June 23rd, 2019

а не их!, Мой

Эволюция политического языка путинизма

Трехэтажная речь власти. История политического языка путинизма
Ярослав Шимов

20 июня 2019 года президент России Владимир Путин в очередной раз поговорил по "Прямой линии" с вверенным ему народом. Большие выступления Путина происходят обычно два раза в год – в виде прямой линии и большой пресс-конференции. Оба формата многим наскучили, хотя за два десятилетия пребывания Путина у власти именно по ним, наверное, лучше всего было следить за тем, как высшая российская власть разговаривала с обществом, чт
ó пыталась донести до граждан и внушить им и как менялся политический язык путинизма.
Проблема политического языка – одна из главных в изучении политики, утверждает политолог, заместитель директора Академического центра имени Бориса Немцова при Карловом университете (Прага) Александр Морозов. Недавно он записал цикл небольших видеолекций, посвященных теории политического языка:
В интервью Радио Свобода Александр Морозов анализирует историю политического языка Владимира Путина и его режима – с момента прихода Путина к власти в 1999–2000 годах.
Collapse )
Путин – пацан, бюрократ, постмодернист
– Итак, появляется Путин – такой анти-Ельцин, начиная от физического облика, манеры говорить и заканчивая профессиональным бэкграундом. Что он внес нового в политический язык и на кого это было направлено и рассчитано?
– Ранний этап – это, на мой взгляд, до 2005–2006 годов. Путин сформировал свой аппарат власти, примерно к 2006 году все основные ресурсы были взяты под контроль. До этого его политический язык был оппортунистическим, я бы сказал. На ранней фазе он стремился выглядеть и разговаривать как политик-менеджер. Он подчеркивал, что действует в рамках закона, конституции, никакой чрезвычайности не будет.
Фрагменты новогодних обращений Владимира Путина, 1999–2013:
– Сразу вспомнилось его выражение того времени – "диктатура закона". Что в это вкладывалось?
– Он имел в виду очевидное: надо вернуться к исполнению закона. Диктатура – это сильное слово, которое применялось, чтобы усилить эмоциональный характер выражения, но имелось в виду просто восстановление норм законности, роли суда, следствия, борьба с бандитизмом и проникновением олигархии в разные сферы политической жизни. Надо помнить, что в 90-е годы все общество чувствовало, что деньги, коррупция стали проникать уже в очень специфические сферы деятельности государства, в том числе в спецслужбы. Сейчас, через 20 лет, круг замкнулся, болезнь та же, но даже в более тяжелой форме. А тогда, при раннем Путине, для отражения этой общественной встревоженности возникали такие политические мемы и формулы, как "равноудаленность власти и бизнеса", "восстановление вертикали власти" и прочее.

– А к чему был этот повторяющийся жесткий маскулинный стиль – "мочить в сортире" (про боевиков на Кавказе), "отрезать, чтобы ничего не выросло" (в адрес журналиста, задавшего не понравившийся Путину вопрос)?
– У Путина три составляющие в речи, это у него сохранилось до сегодняшнего дня. С помощью речи он управляет страной. Три этажа. Один – это когда он говорит как пацан. То есть это язык, которым он намекает, что привержен "понятиям", неписаным нормам справедливости, которые существует в "русском мире", понимаемом как некоторый единый, сложно устроенный исправительный лагерь.
– Или двор? В смысле не королевском, а хулиганском.
У Путина три составляющие в речи. С помощью речи он управляет страной
– Да. Язык такого двора чрезвычайно важен, поскольку на нем привыкла говорить значительная часть старого бизнеса, вышедшего из 90-х, и определенного типа чиновничество. Путин публично избегает нецензурной лексики, но она на самом деле встроена в этот тип языка, она подразумевается.
Второй уровень путинского языка подчеркнуто бюрократичен. Россией невозможно управлять без бюрократии. Случалось, когда в ходе одной пресс-конференции или длинной публичной речи Путин мог перейти с пацанского языка внезапно на язык, при котором он себя позиционировал как такой уравновешенный технократ. Это очень гладкий язык, стандартизированный, и он им очень хорошо владеет.

Третий этаж его речи, который всегда всеми чувствовался, – это язык постмодернистский в каком-то смысле, в нем много скрытых кавычек, иронии. Например, когда Путин говорит "наши западные партнеры". Он часто начинает разговаривать как будто не всерьез. Были знаменитые интервью, с Мегин Келли, например, когда он с первых минут брал такой тон, словно решил над ней шутить, но шутить в такой деликатной постмодернистской форме. На каждый ее вопрос находить ответ в кавычках.
– Это его Сурков научил, главный постмодернист путинской эпохи, или "само выросло"?
– Я думаю, само выросло. При этом многие люди, которые общались с Путиным частным образом, потом говорили: боже мой, какой он интересный человек, как он здорово мыслит. Определенная эмпатия возникала. Это, кстати, хорошо показано в фильме Манского, где манера раннего Путина видна. Наверное, сам Путин не без оснований считал, что он как кагэбэшник является специалистом по общению, хорошо подготовлен к этому. Так оно, возможно, в определенной мере и есть.
Collapse )
Понятно, что если вы интегрированы в Европейский союз, то национальному правительству не нужно тратить слишком много усилий для того, чтобы себя описать.
– Да, там есть стандартный язык современной демократии. Но почему же не удалось сложить до конца этот политический язык путинизма, как мозаику из кусочков?
– Есть три фундаментальные проблемы, которые невозможно обойти ни самому Кремлю, ни политическим философам, которые с ним связаны или пытаются работать в этом направлении.
Первая – это проблема описания власти. Путинизм стыдлив в этом отношении, он не осмелился сформулировать суть персоналистской власти как несменяемой.
– То есть не хотят до конца отказываться от языка демократии и связанных с нею формальных установлений? Так называемая проблема 2024 года – это та же самая проблема 2008 года в новой ситуации. Тогда была уловка с четырехлетним "местоблюстительством" Медведева. Что будет через 5 лет – неясно.
– На это накладывается вторая сложная проблема. Если мы уже все построили, создана модель, которая будет существовать очень долго, то встает вопрос: а какова в ней роль олигархии? Путинские олигархи не институционализированы окончательно. Их положение всегда воспринималось как промежуточное. Путину нужны те или иные ресурсы, и вот рядом его друзья, которым он эти ресурсы дал в управление. Но это же не какие-то установившиеся феодальные кланы с четкой социальной и исторической ролью.

– Они – производные от Путина.
– И это чувствуется. Но они уже обладают колоссальным весом, контролируя 85% активов страны. А на другом конце находится не только население в целом, но и огромный слой госслужащих, которые за те или иные зарплаты работают на государство.
Их статус понятен: формально ты должен следовать всем нормативным документам этого государства, поэтому ты боишься – только не совершить ошибку или, предположим, взять не по чину. При этом ты видишь, что какие-то люди, вроде бы тоже принадлежащие этой системе, на яхтах плавают в Средиземном море, покупают "заводы, газеты, пароходы". То и дело читаешь о каких-то фантасмагорических фактах их счастливой жизни.
– Но эти "служивые люди" ведь и сами обычно приворовывают изрядно. Вот нам Навальный недавно в очередной раз описал, как живет один простой подполковник ФСБ – автопарк, недвижимость на многие сотни миллионов…
– Да, но далеко не все имеют такой доступ к ресурсам. В стране огромный, колоссальный государственный сектор, там очень много бюджетников, учителей, врачей, они все, так или иначе, государственные люди. И тут мы можем спросить Суркова: ты хочешь политического языка описания России, но как у тебя эти люди на яхтах встраиваются в него? Они кто? Получается, что нужно сказать себе, что они формируют родовую аристократию, признать это?

Войной в Украине Путин повернул тумблер, который разорвал всю концепцию "русского мира"
– Де-факто так и есть. Дети приближенных Путина, как известно, очень хорошо устроены.
– Тогда надо сказать себе и миру, что это вот такая сформировавшаяся модель. Но неизвестно, как на это отреагирует общество.
И третий момент в этой сложной истории можно связать с известным заявлением Путина, что "граница России нигде не заканчивается". Он тогда оговорился, мол, это шутка, но вообще за этим можно увидеть концепцию, близкую к определению так называемой канонической территории. Где мы, русские, есть, там и наше государство. Если есть русская община хоть в Биаррице, хоть в Мексике, неважно – всё "русский мир". А уж Белоруссия, Украина, страны Балтии в значительной степени – и подавно. Но после 2014 года так не получилось. Войной в Украине Путин повернул какой-то тумблер, который мгновенно разорвал всю концепцию "русского мира".
На эту концепцию можно было опираться до нападения на Украину, а после – уже сложно. Даже если Путин и путинисты будут повторять, как они любят, что русские, украинцы и белорусы – один народ, то теперь это уже не один народ никак в политическом смысле. На бытовом уровне, конечно, всё это можно обосновывать: мол, мы один народ, потому что у нас есть общий Чебурашка, общий фильм "Мимино" или старые песни о главном. Всё это есть, конечно, и действительно укорачивает коммуникацию между этими народами. Но в последние пять лет появилось слишком много новых граней и политических разделений для того, чтобы эта конструкция реально работала. Чтобы описать существование России дальше, нужно теперь заново сказать, чтó находится в границах Российской Федерации и почему оно такое.
Бешеный кролик скалит зубы
– Насколько я понимаю, после 2014 года расхождение с Западом как раз на уровне политического языка тоже стало значительно сильнее. Недаром, когда Ангеле Меркель в 2014 году, судя по всему, приписали заявление о том, что Путин "живет в другой реальности", сами эти слова выглядели вполне органично. Что делать с этим? Как объясняться с "нашими партнерами", если сам понятийный аппарат обеих сторон различается всё сильнее?
Collapse )
– Представим себе на секунду, что Путин не брал бы Крым. Он оказался бы сейчас в блестящей исторической ситуации. В Соединенных Штатах возникли внутренние проблемы после избрания Трампа. Проблемы с Брекзитом в Евросоюзе. Вечная турбулентность на Ближнем Востоке. А Путин в этот момент может изображать, что в России – стабильный умеренно реформистский режим. Кириенко начинает разрабатывать язык для новой бюрократии, что он сейчас и делает, всякие конкурсы "Молодой лидер", для них пишутся бумаги, разные новые нормы отчетности для чиновничества и прочее.
– "Авторитарная модернизация"?
– Язык авторитарной модернизации, раз уж мы говорим о политическом языке. Но дело в том, что Путин вместо того, чтобы двигаться дальше в понятном коридоре, взял Крым, влез в Украину и тем самым загнал ситуацию в какое-то неразрешимое противоречие. Потому что если у вас технократический режим и авторитарная модернизация, то вам не нужен очень высокий градус патриотизма, не нужно все время ходить "Бессмертным полком" и симулировать мобилизацию. Вы модернизируетесь, и все в той или иной мере довольны. Да, бывают кризисы, понижение роста, но это все технические вопросы.
Представим себе, что Путин не брал бы Крым. Он оказался бы в блестящей исторической ситуации
– Сингапуру не нужно быть Северной Кореей, вы это имеете в виду?
– Да, Сингапуру не нужно быть Северной Кореей, не нужно изображать из себя бешеного кролика, который все время клацает зубами. Вот это противоречие при нынешнем режиме не может разрешиться. Понятно, что внутри режима есть разные силы.
Мы их иногда видим, все эти прогрессивные парни в пиджаках, которые хотят отодвинуться от истеричной политики и внутренне считают, что это к ним не имеет отношения.
Мы, мол, здесь сидим и цифровизацию осуществляем. Но, к сожалению, так получается, что пока они осуществляют цифровизацию, у них под окнами носятся подполковники ФСБ с чемоданами денег, ходит население, которое не понимает, почему оно беднеет, а кто-то катается на яхтах безнаказанно и публично. Возникает абсурдная и противоречивая картина мира нынешней путинской России, которую трудно связать воедино в одном понятном описании. Поэтому – законченного политического языка нет, – считает политолог Александр Моро
а не их!, Мой

Google metrics для оценки изощренности интерьера

Вчера (лениво переваривая бенефис Президента) сообразил, что много реже стал употребляться посконный российский термин
Прочитав про политический язык решил проверить про помощи Google (число употреблений)
Пополняемые результаты (в опции 18+) в комментарии
а не их!, Мой

Эрдогану что-то прищемили

На повторных выборах мэра Стамбула снова победил оппозиционер

Кандидат от оппозиционной Народно-республиканской партии Экрем Имамоглу побеждает на повторных выборах мэра Стамбула.

По итогам обработки 98% бюллетеней он набирает 53,9% голосов, сообщает центризбирком страны.

Кандидат от правящей Партии справедливости и развития и ближайший соратник президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана Бинали Йылдырым набирает 45,2% голосов.

"Я поздравляю своего конкурента и желаю ему удачи. Эти выборы еще раз показали, что демократия в нашей стране безусловна. Желаю, чтобы Имамоглу руководил Стамбулом и прилагал все усилия для служения городу и его жителям", - сказал Йылдырым в эфире телеканала NTV.

Имамоглу назвал свой успех победой всего города и заявил о готовности сотрудничать с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

"Для решения насущных проблем Стамбула очень важна координация местной администрации с центром. Я готов работать. Никакая политика ни в коем случае не выше потребностей граждан в мире, спокойствии, здравоохранении, возможности работать", - сказал Имамоглу.

Стамбул - ключевой город для Эрдогана. Он сам начинал здесь большую политическую карьеру, победив на выборах мэра в 1994 году.

Кроме того, огромный мегаполис с населением около 17 миллионов человек - финансовый, культурный и экономический центр Турции.

Результаты выборов мэра в марте этого года, победу на которых также одержал Экрем Имамоглу, были аннулированы. Центризбирком страны связал это с тем, что некоторые члены избирательных комиссий были назначены не из числа госслужащих, а также из-за наличия неподписанных протоколов.

После этого Народно-республиканская партия заявила, что вновь выдвинет на повторных выборах кандидатуру Экрема Имамоглу.

Почему Стамбул так важен?
Чагыл Касапоглу, Турецкая служба Би-би-си
Collapse )