July 24th, 2019

а не их!, Мой

Сенаторы хотят ввести цензуру электронной почты

Сенаторы решили ввести цензуру электронной почты
Самая читающая власть

Тихо и сонно летом в российском политическом лесу. Но не спится и не отдыхается сенатору Андрею Клишасу: под занавес сезона борец с непослушным Интернетом внес в Госдуму новый рестриктивный проект. На сей раз Клишас и поддержавшие его коллеги по верхней палате намерены ударить по почтовым сервисам. Среди новаций — обязательная идентификация пользователей по номеру мобильного телефона и запрет на передачу писем, содержащих запрещенную в РФ информацию.

Помимо Клишаса авторами законопроекта, корректирующего закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», выступают члены Совета Федерации Александр Башкин, Людмила Бокова и Александр Карлин. Изменения, внесенные в это закон в 2017 году, «положительно сказались на обеспечении безопасности Российской Федерации», с удовлетворением констатируют законотворцы в своей пояснительной записке. Тогда, напомним, в законодательстве появился запрет на анонимное общение в мессенджерах. Но тех ограничений Клишасу и К° уже мало.

«Общество сталкивается с новыми угрозами, связанными с распространением заведомо ложных угроз совершения террористических актов, — сообщают законотворцы в пояснительной записке. — Компетентными органами проводятся необходимые мероприятия по поиску злоумышленников, однако использование распространителями анонимных угроз почтовых сервисов позволяет им скрывать свои персональные данные».

В случае принятия законопроекта «организатор сервиса электронной почты» обязан будет «осуществлять идентификацию пользователей сети Интернет... по абонентскому номеру оператора подвижной радиотелефонной связи». Еще более революционная новация — обязанность ограничить возможность «передачи электронных почтовых сообщений, содержащих информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено».

Оно будет, правда, касаться не всех пользователей, а лишь тех, на кого укажет «уполномоченный федерального органа исполнительной власти», проще говоря — Роскомнадзор. В течение суток после получения от Роскомнадзора соответствующего требования почтовый сервис обязан лишить указанного пользователя распространять крамолу. Но так или иначе «почтальонам» придется заниматься перлюстрацией переписки. Ну а как иначе отделить запрещенную информацию от любовных признаний и/или поздравлений с днем рождения.

Этот пункт очевидным образом противоречит Конституции России, гарантирующей «право на неприкосновенность частной жизни» и «право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений». Ограничение этих прав допускается Основным законом лишь на основании судебного решения, но здесь никаким судом и не пахнет.
Собственно, определенное внутреннее противоречие содержится и в самом законопроекте, требующем от организаторов почтовых сервисов «обеспечивать конфиденциальность передаваемых электронных почтовых сообщений».

«Сенатор Клишас оторван от реальности, — считает руководитель юридической практики «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян. — Это работать не будет. Потому что запретить допуск наших граждан к заграничным почтовым сервисам, которые не будут, очевидно, исполнять требования закона, никак невозможно. За рубежом никто такой ерундой не занимается. По крайней мере — в приличных странах».

Впрочем, позиция правозащитника тоже не лишена некоторого противоречия. В несвободных странах подобные запреты, признает Дарбинян, очень даже работают: «Там имеются аналогичные, а иногда и более репрессивные законы. Если ориентироваться на Иран и Северную Корею, то наши требования еще достаточно мягкие».

То есть все в конечном счете зависит от ориентации. Можно при желании ограничить доступ и к иностранным сервисам обмена информацией. Конечно, без трудностей на этом пути не обойтись, что показывает хорошо известный пример борьбы Роскомнадзора с Телеграмом. Но в принципе они преодолимы. Для этого «по новому закону о суверенном Интернете надо объявлять чрезвычайное положение, отдать все в руки Роскомнадзора и через коробки DPI, которые сейчас пытаются установить на узлы операторов связи, жестко блокировать по протоколу, по портам, — описывает сценарий полной «национализации» Интернета Саркис Дарбинян. — Но какой ущерб это принесет российской экономике!»

Цена, по первоначальным прикидкам, обещает быть очень высокой. И добро бы еще, если бы это была плата за защиту от террористической угрозы. Но терроризм тут, уверяет юрист «Роскомсвободы», совершенно ни при чем: «Разумные люди понимают, что меры властей к этому никакого отношения не имеют. Думаю, у террористов уже есть свои мессенджеры, недоступные для обычных людей».

Законопослушные же граждане, не имеющие альтернативных способов коммуникации, лишаются последних барьеров, сдерживающих любопытство власти. Когда-то нашу страну называли самой читающей в мире, и, похоже, вскоре эти лавры могут вернуться к нам. Правда, не ко всей России, а лишь к ее чиновникам.
Collapse )
а не их!, Мой

Удивительно как легко заиграться

Начинается всё обычно с невинного стремления упростить всем жизнь неся единолично детали
Потом выясняется, что эти детали задевают не только тебя
Потом число деталей разбухает и резко нарастают усилия по их поддержке
Потом забываешь детали в этих деталях
Collapse )
а не их!, Мой

Помимо прокрастинации есть и другая крайность — прекрастинация.

Бойтесь тех, кто поддакивает: Адам Грант — о корпоративных диссидентах
Менеджмент
О том, как нанимать оригинальных сотрудников, каких коллег стоит опасаться и почему прокрастинация не всегда плоха — в подборке мыслей Адама Гранта

Адам Грант — американский ученый-психолог, самый молодой профессор Уортонской школы бизнеса. Специализируется на изучении психологии взаимоотношений, в том числе в крупных корпорациях. Среди наиболее популярных книг:
«Брать или отдавать»;
«Оригиналы»;
«План Б» (написана в соавторстве с Шерил Сэндберг — главным операционным директором Facebook).
Прокрастинация может быть полезной


Люди часто распоряжаются своим рабочим временем неэффективно. Адам Грант уверен, что сотрудники будут успевать делать больше за шесть часов, чем за восемь, если будут предельно сконцентрированы на своих делах и перестанут отвлекаться.

Прокрастинирующий человек ставит цели, но оттягивает их выполнение или не выполняет вовсе.
Ученый считает, что несмотря на то, что прокрастинация — враг продуктивности, она одновременно настоящее благо для креативности. Как правило, первые идеи, которые нам приходят после получения заданий, — самые очевидные. Но если сначала слегка отвлечься, есть шанс, что в голову придут необычные идеи.

Безусловно, прокрастинацией не следует увлекаться.
Когда время дедлайна приближается, а проект еще не готов, приходится в спешке реализовывать самую простую идею.
Чтобы не допустить подобного, Грант советует снизить свои требования к прогрессу, в этом случае перфекционизм не станет помехой на пути к действиям.
Можно также представить, что невыполнение задуманного приведет к катастрофическим последствиям, — тогда есть шанс, что чувство тревоги побудит вас к действиям.
Еще один вариант борьбы с прокрастинацией — создание обязательств. Например, можно выделять на выполнение цели (написание научной работы) немного времени (15 минут), но регулярно (каждый день).

Помимо прокрастинации есть и другая крайность — прекрастинация. Это желание сразу же после появления задачи приступить к ее выполнению и закончить как можно раньше. Прокрастинатору нужна сила воли, чтобы работать, прекрастинатору — чтобы не работать. Жажда поскорее закончить дела приводит к блокировке сложных мыслей и, соответственно, не приводит к творческим решениям.

Подробнее на РБК:
https://pro.rbc.ru/demo/5d2f38739a79470de3942239?from=newsfeed