April 30th, 2019

а не их!, Мой

Кивалы -силовики как маяки политики Путина

29 апреля 2019 г.
Марк Галеотти | Foreign Policy
Шпионы в Кремле
"Три папки в кожаном переплете определяют мир - по крайней мере, мир Владимира Путина. Каждое утро, после плавания и тренировок, президент России начинает работу с просмотра этих трех информационных документов: Федеральная служба безопасности (ФСБ) предоставляет ему анализ состояния страны; Служба внешней разведки (СВР) дает обзор глобальной ситуации; и Федеральная служба охраны (ФСО), его личная охрана, дополняет картину кратким обзором происходящего в среде внутренней элиты. Нет ничего необычного в том, что глава государства получает утренние брифинги. (...)Но вместе они заставляют предположить, что правительство Путина превращается из автократии в такую форму правления, которую можно назвать шпионократией, правительством, управляемым шпионами. Последствия тревожны для России - и для всего мира", - пишет Марк Галеотти в своей статье, которую публикует журнал Foreign Policy.

"Многое говорилось о ранней карьеры Путина в КГБ - агентстве безопасности советской эпохи - и о его последующей 13-месячной работе в 1998 и 1999 годах на посту директора ФСБ. Однако, по всем данным, Путин был средним оперативным работником и незапоминающимся директором. В течение 16 лет его работы в КГБ его основной пост был в Восточной Германии, где он, в основном, проводил часы, составляя отчеты и собирая статьи из прессы для изучения их другими; он не проводил никаких миссий на Западе, не получал наград и не имел никакой ответственности командования", - говорится в статье.

"Сразу после распада СССР Путин провел несколько лет в правительстве Санкт-Петербурга, где он поднялся до поста заместителя мэра. После семилетнего перерыва в разведывательном мире - мире, в котором он не смог продвинуться - он был назначен руководителем ФСБ по принципиально политическим причинам: президент Борис Ельцин хотел кого-то, кого он считал бы верным, надежным и готовым прикрыть проступки и нарушения своих боссов, - пишет Галеотти. - Эти мотивы были очевидны кадровым сотрудникам ФСБ; по словам бывшего высокопоставленного представителя службы, Путин "не знал людей вокруг себя или того, как служба работает на этом уровне".

"Путин остается разведчиком-любителем", - отмечает автор публикации, добавляя, что он, скорее, "самый большой фанат" спецслужб и напоминая, что он привлек в свой ближний круг ряд ветеранов спецслужб - Сергея Иванова, Дмитрия Козака, Игоря Сечина и Николая Патрушева. "Путин обихаживает высокопоставленных шпионов, потому что они учат его миру, которым он не смог овладеть сам; он маскирует свои недостатки, окружая себя этими экспертами, - считает Галеотти. - В ответ они соревнуются за его благосклонность. Они узнали, что ничто не приносит большего уважения Путина, чем говорить ему то, что он хочет услышать, а не то, что ему нужно знать. Как рассказал мне один бывший офицер российской разведки, они узнали, что "на стол царю не надо приносить плохие новости".

"Российские спецслужбы оказывают огромное влияние на формирование мировоззрения Путина. Согласно источникам в администрации президента, например, когда Украина была во власти Евромайдановской революции в 2013 и 2014 годах, СВР предупредила, что положение действующего президента Виктора Януковича находится под серьезной угрозой. ФСБ, напротив, заверила Путина, что все под контролем. Но когда Януковича заставили бежать в Россию, СВР не похвалили за дальновидность. Вместо этого ее наказали - уволили нескольких чиновников СВР, но политически более подкованная ФСБ увернулась от ответственности. Похоже, что Путин принял объяснение ФСБ, что за украинской революцией стоит западная разведка, и что это вина СВР, что они не предупредили об этом", - отмечается в статье.

"Неудивительно, что конкуренция между российскими спецслужбами в угоду боссу часто становится каннибальской. (...) Агентства состязаются за то, чтобы представить наиболее идеологически привлекательные перспективы - и нанести удар друг другу в спину. В последние годы низкопоклонство в российском шпионском сообществе усугубилось. Путин, как и многие авторитарные лидеры, со временем стал менее терпимым к альтернативным перспективам, и он ограничил свой круг кивалами и другими ястребами". Путин потакает спецслужбам, говорится в статье, и "готов поверить их слову больше, чем другим учреждениям, предназначенным для того, чтобы информировать и консультировать его". Автор указывает, что ранее Путин "беседовал с широким кругом российских чиновников и путешествовал по стране, чтобы узнавать об общественных проблемах из первых рук".

"Решимость Путина доверять своим шпионам привела к череде просчетов", - подчеркивается в публикации.
Так, отмечает автор, в 2014 году ФСБ и ГРУ выступали за опосредованную войну на юго-востоке Украины, заверяя Путина, что Киев быстро капитулирует и примет гегемонию Москвы. "Прошло пять лет, но россияне завязли в необъявленной войне, которая объединила Украину и повлекла за собой болезненные экономические санкции", - пишет Галеотти. Кроме того, после того, как "в 2018 году ГРУ предприняло попытку отравить Сергея Скрипаля, бывшего офицера, который стал британским шпионом", и ГРУ, и СВР предсказывали, что это повлечет лишь временную напряженность в отношениях с Соединенным Королевством.

"Один из недовольных бывших сотрудников министерства иностранных дел был весьма откровенен, рассказывая о влиянии российских шпионов, - передает автор. -
По его словам, к тому времени, когда Путин читает брифинги министерства, "он уже принял решение, основываясь на том, что ему сказали Патрушев и спецслужбы.
Когда наш брифинг сталкивается с каким-то параноидальным безумием, которое они продавливают, он не спрашивает, почему они дезинформируют его - он говорит нам, что мы наивны".

"Россия в опасной ситуации. Ее шпионократия означает, что борьба за внимание Путина и, следовательно, за его программу становятся более важной, чем предоставление хороших советов. Он не попускает источники альтернативных, а зачастую и лучших, уведомлений. Наиболее серьезно то, что это заставляет даже рациональных политических игроков принимать плохие решения. Хотя риск открытого конфликта с Западом остается небольшим, следует помнить, что большинство войн были вызваны не отсутствием разведданных, а плохими разведданными", - резюмирует Галеотти.
Collapse )
а не их!, Мой

О форме отчета (к 1 апреля) О ПРОЦВЕТАНИИ ГУБЕРНИЙ и РАДОСТЯХ их НАСЕЛЕНИЯ

Путин модернизирует свои парадоксы
Народу дозволено голосовать за местных начальников, но рекомендовано сразу о них забыть. Все хлопоты об их муштровании возложил на себя вождь.

Противоречия системы власти в России любовно шлифуются и начищаются до нестерпимого блеска.
Сергей Шелин Обозреватель ИА «Росбалт»

Ясно, что, издание президентского указа № 193 («Об оценке эффективности деятельности высших должностных лиц субъектов Российской Федерации») — это своего рода ответ на осечки при народных голосованиях за глав регионов, на участившиеся случаи возражений отдельно взятых групп избирателей против мероприятий действующих избранников, а заодно, видимо, и на украинские президентские выборы, давшие повод для различных сопоставлений и острот, до которых так охоча наша интеллигенция.

Не менее ясно и другое. Владимир Путин всегда отвечает на любые непредвиденные трудности не изменением курса и уж конечно не отвинчиванием гаек, а дальнейшим усилением учета и контроля. И естественно, расширением и упорядочением бумагооборота.

Вот и сейчас президентской администрации и правительству предписано регулярно докладывать главе страны об успехах и неудачах губернаторов, расписанных по пятнадцати позициям, а самим главам субъектов «ежегодно, до 1 апреля» представлять рапорты «о достигнутых за отчетный период значениях показателей, предусмотренных перечнем».

Надо сказать, что за исключением пункта № 1, в указе перечисляются различные общественно значимые вещи — производительность труда в регионе, среднемесячная заработная плата, уровень бедности, доступность жилья. Не забыты ни малый бизнес, этот вечный любимец и объект казенных забот, ни благоприятность городской среды, ни даже загадочная, но настраивающая на позитивный лад «доля соответствующих нормативным требованиям автомобильных дорог в городских агломерациях с учетом загруженности».

При поверхностном чтении скепсис вызывают только две вещи.
Во-первых, большая часть перечисленного неподвластна или почти неподвластна губернаторам, да и вообще как-то не очень касается их служебных обязанностей. Чем-то должны заниматься вовсе не чиновники, а бизнес (например, созданием «высокопроизводительных рабочих мест во внебюджетном секторе экономики»), чем-то местное самоуправление, которое никто пока не отменял.
Во-вторых, сами показатели приспособлены не к жизни, а к сложившимся шаблонам казенной отчетности. Скажем, та средняя заработная плата, о которой докладывает госстатистика, имеет лишь слабое касательство к реальным заработкам людей, поскольку охватывает только часть занятых и при этом вычисляется как среднее арифметическое суперзарплат привилегированной кучки и всех прочих. А о медианном заработке рапортовать не велено, поскольку его размер огорчит начальство. Точно так же лишен связи с действительностью и официальный «уровень бедности».

Что же до тех «указных» показателей, методики расчета которых еще только предстоит составить, то и за них можно быть спокойным. Методисты не подведут, отчеты будут в порядке.

Однако, в «указном» перечне есть еще главный пункт, самый первый по счету: «Уровень доверия к власти (президенту РФ, высшим должностным лицам субъектов РФ)».
Отметим мимоходом, что под «властью» указ понимает вовсе не Госдуму, не местные законодательные собрания, и не судей всех уровней и специализаций. Зачем это крючкотворство? Разумеется, речь идет только о Путине и его губернаторах.

И тут мы подступаем к одному из интереснейших парадоксов нашего режима.

Начальников регионов формально выбирает народ. То есть, теоретически они отвечают перед избирателями. Но фактически их отбор, выдвижение и последующее снятие — дело высочайшей воли.
Своего начальника они видят не в гражданах, а в первом нашем лице. Таков наш давний обычай.

Но в последнее время рядовые граждане повадились чего-то требовать от своих избранников, а то и высказывать им что-то вроде недоверия.

Оставим в стороне Ингушетию со всеми ее тонкостями. Возьмем простую Архангельскую область, начальник которой Игорь Орлов считает «шелупонью» собственных избирателей, довольно дружно возражающих против сооружения мусорного полигона. На коллективное письмо с просьбой отрешить прямодушного областного наместника президентская администрация вежливо сослалась на отсутствие юридических оснований для этого.

Закон таким образом сказал свое веское слово. Но проблема-то осталась. Как быть с губернаторами в отрезок времени между их присылкой в регион и отзывом оттуда?
Доверить избирателям решение их должностной судьбы нельзя. В этом пункте высшая власть непримирима.

Но положиться на одно только их умение угождать и привитые им навыки прыжков с обрыва и стрельбы по мишеням — это по сегодняшней мерке тоже мало.

Указ № 193 как раз и заполняет эту лакуну и одновременно модернизирует стержневой парадокс путинского правления.

Да, избранные общественностью губернаторы перед гражданами ответа не держат и всецело остаются слугами вождя. Но слугами в хорошем смысле слова. Они не ботинки ему расшнуровывают, а хлопочут о спокойствии и благополучии регионов, в которые посланы его волей. И для этого присылаются пятнадцать высочайше продиктованных пунктов.

Понятно, что пункт «уровень доверия к власти» — не про реальные настроения людей. Это всего лишь строчка в рапортах каких-то измерительных служб, в конечном счете, как и губернаторы, подчиненных вождю. И все прочие пункты, как уже говорилось, имеют не практическую, а отчетно-бюрократическую ценность. Реальные конфликты и трудности, вроде скандала с мусорным полигоном, в них просто не укладываются. У казенной контрольно-учетной картины совсем другие сюжеты.

Но сама по себе присылка слугам анкеты, которая предписывает им идти путем прогресса, пусть даже этот прогресс будет существовать только в бумагообороте, это еще один шаг к модернизации нашей системы. Противоречия которой любовно шлифуются и начищаются до нестерпимого блеска.
Collapse )