Так называемые традиционные СМИ, то есть печатные газеты и журналы, телевидение, радио, из-под действия законопроекта выведены. Как пояснил глава Комитета по информационной политике Леонид Левин («СР»), в Законе «О СМИ» давно прописаны для них и запрет на распространение недостоверной информации, и ответственность за его нарушение вплоть до отзыва лицензии.

Власти очевидно озабочены именно Интернетом, и потому сайты тех же «традиционных СМИ», как и чисто электронные интернет-издания, которые вообще-то тоже зарегистрированы по Закону «О СМИ», от блокировок и административных наказаний не спасаются. Им, правда, дадут возможность «незамедлительно» самим удалить признанный недостоверным и опасным контент. Если не подчинятся — все заблокирует Роскомнадзор.

И, наконец, все остальное незарегистрированное «дикое интернет-поле», если можно так выразиться: его будут зачищать без предупреждений. И штрафовать…

Постановление о привлечении к ответственности выпишет Роскомнадзор. А Кодекс об административных правонарушениях пополнится новыми составами.

Если заведомо недостоверная информация не привела ни к каким последствиям, но, по мнению генпрокурора, могла привести, гражданина оштрафуют на 30–100 тысяч рублей, должностное лицо — на 60–200 тысяч, а юрлица — на 200–500 тысяч.

Для граждан и организаций предусмотрена возможность «конфискации предмета совершения правонарушения» — видимо, компьютеров.

Если результатом распространения «фейк-ньюс» станут помехи в работе транспорта, связи и т.д. — штрафы вырастают в несколько раз (для граждан минимальный — 100 тысяч, для должностных лиц — 300 тысяч, а для юрлиц — 500).

Все гораздо хуже, если кто-то, предположим, умер, заболел, произошло «массовое нарушение общественного порядка или общественной безопасности»: граждан, например, будут штрафовать на 300–400 тысяч рублей, а юрлица — на один или полтора миллиона. Такие кары грозят и совершившим менее тяжкое нарушение, но повторно.

Рассматривать административные дела станут суды. Гуманные депутаты специально прописали: на информацию, размещенную до вступления в силу этого закона, санкции не распространяются…

Что касается «неуважения» — внесудебной блокировке по той же схеме будет подлежать «информация, выражающая в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность». К кому или чему?

К «обществу, государству», гербу, флагу или Гимну РФ, Конституции или «органам, осуществляющим госвласть» (это президент, Госдума, Совет Федерации, правительство и суды). Правда, разместившему в Интернете нечто непотребное впервые дана возможность самостоятельно удалить материал в течение суток после получения уведомления от Роскомнадзора.

«Неуважение» в неприличной форме в Интернете будет считаться «мелким хулиганством» и караться соответствующей статьей КоАП.

Судя по размерам штрафов, хулиганство в Сети власть считает гораздо более опасным, чем хулиганство в общественных местах: вместо максимального штрафа в 1,5 тысячи рублей на первый раз — 30–100 тысяч, на второй — в 100–200, а на третий — в 200–300.

Когда законопроект «о неуважении» принимали в первом чтении, многие депутаты и сенаторы, включая поставивших под ним подписи, признавали, что арест на срок до 15 суток здесь — это слишком. Но арест все же остался — для злостно «неуважающих» власть, общество, Конституцию, герб, флаг и Гимн России в Интернете.
Collapse )
Отпуск июнь 2015

Вот раскопаем — он опять Начнет три нормы выполнять

"Коммерсантъ" от 14.10.2018, 10:13
Президент требует повысить производительность труда, правительство принимает документы, направленные на реализацию этой задачи. Но вот нужно ли это самому государству, а главное — его гражданам, большой вопрос, ответ на который далеко не очевиден.
МАКСИМ БУЙЛОВ

В середине осени премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил основные направления деятельности правительства до 2024 года, среди которых нашлось место и планам по повышению производительности труда. Этот вопрос вообще один из самых любимых у руководителей государства. Он, например, присутствовал в майских указах президента в 2012 году — тогда была поставлена задача увеличить производительность труда в 1,5 раза к 2018 году по сравнению с 2011-м.

В этой части план был перевыполнен: согласно августовскому докладу Института экономики роста имени Столыпина, уже в 2014 году производительность труда выросла более чем вдвое. Однако потом случился кризис, и показатель выработки добавленной стоимости на одного работника в 2017 году оказался ниже уровня 2013-го. Эксперты института подсчитали, что экономика России в 2015–2017 годах потеряла более 40 трлн руб.

Но в этих подсчетах, так же как и в подсчетах роста производительности труда, содержится определенная доля лукавства. Например, график, представленный в докладе столыпинского института, показывает, что основной рост производительности труда произошел в 2014 году — с 1,34 млн до 2,21 млн руб. на одного работника, то есть на 65%. Однако за 2014-й курс доллара относительно рубля вырос более чем на 70%, соответственно увеличилась и рублевая выручка экспортеров. И падение производительности труда по большей части пришлось на 2017-й — с 1,85 млн до 1,3 млн руб. на одного работника, или на 42%. В то же время падение курса доллара к рублю за 2017 год составило 39%.

Таким образом, если говорить о росте и падении добавленной стоимости на одного работника достаточно логично, то к производительности труда эти цифры имеют очень опосредованное отношение. Другой вопрос, стоит ли вообще задаваться целью повышения производительности труда и насколько это будет способствовать улучшению жизни в стране.

Стахановский метод
Чтобы получить ответ на этот вопрос, надо сначала понять, кому пойдет на пользу повышение производительности труда. Очевидно, в первую очередь в выигрыше окажутся компании, добившиеся роста этого показателя. С большой долей вероятности в плюсе будет и государство, которое может получить дополнительные средства в виде налогов, пошлин и других сборов.

А вот для сотрудников этих компаний польза от повышения производительности труда далеко не так очевидна. В советские времена имело место такое явление, как стахановское движение — массовое движение последователей шахтера Алексея Стаханова. В 1935 году он перевыполнил норму добычи угля на одного забойщика в 14,5 раза. После этого стахановское движение распространилось и на другие отрасли, где появлялись свои герои: Паша Ангелина — в сельском хозяйстве, Николай Сметанин — в обувной промышленности, Александр Бусыгин — в машиностроении… Все они значительно перевыполняли тогдашние нормы, доказывая тем самым, что те же люди на том же оборудовании могут работать намного лучше.

Рекорд Алексея Стаханова по добыче угля вызвал целую волну производственных рекордов в самых разных областях народного хозяйства СССР
Рекорд Алексея Стаханова по добыче угля вызвал целую волну производственных рекордов в самых разных областях народного хозяйства СССР

Они получали большие премии, ордена, медали, должности. Николай Сметанин через три года после установления рекорда стал директором фабрики «Скороход», на которой до того трудился простым бригадиром. Александр Бусыгин, работавший бригадиром на Горьковском автозаводе, стал депутатом Верховного совета СССР. Прасковья Ангелина, родившаяся в греческой семье, стала одной из первых женщин-трактористок. Позже она, организовав первую женскую тракторную бригаду, благодаря своей известности избежала репрессий в 1937–1938 годах, когда развернулись гонения на советских греков.
Collapse )
Общие планы сокращения штатов в крупнейшем банке страны впечатляют, и связаны они в первую очередь с диджитализацией. На сессии Всемирного экономического форума в Давосе «Формирование национальной digital-стратегии» Герман Греф заявил: «Если мы посмотрим в наше будущее, то сейчас у нас 330 тыс. сотрудников, но в 2025 году, я думаю, у нас будет только половина из них». А в перспективных планах Сбербанка — снизить численность сотрудников до 100 тыс. человек.
Collapse )