April 24th, 2019

а не их!, Мой

Хоть коня, хоть шоумена. Виталий Портников – о разгроме и олигархах

Хоть коня, хоть шоумена. Виталий Портников – о разгроме и олигархах
22 Апрель 2019
Виталий Портников

Триумфальная, без всякого преувеличения, победа шоумена Владимира Зеленского на президентских выборах в Украине – это не просто победа над действующим президентом Петром Порошенко. Это ещё и безусловная победа над целым политическим классом, над системой, которая после этой победы буквально лежит в руинах. Ведь в первом туре Зеленскому, помимо Порошенко, проиграли опытные известные политики, которые еще за несколько месяцев до выдвижения его кандидатуры претендовали на прохождение во второй тур выборов. Что же произошло?

Проще всего объяснить такой феноменальный результат разочарованием граждан во власти, усталостью от бедности, войны и коррупции, стремлением увидеть новые лица во власти, что и будут сегодня делать многие наблюдатели. Еще один важный мотив, о котором скажут сторонники Петра Порошенко, – безразличие многих граждан к государственным атрибутам, благодаря чему триада "Армия. Язык. Вера" не могла не проиграть простому пацанскому "Мы их сделаем".

Все эти объяснения были бы хороши, если бы Владимир Зеленский находился на политической сцене Украины в гордом одиночестве в битве с государственным драконом, и мы не хотели бы понять, какие еще игроки, помимо новоизбранного президента, становятся бенефициарами государственных руин. Но для того, чтобы понять и увидеть это, придётся вернуться в 2014 год.

Тогда, на пике противостояния протестного движения и Виктора Януковича оказалось, что олигархи, казавшиеся естественными союзниками его режима, не в восторге от тех криминальных правил, которые президент навязал государственному организму. Днепропетровская команда олигарха Игоря Коломойского поддержала Майдан. Дмитрий Фирташ и ушедший в отставку с поста главы администрации президента в самом начале протестов Сергей Лёвочкин явно хотели, чтобы президент ослаб. Виктор Пинчук всегда был готов к диалогу с оппозицией, а Ринат Ахметов сохранял свой традиционный нейтралитет, основанный на простом правиле: с ним всегда договаривается любая украинская власть.

Крах Януковича означал и крах всей созданной им системы власти, институций, даже самого государства. И влияние олигархов в этой новой народной стихии тоже ослабло, но ненадолго. Потому что первые же дни российской агрессии продемонстрировали: страну нельзя отстоять без поддержки олигархических кланов. Стало происходить то, что трудно себе было представить даже в эпоху Януковича, не то что после Майдана. Игорь Коломойский стал главой администрации Днепропетровской области, а его соратник Игорь Палица возглавил Одесскую область. Были попытки уговорить Рината Ахметова возглавить Донецкую область, во главе которой в результате оказался его давний партнер Сергей Тарута. Для того чтобы обеспечить себе успех на выборах президента страны, Порошенко был вынужден заручиться поддержкой Фирташа и Лёвочкина на специальной встрече в Вене. Новая, постмайданная Украина из криминальной республики вновь превратилась в олигархическое государство.

Они могут ввести в президентский кабинет того, кого посчитают достойным. Хоть коня, хоть шоумена
Однако, и это важно понять, как олигархическое государство Украина не развивалась. Новая власть не столько по своей воле, сколько под давлением западных кредиторов начала ограничивать олигархическое влияние. Из всех олигархов более других пострадал Коломойский, вынужденный покинуть страну и лишившийся контроля над компанией "Укрнафта" и Приватбанка. Но не только он, но и Фирташ с Пинчуком могли считать, что Порошенко слишком переоценивает важность президентской должности и зря возомнил себя ровней настоящим хозяевам страны. Ну а Ахметов по-прежнему сохранял свой привычный нейтралитет. И ещё контроль над телевизионным холдингом. Собственно, эта четверка полностью контролирует телевизионное пространство страны, определяющее представление большинства граждан о происходящем. Новостью этой избирательной кампании стало то, что к этому, уже классическому контролю добавилось умение работать с новыми технологиями, а значит, с новыми поколениями олигархических подданных.

Сигнал, который олигархи послали этой избирательной кампанией всему украинскому политическому классу, прост: тот, кто не хочет с ними договариваться, не хочет их услышать, тот, кто покушается на их собственность, не может рассчитывать на победу на выборах, а они могут ввести в президентский кабинет того, кого посчитают достойным.

Хоть коня, хоть шоумена. И я не сомневаюсь, что этот сигнал уже услышан и усвоен, а значит, новый парламент будет находиться почти под тотальным олигархическим контролем. Так что украинское государство, пытавшееся из олигархической вольницы стать настоящим государством, разгромил не популярный артист и не уставшие граждане.

Его разгромили именно те, кто хочет, чтобы государство оставалось всего лишь инструментом их привилегированного клуба миллиардеров. И если после выборов президента и парламента их план окончательно воплотится в жизнь, вскоре Украину (как и соседнюю Молдову) оппозиционеры будут называть "захваченным государством", что, впрочем, особого влияния на систему принятия решений оказывать не будет.

Помешать осуществлению этого плана могут новый президент и украинский народ. Новый президент – если он в эйфории своей победы и народных ожиданий перестанет понимать, почему он должен считаться с интересами тех, кого годами веселил на концертах и вечеринках. Но в таком случае Зеленский должен быть готов к настоящей политической войне на уничтожение, а мы не знаем, готов ли он, хочет ли он держать удар. А украинский народ – если олигархи будут склонять власть к договоренностям с Москвой, которые покажутся предательством активной части общества. Тогда Украина вновь погрузится в восстание, которое поддержит та часть олигархического клуба, которая сочтет, что конкуренты получили слишком много власти и собственности.

Это, кстати, ещё одна, самая очевидная возможность воспрепятствовать наступлению олигархов на ослабевшее государство. Миллиардеры находят общий язык, когда нужно объединиться против влияния государственных структур, но не сохраняют единства после победы. История "семибанкирщины" в России – яркая тому иллюстрация.

Уже через несколько недель олигархические телеканалы начнут войну на уничтожение конкурентов хозяина, близкие к олигархам политики начнут бороться друг с другом в эфирах, президентская администрация начнет укомплектовываться представителями противоборствующих кланов, а журналисты-расследователи будут обнаруживать в своих электронных почтовых ящиках новые "прослушки", документы из офшоров и сенсационные фотографии.

Именно благодаря этой неспособности договариваться победы олигархов над государством пока что оборачивались не авторитаризмом, а специфической украинской демократией. Ну а что бывает со страной, когда государство и олигархи оказываются способны прийти к согласию, российскому читателю напоминать не нужно.
Collapse )
а не их!, Мой

Корь-вакцинация и интересное

Прививка от смерти
21 Апрель 2019
Сергей Медведев

Как вакцинация меняет медицину

Минздрав России предлагает штрафовать за публичные призывы к отказу от прививок.
Количество "отказников" от прививок оценивают в 20-30% населения, и это существенный риск для популяционного иммунитета.
В последнее время в Россию вернулись такие инфекции, как корь, краснуха, коклюш, часто представляющие угрозу жизни.
Средняя продолжительность жизни в мире выросла на 25 лет против ожидаемой, из которых на 20 - благодаря появлению вакцин и антибиотиков.
Польза прививок очевидна. Многие болезни просто исчезли: люди забыли, что такое черная оспа, почти нет дифтерии.

Сергей Медведев: "Я прививки не боюсь, если надо, уколюсь. Ну, подумаешь, укол: укололся и пошел". Такие плакаты висели в моем детстве повсюду: в школах, поликлиниках, детских садах. Но, как выясняется, сейчас прививки боятся до 30% населения России. Существует мощное движение антиваксеров, антипрививочников, так что даже Минздрав предлагает штрафовать за публичные призывы к отказу от прививок.

Корреспондент: Вклад вакцинации в детское и взрослое здоровье нельзя отрицать. Мы забыли, что такое черная оспа, у нас почти нет дифтерии. Раньше в России ежегодно регистрировалось порядка 1,5 миллиона случаев свинки, сейчас — всего 1500. На данный момент нет как минимум десятка опасных инфекционных болезней, которыми дети болели обязательно. Американские исследователи подсчитали, что средняя продолжительность жизни в мире в прошлом веке выросла на двадцать пять лет против ожидаемой, из которых двадцатью человечество обязано появлению вакцин и антибиотиков.
Collapse )
Виталий Зверев: Сейчас разрабатываются и терапевтические вакцины. С тем же раком: опухоль уже есть, и надо с ней как-то бороться, - сейчас есть разрабатывают вакцинные препараты. Мы запускаем в организм антиген, который заставляет организм вырабатывать антитела на этот агент.

Максим Казарновский: Есть несколько причин, почему вакцина не вызывает заболевания. Если мы посмотрим на самый старый пример, это еще даже не вакцинация, тогда это называлось вариоляция: от больного человека самую настоящую оспу переносили здоровому. Логично предположить, что человек заболеет полноценной оспой и погибнет от нее. Тем не менее, от оспы, полученной естественным путем, смертность была 40%, а от вариоляции - на уровне 1-2%, потому что оспа попадала в организм неестественным путем, ее вкалывали в мышцу, а так она в организм обычно не попадает. Попав в неестественные для нее условия, она не могла вызвать полноценное заболевание, но вызвала иммунный ответ. Сейчас вводят ослабленные живые микроорганизмы.

Виталий Зверев: Это относится в основном к вирусным вакцинам. Вирус кори выращивают при пониженных температурах, тогда он должен изменяться, чтобы приспособиться к этой температуре, и переносят на те виды клеток, которые не характерны для этого вируса. Для того, чтобы приспособиться и все-таки расти на этих линиях клеток, он теряет свою вирулентность. Некоторые вирусы просто погибают, некоторые теряют вирулентность и поэтому не годятся для вакцины. Пока отберут вариант вируса, который потерял вирулентность, но не потерял иммуногенность, проходит большое число экспериментов.
Collapse )
Сергей Медведев: От чего можно будет прививаться в дальнейшем? Вы упомянули интереснейшую вещь: прививки от рака. Насколько это серьезно сейчас?

Виталий Зверев: Это серьезно. Можно делать вакцины против некоторых видов рака. Мы предохраняем от рака печени через вакцину против вирусного гепатита. В лабораторных экспериментах на животных уже показано, что такие вещи можно сделать, введя, например, антигены в организм человека, уже больного раком, либо раковые антигены, на которые у него вырабатывается иммунитет, действующий потом на опухоль: она исчезает или не дает метастазы.

Наконец, можно воздействовать на причину. Есть эндогенные вирусы, есть ретровирусы и масса других вирусов, которые запускают развитие опухоли. На мой взгляд, пройдет время, и окажется абсолютно прав Мечников, сказавший: со временем человечество поймет, что большинство так называемых соматических болезней, которые вроде как не связаны с инфекцией, все равно так или иначе с ней связаны. Это инфекция, либо перенесенная в детстве, либо незаметная для организма. Сейчас известно, что вирус герпеса, например, никогда не исчезает из организма: если попал, то там и остался. Если человек привит, то он не заболеет ветрянкой. Но этот вирус может вызывать онкологические заболевания.

Если абстрагироваться от этого и просто делать вакцины, которые направлены на антигены опухоли или на антигены клетки, пораженной опухолью, чтобы остановить этот процесс, то это возможно, это сейчас делают. Существует новое направление, так называемые ДНК-вакцины, когда мы вводим не антиген, а нуклеиновую кислоту, которая кодирует этот антиген. Сейчас уже несколько вакцин проходят доклинические и клинические испытания.

Максим Казарновский: Первые успехи иммунотерапии рака связаны с меланомой. Это нельзя даже назвать полноценной вакциной. Меланома считается самой иммуногенной опухолью, то есть вроде как иммунитет должен с ней легко справляться, и есть данные, что он, в принципе, иногда справляется, то есть меланома склонна к спонтанной ремиссии. В 50-х годах были такие эксперименты, и порой они даже заканчивались успехом. Первый — это когда вакцины вводили в метастазы меланомы, и это вызывало ремиссию опухоли, она уходила. И второй эксперимент: брали двух людей с меланомой и взаимно пересаживали им меланому друг от друга (этически это, конечно, сейчас совершенно неприемлемое действие). Это приводило к тому, что зачастую у обоих меланома исчезала, потому что иммунитет активировался на меланому другого человека, которая еще более иммуногенна, чем его собственная, но при этом, расправившись с ней, уничтожал свою собственную.
Collapse )
Сергей Медведев: Я читал, что есть пластырь.

Виталий Зверев: Есть. Но это не распространенные вещи, это все в стадии эксперимента.

Максим Казарновский: Нам надо не просто ввести в организм какой-то антиген, но еще и объяснить организму, что это что-то опасное, с чем надо бороться. А если это мертвый микроорганизм, то он не опасен.

Сергей Медведев: Вакцины и антибиотики — это то, что увеличило нашу жизнь на 20 лет против ожидаемого в ХХ веке. Будем надеяться, что в XXI тренд продолжится. Все-таки главная проблема - это даже не вирус, а сам человек, его желание лечиться, избавиться от всяких конспирологических теорий и не быть препятствием на пути излечения болезни.

Collapse )

Презентация собянинской игрушки ожидаемо проваливается

Дети играют в игрушечные машинки в детстве, взрослые в настоящие, а мэры городов в качестве игрушек используют всякие странные виды транспорта.
Сегодня в Москве презентуют игрушку Собянина — автобус, ездящий на электричестве, заряжающийся на остановках



Такие автобусы это вообще не транспорт, это просто дорогие игрушки. Технологии не позволяют использовать эти игрушки как транспорт — они раз в 2-3 часа должны вот стоять и заряжаться 30 минут.
Кроме того, технология только появляется, в России такие машины не производят, а лишь собирают. Большинство комплектующих европейские и на них большая очередь, нет городов с нашим климатом, где такие игрушки работали бы как транспорт.

Сегодня провал презентации: вместо положенных по контракту 30 машин поехать смогут лишь 3 (но и это не точно).



Но в предвыборном пиаре самое главное что? Красивое оформление. Куда и как игрушка поехала — не так важно




Запускают игрушку по маршруту 73 — там висят на протяжении 100% маршрута троллейбусные провода. То есть электрический транспорт ходит там и так.

Пока Собянин играет в игрушки в Питере городские транспортные власти заняты делом — они запускают настоящий электробус, который транспорт. Он уже работает в Питере без каких-либо проблем. Мог бы работать и в Москве — можно заменить 1300 московских автобусов на такие электробусы хоть завтра, произвести их можно быстро, нашими силами.
Но Москве не повезло с мэром. Остаётся завидовать Питеру







а не их!, Мой

Благими намерениями цифровизации

«Государство должно быть незаметным»
Минкомсвязь — о том, как госуслуги станут суперсервисами

Газета "Коммерсантъ" №73 от 24.04.2019, стр. 2
Новый формат госуслуг — цифровые суперсервисы — должен охватить 90% «соприкосновений» граждан и бизнеса с государством. Со временем это взаимодействие и вовсе должно стать незаметным. Насколько чиновники готовы перестроить мышление, какие полномочия уже можно передать искусственному интеллекту и как власти будут оказывать услуги без запроса, “Ъ” рассказал заместитель главы Минкомсвязи Максим Паршин, курирующий федеральный проект по цифровому госуправлению.

— Как идет разработка?

— Мы сформулировали 25 суперсервисов, которые охватывают основные жизненные ситуации граждан и бизнеса и не менее 90% их соприкосновений с государством. Они раскладываются примерно на 200 отдельных услуг федерального, регионального и муниципального уровня, а также негосударственные услуги — например, банковские. По каждому суперсервису сформированы команды, работа запущена. Реализовать их иначе, чем в командном режиме, невозможно: жизненная ситуация в рамках суперсервиса — это комплексная услуга, где переплетены отдельные процедуры большого числа исполнителей. Мы берем за основу технологию agile, движемся недельными отрезками-спринтами. Я возглавляю две группы — по суперсервисам «Рождение ребенка» и «Утрата близкого человека». Всего в командах работает около 200 человек — сотрудников органов власти разного уровня, экспертов, представителей Сбербанка и «Ростелекома».

По каждому направлению должны быть достигнуты три больших блока результатов. Первый — это целевое состояние суперсервиса и обеспечивающих его бизнес-процессов. При этом мы идем от конечного результата, буквально от прототипа на смартфоне пользователя,— и уже обратным ходом разворачиваем этот процесс, накладывая его на существующие процедуры. Мы ставим задачу, чтобы это был сервис уровня «пять звезд». Если реализация на «пять звезд» предполагает бесконечное время и бесконечный бюджет, мы говорим: о’кей, пусть будет «четыре звезды», но не ниже. Второе — это технология, требования к информационным системам, которые обеспечат эти бизнес-процессы. Третье — регулирование: достижение целевого результата практически всегда требует нормативных изменений — от федеральных законов до административных регламентов. Все эти результаты должны быть готовы в июле, дальше уже начнется реализация.
Collapse )

Наша задача — сделать так, чтобы он просто не замечал взаимодействия с государством, а если это все же необходимо — мог решить все в один-два клика. Звучит довольно оптимистично и амбициозно, но суперсервисы как раз позволят эти общие принципы приземлить на практику.

Collapse )
Два — еще в 2010 году в закон о госуслугах был включен прямой запрет требовать от граждан предоставления документов, которые уже имеются в распоряжении госорганов. И этот запрет должен соблюдаться. Есть так называемые документы личного хранения, но этот список мы будем сокращать. Гражданину это не нужно, вся информация должна содержаться в его цифровом профиле, все базы данных должны быть доступны — как ему, так и органу власти или организации, которым он разрешит доступ.
Collapse )