June 5th, 2019

а не их!, Мой

Незатейливо (как в анекдоте) Так легче будет опознать ;-((

Российская авиакомпания "Победа" 4 июня опубликовала в своих соцсетях пост, объясняющий, почему пассажирам не разрешается самовольно менять места на борту самолетов лоукостера. Этот вопрос ранее уже поднимался в СМИ и даже становился поводом для судебных исков.

По правилам компании, выбор конкретного места в салоне оплачивается отдельно. При автоматической рассадке семьи, пары и летящие вместе друзья могут оказаться в разных концах воздушного судна. Исключение составляют дети до 12 лет: с ними обязательно должен сидеть один из сопровождающих взрослых, но это не значит, что супругов, например, с двумя детьми, не могут посадить отдельно друг от друга.

В посте, который "Победа" впоследствии удалила, среди причин, по которым пассажирам нельзя пересаживаться, названа идентификация тел при авариях и катастрофах. "В списке зарегистрированных пассажиров указываются и места в салоне, поэтому сидеть на своем месте важно и для последующего опознания, чтобы вас ни с кем не перепутали", - предупредила авиакомпания.
Collapse )
а не их!, Мой

МК цитирует политические высказывания Квачкова, а я цитирую МК

"В ХХI веке государство — это прежде всего наука, потом образование, потом здравоохранение. Армия находится у меня — у человека, который носит погоны почти 60 лет, — в перечне приоритетов после науки, образования, здравоохранения, после детства и материнства.
А у нас сейчас практически убита наука — два миллиона наших ученых русских (под русскими я имею в виду великороссов, малороссов, белорусов, а также представителей других коренных народов России, составляющих в целом русско-российскую цивилизацию) уехали. Я общался с нашими учеными, с зарубежными…
Я хоть и кандидат наук и называю себя «фельдшером», поскольку есть доктора наук, но вижу: то, что происходит с наукой, — это преступление.
Collapse )
а не их!, Мой

Общество "Мы заменим сердца на подшипники..." (c)

Александра Бём | Tages anzeiger
Осторожно, мы все становимся занудами!
Смартфоны и мобильный интернет помогают нам коротать время - однако постоянное отвлечение способствуют тому, что мы становимся все более скучными, считают ученые. Историк Сьюзан Дж. Мэтт и исследователь компьютерных технологий Люк Фернандез сравнили наше время с XIX и XX веком, чтобы узнать, как технологии повлияли на восприятие нами эмоций, сообщает швейцарское издание Tages-Anzeiger.

В качестве источника информации исследователи изучили письма, дневники и мемуары XIX века, сравнив их с интервью 55 людей, взятыми в наши в дни в США.

"То, как мы воспринимаем и оцениваем эмоции, сильно зависит от нашей культуры и истории", - убеждена Мэтт. А культура, в свою очередь, подвергается влиянию технологий, которыми она располагает.

"Между техническими новшествами и нашими эмоциями существует сложная взаимосвязь, - отмечает автор статьи Александра Бём. - Например, одиночество. (...) На одиночество люди жаловались и в XIX веке. "Одновременно одиночество считалось тогда добродетелью, которой радовались", - говорит Мэтт.
Время, проведенное в тихом одиночестве, было привилегией зажиточного класса, в то время как рабочие зачастую жили в стесненных условиях и работали по 12 часов в день и больше".

"Технические новшества, с одной стороны, позволили преодолеть одиночество. Благодаря железной дороге, почте и телеграфу внезапно стало возможным связаться с возлюбленным на расстоянии. С другой стороны, технические нововведения способствовали мобильности, которая повлекла за собой жизнь вдали от привычных социальных контактов и повышенный риск одиночества. (...) Чем больше благодаря технике становилось возможным общаться с кем-то, кто находится в самом удаленном уголке земного шара, тем более негативным становился образ одиночества. Сегодня мы говорим об эпидемии одиночества", - пишет издание.

Ученые изучили и восприятие нами скуки. "Будничную скуку сегодня вряд ли кому-либо приходится терпеть. Даже самое короткое время ожидания мы можем скоротать вместе со смартфоном. Стоит быстро проверить новые посты в Instagram, как на остановке уже стоит твой автобус. (...) Но что такое постоянное отвлечение делает с нашим умом? Остается ли у нас время на размышления?
В XIX веке люди тоже иногда жаловались в своих дневниках на скуку, но, в отличие от сегодняшнего времени, они были убеждены в том, что такие моменты нужно просто перетерпеть.
Кроме того, в скуке они видели наказание Бога за жизнь, в которой было слишком мало добродетельной работы. "Сегодня же страх перед скукой делает нас занудами", - говорит Мэтт. Собственные идеи подавляются постоянным потоком новых постов в соцсетях. "Что, в свою очередь, лишает нас самостоятельности", - отмечает Фернандез.

Сильно изменилось и наше отношение к тщеславию, продолжает издание. Новые технологии позволили нам интенсивнее заняться собой. При этом речь идет не только о селфи - все началось с появления фотографии и зеркал. "В XIX веке тщеславие еще считалось грехом. "Самовосприятие было совсем другим. Люди считали себя грешными и полными изъянов (...)".

Борьба с недостатками и сегодня играет важную роль для многих людей, однако в другой взаимосвязи.

Так, в 1857 году 16-летняя Кэролин писала в своем дневнике, когда чувствовала себя плохо: "То, что нельзя изменить, нужно перетерпеть". Сегодня такой же подросток написал бы пост в соцсети и надеялся бы получить максимальное количество утешений и лайков. "Конечно, в этой взаимосвязи решающее значение имеет не только технический прогресс, но и падение значимости религии в западных обществах", - говорит Мэтт.

Интернет и соцсети также связывают с ненавистью и гневом, которые находят выход в сети. С одной стороны, интернет способствовал развитию этой тенденции, так как противоречивые сообщения привлекают больше внимания. С другой стороны, за последние столетия изменилось и отношение людей к этим эмоциям.
"Во второй половине XX века утвердилось мнение о том, что продуктивная работа возможна только в условиях товарищеских отношений". Гневу больше не находилось места на работе.
"Возможно, именно поэтому гнев и злость сегодня усиленно проявляются в сети"
, - предполагает Фернандез.
Collapse )
а не их!, Мой

Общество Интерпретируя интерпретаторов

The Washington Post, США
Трансляция ежегодного послания президента РФ В. Путина к Федеральному собранию
Washington Post (США): россияне доверяют Путину меньше, чем в прошлом году. И другим политикам они тоже не доверяют
05.06.2019612952
Тимоти Фрай (Timothy Frye)
На этой неделе российские СМИ сообщили, что уровень доверия президенту Владимиру Путину упал до самого низкого уровня за 13 лет. Или нет?
В своем ежемесячном опросе прокремлевская организация ВЦИОМ давно спрашивает у россиян: «Кому из политиков вы доверяете, а кому не доверили бы решение важных государственных вопросов?» В мае только 31% респондентов назвали Путина политиком, которому они доверяют, что является самым низким показателем с 2006 года.

Кремль, неприятно удивленный результатами, попросил социологов проанализировать причины. В ответ ВЦИОМ провел новый опрос и задал респондентам прямой вопрос: «Скажите, пожалуйста, вы доверяете или не доверяете Владимиру Путину?» 72% респондентов ответили, что доверяют.

Как следует понимать эти два результата? Безусловно, у нас должны вызывать беспокойство уступчивая организация, изучающая общественное мнение, которая подчиняется воле Кремля, политические мотивы в изменении формулировки вопроса и недоумение общественности по поводу результатов. Кремль живо интересуется общественным мнением по отношению к Путину. И учитывая разницу в ответах на эти вопросы, мы должны задаться вопросом об эффективности опросов общественного мнения в России.

Снижение уровня доверия
Организации, занимающиеся исследованием общественного мнения, знают, что разные формулировки одинаковых вопросов часто позволяют получить разные ответы. На самом деле небольшие изменения в формулировке вопроса и вариантов ответа может оказать существенное влияние.
Ценность первого вопроса заключается в том, что он задавался неоднократно в течение длительного времени, что позволяло определить тенденцию. Отвечая на тот же вопрос в мае 2018 года, 48% респондентов назвали Путина политиком, которому они доверяют. Падение с этого показателя до 31% является значительным. Когда мы сравниваем ответы на один и тот же вопрос с течением времени, мы обычно получаем больше, чем когда пытаемся интерпретировать ответы на несколько отличающиеся вопросы.

Во-вторых, обе формулировки вопросов о доверии позволяют получить полезную информацию, но в каждом случае респонденты должны выполнять разные действия. Более прямой вопрос, как правило, позволяет получить более высокие показатели, чем просьба к респондентам отметить пункты в списке без подготовки.

На прямые вопросы респондентам приходится отвечать. А вопросы со списками политиков без каких-либо подсказок позволяют респонденту избежать прямого ответа на вопрос. ВЦИОМ, похоже, выбрал прямой вопрос о доверии к Путину в надежде показать более высокий уровень доверия к президенту.

Прямая формулировка, при которой респондентов спрашивают о том, доверяют ли они Путину, похожа на вопрос об одобрении президента, который обычно задают в России: «Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность президента России?» Есть убедительные данные (хотя и немного устаревшие), согласно которым русские, отвечая на вопрос, одобряют ли они деятельность Путина на посту президента, говорят правду. ВЦИОМ сообщает, что в мае работу Путина на посту президента положительно оценили 65% респондентов, как и те 72% респондентов, которые на прямой вопрос о том, доверяют ли они Путину, ответили утвердительно. И этот показатель похож на результаты, полученные более независимым «Левада-центром», согласно которым в мае деятельность Путина на посту президента одобрили 66% россиян.

Снижение рейтинга доверия к Путину, зафиксированние ВЦИОМ с использованием закрытого вопроса (и предложенного списка политиков), отражает и падение рейтинга одобрения президента за последние 12 месяцев, которое зафиксировали обе организации.

В-третьих, более тщательный анализ данных показывает соотношение противоположных показателей в зависимости от формулировки вопроса о доверии к Кремлю.
Ответы на вопрос ВЦИОМ с предложенным списком политиков показывают, что Путина как политика, которому они доверяют, отметили чуть менее трети респондентов, а Путина как политика, которому они не доверяют, отметили только 7% респондентов. Ответы на прямой вопрос о доверии показывают, что Путину доверяют 72% россиян, но также и то, что Путину не доверяют 24% россиян. Ответы на прямой вопрос о доверии показывают не только более высокий уровень доверия к Путину, но и более высокий уровень недоверия к нему.

Не доверяют никому
И, наконец, самым тревожным для властей является, наверное, то, насколько низок уровень доверия респондентов к российским политикам. Когда респондентов попросили перечислить политиков, которым они доверяют, на втором и третьем местах оказались министр обороны Сергей Шойгу (15%) и министр иностранных дел Сергей Лавров (13%).
Премьер-министра Дмитрия Медведева назвали политиком, которому они доверяют, всего 8% респондентов. А на прямой вопрос 58% респондентов заявили, что не доверяют Медведеву. Возможно, респондентам удобнее признаться в недоверии к Медведеву, чем к Путину, но общая картина для Кремля не очень благоприятная.

Интерпретировать все это следует с осторожностью
Опрос общественного мнения в России (и в других странах) сопряжен с проблемами, но он может многое рассказать о политике, если тщательно интерпретировать его результаты. И учитывая готовность ВЦИОМ подчиняться давлению Кремля, необходимо будет проявлять еще большую осторожность в будущем.
Более того, со временем могут возникнуть факторы, негативно влияющие на качество опросов общественного мнения в России. Это будет большой потерей. Опросы общественного мнения в России проводились гораздо лучше, чем в большинстве государств с автократическим режимом. По иронии судьбы, это было бы потерей и для Кремля — ведь автократам тоже нужна точная информация о настроениях в обществе.

Но, исходя из данных опроса, кажется обоснованным вывод о том, что доверие к Путину упало — хоть и с высокого уровня — а степень доверия другим политикам очень низка. Это важно знать при оценке перспектив политических перемен в России.
Collapse )
а не их!, Мой

Общество, волонтеры и власть ("не Ваше собачье дело")

Россия также пережила два стихийных бедствия: аномальную жару и пожары в 2010 году и катастрофические наводнения в 2010 и 2012 годах. По словам Шульман, отреагировавшие на это граждане поняли, что их действия намного эффективнее того, что может предложить государство.

«Это был тот момент, когда развивающееся гражданское общество России столкнулось с коррумпированным и малоэффективным государством, и обнаружило, что у государства недостаточно ресурсов, целеустремленности, ценностей — а есть только деньги, — говорит Шульман. — Количество НКО и количество участвующих в их работе людей придало новое лицо российскому обществу… и самому его существованию. С тех пор мы наблюдаем рост такого участия, несмотря на попытки государства координировать, контролировать, принуждать и подавлять гражданскую активность».

Российское правительство заявляет о своей поддержке волонтерского движения и выдает гранты решающим мелкие социальные проблемы НКО, таким как фонд помощи бездомным животным «НИКА» (именно он организовал Woof Fest). Однако, как говорит Шульман, оно опасается, что более активное гражданское общество начнет шире заниматься политической деятельностью.

«Российское государство желает как бы передать на внешний подряд, используя систему „аутсорс", некоммерческим организациям некоторые свои социальные обязанности. Те обязанности, которые оно не может или не желает выполнять», — отмечает Шульман.

Но здесь есть одна загвоздка. «Государство хочет контролировать абсолютно все, что напоминает политическую активность или грозит стать таковой», — говорит политолог.

Это превращается в проблему, когда волонтеры хотят перейти от решения проблем на низовом уровне, таких как поиск хозяев для животных, к осуществлению реальных системных перемен, особенно если это касается самого государства.

«У России много системных проблем. У нас проблемы с животными, много проблем с мусором, с окружающей средой, со всем, — говорит Игорь Каляпин, учредивший общественную организацию „Комитет против пыток". — Если ты занимаешься стрижкой газонов, никаких проблем у тебя не будет. Но если ты скажешь: „Черт побери, почему наши газоны такие неприбранные и такие грязные? Почему уничтожают парки в городах, а люди не могут дышать? Почему мы загрязняем озеро Байкал?", если ты начнешь задавать эти вопросы публично, пиши пропало. Кошки, собаки, кусты — побоку, тебя немедленно сделают иностранным агентом, обвинят Бог знает в чем, вплоть до того, что ты просто сядешь в тюрьму».

Каляпин указывает на то, что государство все чаще закручивает гайки действующим в России неправительственным организациям.
Collapse )
«Российскому государству очень хочется, чтобы за него эту работу делал кто-то другой, но оно желает управлять ими, — говорит Шульман. — Оно хочет следить за ними, регулировать и наказывать. Из-за этого осложняется положение у тех, кто хочет делать работу НКО».

Руководителю «Комитета против пыток» Каляпину все это знакомо не понаслышке. Его организация расследует случаи пыток и оказывает помощь жертвам по всей России. Те дела, которые они расследуют (а у них зачастую ужасный исход) — это в основном правонарушения, совершенные российскими правоохранительными органами.

«Здесь, в Российской Федерации, у нас есть проблемы с законом, а точнее — с соблюдением закона, с законностью, — говорит Каляпин. — Существует представление о том, что закон — это одна сфера, а реальная жизнь находится в другой сфере. В некоторых точках они могут пересекаться, а в некоторых совершенно не совпадают».
Collapse )
Тогда Каляпин создал «Комитет против пыток», который стремится сделать так, чтобы государство отвечало перед жертвами преступлений. В России есть целое федеральное ведомство, официально отвечающее за такую работу и носящее название Следственный комитет. Но оно неэффективно, поскольку многие жертвы не сообщают о случившемся с ними, а большинство заявлений напрочь отвергаются.

За последние 19 лет комитет Каляпина установил 194 случая пыток, что привело к вынесению 144 обвинительных приговоров государственным служащим, часть из которых совершила жестокие преступления и нарушения прав человека. Это лишь капля в море, но для Каляпина эта работа важна не из-за каждого отдельного дела, а из-за того, что она помогает добиваться системных изменений, что в России очень трудно.

«Всегда находятся коллеги, которые говорят: «Давайте прекратим работу над системными проблемами, давайте работать по конкретным делам. Давайте не будем делать то, что наше государство считает политической деятельностью, давайте работать как адвокаты по делам, — рассказывает Каляпин. — Каждой организации, поверьте мне, каждой работающей сегодня в России организации, чем бы она ни занималась — окружающей средой, кошками, собаками кустами, каждой организации приходится делать такой выбор. Каждой. Дело не в пытках».

....

Даже Каляпин надеется на будущее. «Когда-нибудь чаша весов склонится в нашу сторону, когда-нибудь исчезнет этот мрак и туман, накрывший Россию, это безразличие и апатия к власти, эта идея о том, что мы будем все игнорировать, пока хорошо живем, и пока нет войны, — говорит он. — Между тем, сейчас важно, чтобы международное сообщество получало правильное представление о наших проблемах и о том, как мы намерены их решать. Рано или поздно мы получим возможность влиять на власть».
Collapse )
а не их!, Мой

Политика. Шиес и что сказал "источник власти" (согласно Конституции это НАРОД! )...

Митинг в Сыктывкаре длился два часа.
В завершение собравшиеся единогласно приняли резолюцию, в которой потребовали ввести раздельный сбор мусора на территории республики, провести референдум о запрете ввоза мусора из других регионов, прекратить работы по строительству полигона на станции Шиес, привлечь к суду охранников ЧОП "Гарант безопасности", избивавших людей, а также немедленной отставки президента Владимира Путина, губернаторов Сергея Гапликова и Игоря Орлова и мэра Москвы Сергея Собянина.

https://www.svoboda.org/a/29978450.html