April 11th, 2019

а не их!, Мой

Смертность от плохого питания

Ведущий медицинский журнал Lancet опубликовал глобальное исследование о влиянии диеты на смертность. Оказалось, что реже всего от плохой еды умирают израильтяне — только 88,9 из 100 000 смертей в Израиле связаны с болезнями, вызываемыми неправильным питанием.
Кроме Израиля, здоровее всего питаются жители Франции (89,1), Испании (89,5) и Японии (96,9).
В Италии от неправильного питания умирает 107,7 человек из 100 000, в Великобритании — 127,4, в Германии — 162,0, в США — 170,7, в самой бедной стране мира, ЦАР — 475,8.
Из бывших советских республик самая низкая смертность от неправильной диеты в Эстонии — 265,3 (примерно на уровне Польши и Чехии).
Во всех остальных странах бывшего СССР смертность от плохого питания выше, чем в большинстве стран Африки: в Латвии — 396,3, в России – 464,7, в Грузии — 564,4, в Украине — 644,3.
А хуже всего в мире питаются в Узбекистане – 891,8 смертей на каждые 100 000, в 10 раз больше, чем в Израиле.
а не их!, Мой

Система рецензирования в журналах схожа с любой политической системой

Почему после вручения Нобелевской премии коллеги боятся обращаться к лауреату, допустимо ли оценивать эффективность ученого по числу публикаций в топ-журналах и чем выделяются российские сотрудники, рассказал нобелевский лауреат по химии 2013 года американо-израильский ученый Арье Варшель. Беседа состоялась во время конференции, посвященной 120-летию работы компании Merck в России.
Collapse )
— В последние годы в России государство и научные фонды— главные источники финансирования исследований — пересматривают критерии эффективности работы ученых. Сегодня основной показатель — число публикаций в международных высокорейтинговых журналах. Это объективная оценка работы исследователя, группы или организации?

— Думаю, это весьма некорректный подход, вызванный определенными предубеждениями. Не так давно в Китае правительство обещало выплачивать $50 тыс. ученому, чья статья будет опубликована в Science. Потом эту практику прекратили.
Система научных публикаций основана на субъективном подходе редакторов и рецензентов. Если вы работаете в инновационной области, ведущие журналы могут поставить под сомнение ваши результаты. Например, мои ранние работы были отклонены Nature и Science.
Самый легкий способ оценки публикации, к которому прибегают редакторы,— возраст автора или количество публикаций, которые ученый уже имеет в топ-журналах.

Система рецензирования в журналах схожа с любой политической системой, в которой личные интересы ставятся во главу угла. Трудно оценить в данный момент, какой может быть эффект у статьи молодого автора. Поэтому я против такого рода количественных метрик эффективности, необходим более комплексный подход. Частые публикации ученого в топовых журналах больше говорят о его приверженности редакционной политике издания.

— В вашей научной группе работают исследователи из Индии, Китая, Кореи, Болгарии и других стран. Каковы ваши критерии при собеседовании с кандидатами?

— Мне кажется, я недостаточно усилий прилагаю при отборе кандидатов. Мне следовало бы в первую очередь полагаться на личное собеседование. Зачастую это получается хаотически, я так и не выработал систематического подхода. Информации о соискателе всегда будет недостаточно, часть отобранных кандидатов всегда не соответствует ожиданиям. Например, почти у всех претендентов из Китая есть научные степени, что может ввести в заблуждение. О специалистах из Индии важно знать, в каком университете они получали образование. Могу уверенно сказать, что мне нужны сотрудники с сильной мотивацией, которые не боятся много работать и нацелены решать биологические проблемы. Желательно, чтобы соискатели были с опытом программирования и были знакомы с расчетными и статистическими методами.

— Отмечали ли вы какие-нибудь региональные черты в подходе и привычках ваших сотрудников или успешный ученый лишен всяких национальных особенностей?

— Все зависит от культуры страны происхождения. Но трудолюбие не является национальной чертой.Есть определенные особенности. Порой мне трудно добиться от подопечных из Китая того, чего я хочу. Россияне отличаются большим упрямством. Из общего: сегодня молодые ученые не сильно напрягают себя работой. В моей группе мало кто приезжает на работу к десяти часам утра, и то скорее по принуждению нашего секретаря-администратора. В мое время все приходили на работу рано, уходили поздно.

— Схожая тенденция есть в российской науке. Представители старшего научного поколения сетуют, что молодые специалисты более беспечны…

Если кто-то другой будет делать за них работу, то, может быть, они и достигнут прогресса в науке. Времена, конечно, иные, я понимаю. Но молодежь не привыкла работать много. Некоторые в США утверждают теперь, что студенты вообще не должны сдавать экзамены.

— Вместе с вашими коллегами, профессорами Левиттом и Карплюсом, вы стояли у истоков компьютерного моделирования биологических молекулярных систем. Вы начинали заниматься моделированием на процессорах, производительность которых не превышала современные телефоны. Вы верили тогда, что развитие вычислительной техники позволит за секунды решать те задачи, на которые в 1970-е годы, наверное, уходили недели и месяцы?

— Мы начинали работать с очень медленным по нынешним меркам компьютером, куда менее мощным, чем ваш смартфон. Наш компьютер разработали сотрудники Института Вейцмана (Реховот, Израиль) и назвали Голем — по имени легендарного глиняного человекоподобного робота, созданного пражским раввином, чтобы помогать иудеям во время шаббата. Хотя компьютер и был медленным, но считался одним из самых точных в мире.
Collapse )
а не их!, Мой

Кто на свете всех милее и румяней и белее?

Личная трагедия обусловленная наличием объективного и неумолимого зеркальца напоминает настоящее
И я даже не про нарисованную статистику или рейтинги или опросы
По слухам Резерфорд доверял обработку результатов студентам (которые не знали какой результат будет встречен с максимальным энтузиазмом)
Если бы у нас можно было подсчитывать максимально объективизировано

Но тема жуликоватости всплывает повсеместно
И даже в околонаучных публикациях (в многих из которых подписан коллектив авторов в 5-6 человек и алфавитом пяти уровней (как в былом Политбюро ЦК КПСС)
Scopus и это слопает

Я (по наивности) полагался на правило Гоббса ("Никто не может оценивать себя сам")
Правда оценка САМ не учитывает оценивание начальника подчиненными с неявным, а то и явно декларированным требованием к результатам (порой и связанным с уровнем их оплаты)
Естественно, что в вертикально-авторитарных структурах это распространено.

Но как-то я проходил мимо ещё более мощного и актуального закона (фактически делающего проплаченные деньгами или "борзыми щенками" методы оценивания юридически ничтожными).
Речь идет о законе Gurdhart.
О нем подробнее в комментарии