June 29th, 2019

а не их!, Мой

Когда бессмертна автократия

В 2011–2012 годах сотрудники «Ренессанс капитала» Иван Чакаров и Наталья Сусеева выпустили аналитические материалы, сохранившие свою актуальность. Во-первых, они предсказали России длительный период экономической турбулентности. Она наступила с кризиса 2014–2015 годов и продолжается до сих пор. Во-вторых, они проанализировали колебания вектора политического развития десятков стран (к демократии или от нее) в зависимости от такого синтетического показателя, как ВВП на душу населения.

Нефтедобывающие государства пришлось выделять в особую группу. В обычных странах, построивших свои демократические системы, действует прозрачное правило: чем выше уровень ВВП на душу населения, тем устойчивее демократия или движение к ней.
Авторы подчеркивают: ни в одной из состоявшихся демократических стран, достигших рубежа в $10 000 подушевого ВВП (здесь и далее доллары 2005 года, именно такова база расчетов авторов), не было отката назад, такая демократия в докладе названа «бессмертной».
В нефтяных же странах совсем не так. Для государств Персидского залива уровень в $19 000 ВВП на душу населения, наоборот, признается дверью, за которой «бессмертна» уже автократия.


А как же Россия? Она, как всегда, зависает, не полностью встраиваясь и в «персидский» ряд. По объему добычи нефти на душу населения Россия в 7 раз уступает, например, Эмиратам, Брунею или Катару и в 1,5 раза — Казахстану и Азербайджану.
Для России авторы придумали особый термин — «анократия» («слабая демократия с автократическими тенденциями»). Итог: есть 30-процентная вероятность, что Россия повысит уровень демократии.

Всего лишь! Но надежда остается. Если наложить этот вывод на оказавшийся точным прогноз стагнации российской экономики, то «это даже хорошо, что пока нам плохо». Авторы восемь лет назад сделали вывод, что если экономика России будет крепнуть при отсутствии зримых шагов к демократии, то автократия будет бронзоветь, становясь непоколебимой. В процентах вероятность такого исхода они не оценили, зато не стали скрывать, что выход из клуба «бессмертных автократий» один — «насильственная революция».

К написанному Чакаровым и Сусеевой может быть масса претензий. Это уж точно не Библия. Но в их пользу говорит сбывшийся прогноз развития экономики России и исследовательская смелость — сегодня ее впору заносить в Красную книгу.
Collapse )
а не их!, Мой

Дифференцированный экологический налог?!

NZZ (Швейцария): экологический коммунитаризм пойдет на пользу тем, кто действительно что-то делает для сохранения окружающей среды
Вопросы экологии
29.06.2019111107
Леандер Шольц (Leander Scholz)
Дебаты вокруг того, какой след мы оставляем в окружающей среде, ведутся недостаточно последовательно. Сегодня люди, у которых есть деньги, могут позволить себе или наносить урон окружающей среде, или щадить ее. У более бедных такого выбора часто нет. Поэтому вопрос о потреблении ресурсов имеет социальный характер. Должен быть найден механизм установления разумного баланса.
.....
Не товар, а общее достояние
Незагрязненный воздух, которым мы дышим, чистая питьевая вода и здоровая окружающая среда — это не товары, а наше общее достояние. Все и каждый имеют равные права на них. Эти ценности не должны принадлежать никому и должны быть доступными всем в равной степени. Тем не менее, мы допускаем, что некоторые могут пользоваться всем этими благами более щедро и им разрешено наносить урон окружающей среде в большей степени.
Оказывается, за деньги можно не только покупать вещи и услуги, но и право причинять ущерб окружающей среде, никак не компенсируя за это других людей. И это несмотря на то, что в цене есть надбавка для успокоения совести покупателей. Часто утверждается, что существует конфликт целей между экологическими и социальными инициативами. А ведь при этом они теснее связаны друг с другом, чем это отражается в требованиях экологического движения. Как правило, именно беднейшие слои платят двойную цену, причем речь идет как об их здоровье, так и о финансовых нагрузках.
Экологическое движение в прошлом делало слишком большой акцент на экологическое сознание. А нам вместо экологического индивидуализма нужен экологический коммунитаризм. То, что полагается всем и никому не принадлежит, не может быть объектом индивидуального произвола. Помимо моральных решений необходимы еще и политические.
Если люди, которые могут позволить себе экологическую совесть, противопоставляются тем, кто её себе позволить не может, то не удивительно, что экологические требования все активнее отвергаются частью населения. Потому что помимо прочих нагрузок на нее налагается еще одна, которая в зависимости от жизненной ситуации каждого отдельного человека может иметь совершенно разный вес. Нам нужна радикально иная модель.

Если посмотреть на охрану окружающей среды на экономических предприятиях, то там уже давно действует принцип справедливости, разработанный еще в конце шестидесятых годов, хотя и реализованный значительно позже. Согласно этому принципу, каждому предприятию дается право на определенное количество выбросов в атмосферу.
В тех случаях, когда этот лимит не исчерпывается, предоставленные права на эмиссию предприятие может продать. И наоборот, предприятия, чьи выбросы превышают лимит, могут эти права купить. По всему миру сейчас существует целый ряд соответствующих торговых систем — самая большая действует в Европейском союзе, самая маленькая — в Швейцарии.
Некоторые из этих систем работают только с изготовителями энергии и промышленными предприятиями, другие занимаются также строительством и сельским хозяйством.

Зарабатывать деньги, передвигаясь на велосипеде

Если перенести эту систему на простых граждан, то это будет означать, что у каждого будет право наносить некоторый ущерб окружающей среде в определенных сферах. Если кто-то захочет ездить на машине, сильно загрязняющей окружающую среду, то он должен будет приобрести права на соответствующие выбросы у того, кто свой лимит не исчерпывает. Тот же, кто ездит только на велосипеде, смог бы таким образом зарабатывать деньги.
У каждого был бы стимул устроить свою жизнь, учитывая интересы такого общего достояния, как здоровая окружающая среда. Вероятно, что составляющие жизненного успеха в таком случае выглядели бы по-другому, чем в нынешних условиях.
А распределение нагрузок было бы более справедливым, чем сейчас. Потому что те расходы, которые сейчас незаметно перекладываются на других, при такой модели каждому придется калькулировать, планируя собственные действия.

В отличие от требования поднять потребительские цены вообще для всех это стало бы не только более эффективной мерой, но и затронуло бы и тех, кто в экологическом движении не имеет голоса. Можно предположить, что тогда возникнет и совершенно другое представление о том, какие стили жизни являются лишь формально экологичными, а какие действительно полны смысла. Экологический коммунитаризм станет служить не тем, кто позаботился о моральной подстраховке, а будет поддерживать людей, которые действительно вносят вклад в сохранения здоровой окружающей среды.

И хотя подобная модель пока кажется нереалистичной, но уже сейчас возможны решительные шаги в этом направлении, например, введение неоплачиваемого минимума при потреблении электроэнергии. Платить придется только при высоком потреблении.
Подобные правила, когда существует некий базовый бесплатный минимум, можно легко ввести и в других областях потребления. Это было бы справедливо и с экологической, и с социальной точек зрения.
Охрана окружающей среды стала бы таким образом источником накопления общественного опыта, а не служила бы выделению некой крайне индивидуализированной прослойки людей.
Collapse )
а не их!, Мой

Project Syndicate (США): Путину безразличен рост экономики

Project Syndicate (США): Путину безразличен рост экономики
29.06.2019809343
Владислав Иноземцев
Collapse )
Тем не менее, есть убедительные причины, почему российская экономика могла бы находиться в лучшем состоянии. Начиная с 2014 года, рубль девальвировался на 45,5% относительно доллара США — эта тенденция должна была повысить конкурентоспособность российского экспорта. Уровень инфляции находится на самом низком уровне за многие годы. Наконец, в 2018 году профицит российского бюджета составил 2,75 трлн рублей ($44 млрд).

Так почему же состояние российской экономики остаётся устойчиво слабым? Ответ стоит начать с так называемого «экономического чуда» 2000-х годов.

Вопреки популярным представлениям, быстрый рост российской экономики в начале этого столетия не был следствием исключительно притока нефтедолларов в огромных количествах. Свою роль сыграли три других важных фактора. Во-первых, либеральные экономические и налоговые реформы 2000-2002 годов стимулировали предпринимателей инвестировать, а потребителей зарабатывать и тратить. Во-вторых, российскую экономику наводнил иностранный капитал, он даже помог создать несколько новых отраслей. В-третьих, отрасли, которые не существовали или не были достаточно развиты в 1990-х годах, начали вносить существенный вклад в повышение темпов роста ВВП.

В результате, в 2000-2008 годах вклад в темпы роста экономики таких отраслей, как строительство жилья, оптовая и розничная торговля, банковские услуги и страхование, персональные услуги, гостиницы и рестораны, мобильная связь, интернет-сервисы, достигал примерно 70%. Остальное в основном объяснялось ростом за счёт восстановления после кризиса. Между тем, объёмы добычи нефти едва превысили уровни, достигнутые в последние годы существования СССР.

В 2008 году рост спроса на все эти новые услуги остановился. Проблема усугубилась бегством иностранных инвесторов после 2014 года, а также наступившей к 2018 году смертью экономического либерализма, поскольку Кремль переключился обратно в режим политики дирижизма.

Экономические перспективы России вряд ли значительно улучшатся в ближайшее время и по одной простой причине: безразличие Путина. Он уверен, что россияне (доходы многих из них зависят от государства, которое выплачивает пенсии или социальные пособия) — не восстанут.
И с этой точки зрения, улучшение инвестиционного климата или содействие технологическим инновациям может принести больше проблем, чем выгод. Путин определённо не желает создавать в экономике достаточно жёсткую конкуренцию, которая может выплеснуться в политическую сферу. Для него экономика имеет одну главную цель: обслуживать его собственные нужды и нужды его «друзей».

В путинской России функция властей заключается в сборе налогов и поборов с успешных предприятий и в присвоении нефтегазовой ренты ради финансирования близоруких политических решений (например, военных авантюр за рубежом) и покупки лояльности бюрократов. Неудивительно, что госслужба может превратиться в исключительно прибыльное предприятие: например, один из полковников Федеральной службы безопасности, используя свою должность, накопил ошеломительную сумму наличными — $190 миллионов.

Поскольку фискальный мультипликатор находится на нуле или даже ниже, а налоги продолжают расти, у России нет шансов на повышение общего роста экономики. Единственный возможный источник роста — увеличение доходов домохозяйств — потребует от правительства начала масштабной кампании по искоренению бедности, а Путин предпочитает направлять доходы бюджета на увеличение государственных резервов или финансирование «национальных проектов», которые в изобилии создают возможности для коррупции.

Во время путинской «Прямой линии» один из граждан пожаловался, что президент находится у власти дольше Леонида Брежнева, который возглавлял СССР 18 лет — второй по длительности срок среди советских лидеров. Учитывая, что под руководством Брежнева в стране наступила эра экономической стагнации, такое сравнение более чем уместно.

Впрочем, есть разница между стагнацией и кризисом. Путин, похоже, не испытывает особого интереса к повышению темпов роста экономики, но при этом он не намерен брать на себя какие-то излишние риски. Низкая инфляция, ставшая результатом дефицита потребительского спроса, означает, что власти могут девальвировать рубль, не провоцируя рост цен, и благодаря этому способны увеличивать рублёвую стоимость своих доходов. Ни один политик, управляющий экономикой, не станет задумываться о том, что будет после следующих выборов. В конечном итоге, благодаря нефтедолларам, экономика России сможет оставаться в «реанимации», не становясь сколь-нибудь сильнее, но, тем менее, выживая.

Как я предсказывал ещё в 2016 году, экономика России находится на пути, который обеспечит ей либо дальнейшую стагнацию, либо вход в умеренную рецессию, поскольку она потеряла былые источники роста, а правительство не демонстрирует особой склонности искать новые. В патерналистском обществе, разделённом на господ и слуг, хозяин предпочтёт распределять меньше богатств среди своих подданных, чем разрешит им зарабатывать больше богатств самостоятельно.
Лишь в этом случае его позиции будут оставаться в безопасности.

Collapse )
а не их!, Мой

Животные инстинкты: как наша внешность предопределяет нашу личность

Животные инстинкты: как наша внешность управляет нашей личностью
Кристиан Джарретт для BBC Future
Collapse )
Существует теория (известная как "факультативная калибровка личности"), согласно которой никакой случайности не было.

Согласно этой теории, наши личности развиваются, наши характеры формируются в соответствии с теми физическими качествами, что дала нам генетика, - в том числе с нашими размерами, силой и внешней привлекательностью.

Отражает ли ваш характер ваши физические черты?
Подтверждений тому, что эта теория верна, все больше - причем внешность влияет не только на черты характера, но и на то, как мы выбираем свою "половинку" и каких политических взглядов придерживаемся.

(Стоит отметить, что пока выводы этой теории неокончательны, поскольку сделаны на основе корреляций и противоречивых данных. Кроме того, существуют и другие объяснения, прямо обратные - например, что как раз черты характера могут формировать наши тела.)

Возьмем такую черту, как экстраверсия. Она подразумевает, что вы не только более общительны, но и более предприимчивы, готовы идти на риск. По логике эволюции, более физически крепкие люди могли лучше использовать это преимущество, становясь экстравертами.

И это подтверждают некоторые исследования. Одно из них, проведенное специалистами немецкого Гёттингенского университета с участием более 200 мужчин, показало, что более физически сильные, обладающие телом "мачо", с широкой грудью и развитыми бицепсами, - как правило, экстраверты. И это проявляется прежде всего в напористости и физической активности. У женщин подобная связь не была выявлена.

В другом исследовании обнаружено, что более физически развитые мужчины более склонны к агрессивному поведению и менее невротичны (реже тревожатся и опасаются чего-то).

Степень нашей замкнутости может зависеть от нашей внешности
Опять-таки, это имеет смысл, если рассматривать развитие личности как адаптивную стратегию. Если вы физически слабы, то осторожное поведение, скорее всего, продлит вам жизнь. Ну а если вы одарены физически, то можете себе позволить время от времени рискнуть.

Интригующие параллели обнаруживают ученые, исследующие поведение животных. Они заметили, что у многих видов индивидуальность животного (склонность вести себя более или менее смело) зависит от его физического размера. Например, более крупные пауки ведут себя смелее перед лицом хищника, чем мелкие.

Легко заметить, что большая часть исследований поведения людей на эту тему (связи физической силы с агрессивностью и чертами экстраверта) сосредоточена на мужчинах.

Это потому, что, согласно теории эволюции, физическая сила и способность драться более свойственны мужчинам, которым приходится соревноваться за благосклонность женщин.

В исследовании, проведенном в Калифорнийском университете в Санты-Барбаре, участвовали и мужчины, и женщины, и вышеуказанная связь гораздо более заметно проявлялась именно у мужчин.

В том же исследовании замерялась степень привлекательности участников как еще один физический атрибут, который теоретически должен влиять на развитие характера экстраверта. Результаты показали, что и у женщин, и у мужчин такая связь есть.

Авторы исследования сделали вывод, что (по большей части) степень экстраверсии можно предсказать, исходя из физической силы и физической привлекательности человека.

Более того, эти выводы не могут быть объяснены только разницей в генах, связанных с функцией гормонов андрогенов (вероятно, влияющих на силу, привлекательность и аспекты личности).

Это подкрепило идею, что физические свойства усиливают черты личности, связанные с экстраверсией, и такие черты - не просто отражение генов.

Причем с физическими качествами связаны не только невротичность, замкнутость в себе, любовь к уединению или экстраверсия, разговорчивость, общительность.

Из результатов еще одного исследования можно сделать вывод, что и наше поведение при построении отношений с потенциальным романтическим партнером тоже может быть не чем иным, как стратегической адаптацией под влиянием ваших физических черт, внешности - особенно если вы мужчина.

Например, в исследовании с участием сотен студентов Аарон Лукашевск из университета Лойола Мэримаунт и его коллеги, среди которых Кристина Ларсон и Келли Гилдерслив из Калифорнийского университета, обнаружили, что более сильные и более привлекательные мужчины (но не женщины) с большей долей вероятности считают, что секс без любви - это нормально, и охотно занялись бы сексом с малознакомым человеком.

Даже наши мнения и наши жизненные ценности могут формироваться физическими чертами
"Результаты современных исследований поддерживают гипотезу о том, что более сильные и более привлекательные мужчины имеют больше партнеров по сексу - частично по причине того, что эти мужчины "откалиброваны" на использование всех возможностей "свободного от обязательств спаривания", - пишут ученые.

Но как далеко простирается связь между вашей внешностью и тем, кто вы в этой жизни? У мужчин это может отражаться даже на политических взглядах.

В исследовании, результаты которого опубликованы в этом году, два политолога сообщили: данные, полученные в 12 странах (включая США, Данию и Венесуэлу), говорят о том, что более сильные, более мускулистые мужчины, как правило, выступают против политического эгалитаризма (равных политических возможностей).

Эти мужчины "откалиброваны" на использование всех возможностей "свободного от обязательств спаривания"
Обоснованием этому можно считать то, что в прошлом такие мужчины, скорее всего, преуспевали в обществе, где каждый был за себя.

В случае с женщинами результаты не так однозначны. В некоторых исследованиях подтверждалось, что более сильные из них с большей вероятностью выступают за равные политические права, в других - всё ровно наоборот.

Нам нравится думать, что наша личность (то, во что мы верим, что любим, за что выступаем, наш характер со всеми его чертами, верностью, стеснительностью или склонностью флиртовать и т.д.) - это результат работы нашего интеллекта, результат наших взглядов на мораль, духовность и проч.

Сама идея, что эти аспекты нашей личности отражают (пусть даже частично) лишь стратегическую адаптацию, приспособление нашего поведения к тому, чем мы обладаем от природы (физическим телом, внешностью), пока остается довольно противоречивой теорией.
Collapse )