September 24th, 2019

а не их!, Мой

"Деловой завтрак" с Эллой Памфиловой Автор: Александр Шансков

Элла Памфилова: Наша задача - создать избирательную систему, которая обеспечивает достоверность выборов. Фото: ЦИК РФЭлла Памфилова: Наша задача - создать избирательную систему, которая обеспечивает достоверность выборов.
Вы в политике опытный человек, в разные эпохи работали на ответственных постах. Как вы оцениваете нынешнее состояние диалога власти и общества?

Элла Памфилова: Очевидно, что российское общество в последнее время стало опережать в своем развитии многие государственные институты, поэтому состояние сложное. Во всем своем многообразии и многослойности - страна огромная, в ее разных точках и на разных уровнях чего только нет: от прекрасного взаимопонимания и взаимодействия - до конфронтации и полного отсутствия какого-либо диалога. Это тоже издержки ситуации, когда создаются тепличные условия для того или иного кандидата, когда ему подпихивают политические костыли, отбивая этими костылями всех реальных конкурентов. А этот кандидат, когда победит, будет оглядываться только на тех чиновников или бизнес-структуры, кто ему это тепличное выборное пространство обеспечил, и действовать он будет, в первую очередь, в их интересах, а не в интересах граждан-избирателей. И зачем ему нужен этот диалог или обратная связь с жителями? Мы это наблюдали многократно.

Collapse )
В Москве подвели итоги эксперимента с электронным голосованием
Сейчас мы видим, что очевидная несправедливость все чаще формирует цивилизованный, правомерный общественный протест. Люди все больше выступают против произвола, несправедливости, неправомерных судебных решений. Если власть на всех уровнях слышит справедливые требования людей и быстро реагирует, то протест рассасывается и поводов для серьезных провокаций становится гораздо меньше. Хорошо, что кто-то заступился сейчас за Устинова или вчера заступился за Голунова. А сколько людей, до которых пока никому нет дела? Обычные рядовые люди незаслуженно осуждены, потому что судье было лень проверить дополнительные доказательства, прокурору было выгодно поставить галочку, а следователю - поскорее закрыть дело. Правозащитная, судебная и правоохранительная системы должны стать для всех граждан в одинаковой степени надежным щитом от произвола, а не источником этого произвола.

Что касается непосредственно наших проблем. Как можно эффективно бороться с нарушениями, когда мы убеждены, что были фальсификации, передаем материалы в региональные следственные органы, прокуратуру, МВД и получаем ответ, что ничего не обнаружено? ЦИК мечет громы и молнии, а потенциальные фальсификаторы уверены: им все сойдет с рук.

Давление было со стороны тех, кто требовал допустить к выборам "истинную оппозицию" в количестве тринадцати человек на привилегированных условиях
Без серьезного оздоровления и укрепления правоохранительных органов сложно осуществлять глобальные проекты и в других сферах. Что касается работы судов, то сколько лет мы твердим о том, что должна быть состязательность, нельзя не рассматривать очевидные факты. Тем более когда сейчас есть все технические возможности, доступность каждому делать видеозаписи, камеры почти везде поставили.

Вы чувствуете общественный запрос на это?

Элла Памфилова: Конечно, как любой нормальный человек. Тем более, что я сама содействовала развитию нашего гражданского общества, и сейчас оно стремительно самоорганизуется, обретая все большую ответственность за то, что происходит в стране. Новое поколение выросло в самое благополучное для России время. В большинстве своем они тоже благополучны и образованны. И у них уже запросы иного порядка. Значит, мы должны это учитывать. Я понимаю, у кого-то щи пустые, а у кого-то жемчуг мелкий. Иному рабочему головы некогда поднять, потому что на кусок хлеба заработать надо. Но мы должны исходить из того, что в целом, несмотря на все трудности и кризисы, качество жизни сейчас совсем иное. Значит, требования и запросы другие. Зачем же эту молодежь нам отторгать и бросать в объятия радикалов, которые работают против России? Надо за каждого бороться. Они здесь, в своей стране, должны состояться, найти свое место, свое дело, свое предназначение и понимать, что это их страна, родная. Воевать надо только с убежденными врагами. А за колеблющихся, сомневающихся, возмущающихся несправедливостью - надо бороться.
Collapse )
Нарушения и фейки: отслеживаем с пристрастием и реагируем
В день выборов движение "Голос" публиковало так называемую карту нарушений, в которой были десятки откровенных фейков. Как надо бороться с ложной информацией о нарушениях? Нужны ли какие-то изменения?

Мосгоризбирком: Явка на электронном голосовании достигла 87,7%
Элла Памфилова: Не вижу необходимости что-то еще законодательно ужесточать. Поскольку наблюдательские сообщества, и далеко не без нашей помощи, стремительно развиваются, то вопросы соблюдения этических норм наблюдения все в большей степени будут решаться на принципах саморегулирования внутри самих сообществ. А мы шаг за шагом создаем для них максимально благоприятные условия. Мы взаимодействуем со всеми, в том числе и с движением "Голос", никого не отвергаем. И всегда благодарим наблюдателей, когда они помогают выявлять или предотвращать нарушения. Но с другой стороны, мы последовательно, твердо и беспощадно будем продолжать выявлять ложную и недостоверную информацию о якобы "нарушениях". И если видим, что идет вал фейковых сообщений, - реагируем.

Что касается движения "Голос", то раньше у них была монополия на истину - все, что отображалось на карте нарушений, многими принималось на веру, особенно за рубежом. Ни одно международное мероприятие по выборам, где нас учили жить, не обходилось без участия представителей "Голоса". А сейчас и среди наблюдательских организаций появилась конкуренция, что хорошо, поскольку повышается и качество, и достоверность наблюдения. Мы с большим пристрастием отслеживаем и проверяем информацию о возможных нарушениях, включая то, что появляется на так называемой карте нарушений "Голоса". Было бы корректнее назвать это "картой сообщений о возможных нарушениях", что я неоднократно и рекомендовала. Еще раз подчеркну: мы благодарим всех, кто помогает выявлять реальные нарушения, но мы не позволим запускать дезинформационную волну в целях дискредитации российских выборов. Все обнародуем. Так же, как показываем, с одной стороны, нарушения на выборах, точно так же будем вытаскивать за ушко да на солнышко тех, кто фабрикует мнимые "фальсификации", всех фейкмейкеров по "нарушениям". Эта тактика работает эффективно и набирает обороты.

А как сам "Голос" объясняет свои фейки?

Элла Памфилова: В день подведения итогов мы пригласили Григория Мельконьянца, сопредседателя движения "Голос", чтобы он смог представить свою точку зрения. Основной вопрос, которым он задался, выступая с трибуны, каким образом ЦИК удалось выудить эти продублированные с прошлых лет сообщения, которые выдавались за "свежие" нарушения? При этом он затруднился объяснить природу их появления.

Я ценю Григория Аркадьевича как высокого профессионала, которого мы и дальше намерены привлекать к обсуждению и подготовке нормативных документов, но в данном случае "Голосу" не помешало бы изменить принцип размещения информации на "карте нарушений", повысив ответственность корреспондентов за достоверность присылаемых сообщений. Сейчас у них как? Почти все, что присылается, собирается и публикуется чаще всего от анонимных адресатов. А люди из разных соображений могут писать. Могут и специально, чтобы показать "ужасы на выборах". А могут и для того, чтобы дискредитировать их работу. В итоге "карта нарушений" местами превращается в информационную помойку, и обижаться в этом случае следует в основном на себя. Если вы хотите, чтобы вам доверяли, то сократите адресатов до тех, кто готов идентифицироваться и нести ответственность за свои сообщения. Тогда и у нас будет больше возможностей оперативно реагировать на серьезные нарушения, а не тратить огромные силы и время на то, чтобы копаться в информационном мусоре.

Наряду с электронным должны остаться и традиционные способы голосования, считает глава ЦИК: "Многим людям важно самим прийти на участок, часто - всей семьей, заполнить бюллетень, послушать музыку, пообщаться с соседями. Купить пирожки, наконец!"
Выборы в Москве: закон и справедливость
Давайте поговорим о выборах в Москве. В некоторых округах победили кандидаты, которые никакой кампании практически не вели. Многие говорят, что это случилось из-за отсутствия графы "против всех". Может, стоит вернуть ее в бюллетень?

Элла Памфилова: Графа "против всех" актуальна тогда, когда у избирателей ограничен выбор, когда среди кандидатов нет представителей от значительных групп людей. Они не видят своего кандидата, но они, как активные граждане, считают важным использовать гарантированное Конституцией право избирать. И тогда графа "против всех" - это выход, избиратели таким образом реализуют свою гражданскую позицию. Но когда есть конкуренция, когда представлен весь спектр, отражающий интересы избирателей, тогда она не актуальна. Что касается московских выборов, то я знаю только об одном случае, когда в одном из округов победил тезка-однофамилец более "раскрученного", но незарегистрированного кандидата из другого округа. А в целом на московских выборах совсем другие причины вывели в победители тех или иных кандидатов. И отсутствие графы "против всех" здесь ни при чем.

Вы чувствовали давление с какой-либо стороны, когда разбирали заявления незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму?

Элла Памфилова: Давление было со стороны тех, кто требовал допустить к выборам "истинную оппозицию" в количестве тринадцати человек на привилегированных условиях - всех вместе, без полагающихся по закону проверок подписей и всех документов в целом. Это такое моральное, психологическое давление, когда соцсети переполнены оскорблениями, клеветой, угрозами, ложью и т.д. Я и мои коллеги к этому отнеслись стойко.

ЦИК стоит на страже закона, а как со справедливостью? Где для вас справедливость и закон? Если они не совпадают, может, лучше поступить не по закону, но справедливо?

Элла Памфилова: Мы коллегиальный орган, и не можем себе позволить такую роскошь. Даже если закон в ряде случаев несправедлив, мы обязаны его исполнять. Например, есть нормы, в той или иной степени ограничивающие реальную конкуренцию. Кто в этом случае проигрывает в первую очередь? Проигрывают наши избиратели, получая слабого руководителя. В ряде случаев нормы недостаточно точны, есть серые лакуны, позволяющие произвольно трактовать эти нормы в ту или иную сторону.

Мы с этим не миримся - ЦИК является инициатором ряда предложений. В России всегда был запрос на справедливость не только социальную, но и правовую. Любую! А сейчас эта тема особенно обострилась. Поэтому законы должны быть умны, современны, понятны, точны и справедливы. Пусть не все и сразу, но стремиться к этому необходимо. Но есть и оборотная сторона "справедливости-несправедливости".
Наверное, было бы приятно, если бы "истинная" оппозиция нас нахвалила: "Ой, какая Памфилова и ее коллеги по ЦИК молодцы - всех зарегистрировали". Но, например, как можно не заполнить справку об обязательствах по зарубежному имуществу? Как можно не заметить грубое нарушение закона при заверении у нотариуса списка сборщиков подписей? И что, было бы справедливо, если бы мы закрыли на это глаза?!

При рассмотрении в ЦИК апелляций на отказ в регистрации со стороны Мосгоризбиркома сами оппозиционеры или их представители заявляли: мол, "мы знаем, что близких к власти кандидатов зарегистрировали просто так, подписи они не собирали, а если собирали, то у них не проверяли. Мы тоже так хотим!" Правда, до сих пор никто не представил доказательств, что "провластных" кандидатов зарегистрировали таким образом, но даже если бы это и было так, то чем тогда вы лучше нынешней власти, которую обвиняете во всех грехах, если требуете для себя, прежде чем стать "честными" борцами за справедливость, нечестной привилегированной регистрации?

Петербург: муниципальные выборы - фактически в ручном управлении
Какая кампания оказалась для вас самой сложной?

Элла Памфилова: Свыше 85 процентов нашего времени и сил было затрачено на кампанию, к которой мы по закону практически не имеем отношения - на муниципальные выборы в Санкт-Петербурге.

Наши специалисты, включая членов ЦИК, почти все время там находились, пытаясь остановить муниципально-электоральный бандитизм. Выборы в Санкт-Петербурге никак не избавятся от застарелых родовых травм. На днях мы смотрели архив, оказалось, что многие аналогичные проблемы на выборах в Санкт-Петербурге были и 25 лет назад, но не в такой степени, как ныне. Чтобы обеспечить доступ к выборам только "своим", прятали участки, давали не те адреса. Кандидаты идут сдавать документы, а некуда. Закрывали участки. Когда поступили первые жалобы, мы направили в ряд ИКМО наших сотрудников и членов ЦИК. Навстречу выходили братки и преграждали дорогу. Ни руководства муниципалитетов, ни сотрудников правоохранительных органов невозможно было днем с огнем отыскать. В результате на всех этапах приходилось вмешиваться: регистрации, подсчета голосов, ввода данных протоколов в ГАС "Выборы".

Фактически в ручном управлении?

Элла Памфилова: Да. Пришлось делать специальное заявление, это беспрецедентная вещь: длительно не вводят итоги в ГАС "Выборы", есть попытки опять "пересчитать" бюллетени, если не понравился расклад. К сожалению, мы не видим ответа правоохранительных органов Санкт-Петербурга, хотя материалы направляли неоднократно, но пока реакции нет. Как следствие - полная безнаказанность породила беспрецедентное хамство, наглость, преступное пренебрежение законом. В связи со сложившейся ситуацией мы подготовили пакет предложений о реформировании всей этой системы.

Конкретно по Санкт-Петербургу?

Элла Памфилова: Не только, в той или иной степени эта проблема есть везде. Если так сложилось, что ЦИК несет ответственность за выборы в целом, то у нас должны быть реальные полномочия, а не птичьи права.
Collapse )
а не их!, Мой

В пищевом пальмовом масле нашли опаснейший яд

В пищевом пальмовом масле нашли опаснейший яд
Особенно вредны глазированные сырки из сомнительного сырья

вчера в 19:21, просмотров: 113373
«Русские могут пить все, даже соляную кислоту. Но это вас точно убьет», — сказали эксперты лаборатории в Чехии после того, как провели экспертизу сливочного масла, продающегося в России и даже попадающего в российские школу по госконтракту.
Пальмовое масло в его составе оказалось техническим, с превышением в 10 раз европейских норм по содержанию опасных канцерогенов, признанных очень токсичным ядом — так называемых глицидиловых эфиров (GE).

В нашей стране содержание GE не регулируется вообще никакими нормами, а потому Роспотребнадзор считает, что оснований для реагирования нет. Тем временем депутат Госдумы Евгений Федоров и группа экспертов призывают срочно принять меры и очистить страну от отравы.

В пищевом пальмовом масле нашли опаснейший яд
В 2017 году в Россию было ввезено 892 тысячи тонн пальмового масла, а в прошлом году — уже 1 миллион 60 тонн. Сегодня невозможно не есть пальмовое масло — оно есть практически везде. В так называемых молочных продуктах, кондитерке, чипсах, фастфуде, соусах. При этом примерно 83% пальмового масла содержит глицидиловые эфиры в количествах, резко превышающих нормативы.


Глицидол был признан ядом и канцерогеном еще во времена СССР, в 1983 году. В 2008 году приняты санитарные правила, согласно которым он отнесен к высокоопасным ядам класса А2 и канцерогенам. Он провоцирует развитие многих видов рака, а кроме того, способен изменить генетический код клетки.

Как рассказывает доктор медицинских наук, первый замдиректора НОЦ «Биомед» МГУ им. Ломоносова Дмитрий Еделев, любое его применение чрезвычайно опасно: он усваивается организмом на 97% и способен проникать даже через кожу, сохраняя канцерогенный эффект. Иными словами, кремы и мыла на основе пальмового масла не менее опасны, чем любая еда из него. GE разрушают печень; накапливаются в щитовидной железе и ведут к злокачественным процессам в ней (в последние годы наблюдается резкий рост именно этого вида рака в России, что эксперты связывают с началом массового потребления пальмового масла).
GE разрушают кровь, нервные клетки, губительно действуют на мочеполовую систему, вызывают серьезные нефропатии, съедая почку изнутри; делают мужчин стерильными. Они токсичны для кожи. А еще они не имеют вкуса, прозрачны и прекрасно растворяются в воде. Институт рака Всемирной организации здравоохранения связывает глицидиловые эфиры с 37% (!) случаев рака в мире. «Они содержат мутагены и ведут к рождению детей с генетическими отклонениями», — добавляет Еделев.

Но российские техрегламенты даже не учитывают такой параметр, как GE. И техническое масло у нас свободно продают под видом пищевого. «К сожалению, потребитель не в состоянии отличить по виду или по запаху натуральную молочную продукцию от той, что содержит пальмовое масло. И практика показывает, что далеко не каждое предприятие, выпускающее молочную продукцию, обеспечено молочным сырьем», — говорит координатор проекта «За честные продукты» Александр Бражко. Особенно опасными эксперты называют глазированные сырки, которые так любят дети и которые представляют собой адскую смесь пальмового масла с сахаром.

Массовое использование технического пальмового масла в продуктах питания Федоров называет «пищевым терроризмом» и «геноцидом российского народа». «Мы питаемся с помойки. Сегодня техническое пальмовое масло беспрепятственно ввозится в нашу страну. Чешские специалисты, проверившие российскую молочную продукцию, вынесли вердикт «особо опасно» и сказали, что у них ее бы тут же изъяли из оборота. Наш Роспотребнадзор по фактам этой проверки заявил, что повода для беспокойства нет», — говорит депутат.

Только в прошлом году от онкологии в России умерло около 300 тысяч человек. Федоров считает, что если массово прекратить употребление пальмового масла в стране, эта статистика снизится минимум на треть. Тем временем за последние 10 лет через порт Тамань в страну ввезено 4 миллиона тонн пальмового технического масла. В пересчете на глицидол это около 40 тонн чистого яда. И его продолжают ввозить.

«Мы не против пальмового масла. Мы против канцерогенного пальмового масла», — говорят эксперты. И требуют немедленно ввести в стране временные санитарные правила, которые бы запретили ввоз такого масла в РФ.
Collapse )
а не их!, Мой

Учёба с божьей помощью

Крестный ход школьников "за хорошие оценки": дети вымокли до нитки
"Господи, дай пять!"

вчера в 19:51, просмотров: 4679
В России очень любят Бога. Вернее, не так — очень любят на Бога надеяться, а самим плошать. Авось он молитву-то услышит, враз вмешается и все исправит. Поэтому чуть что — и сразу: «Господи! Господи!» И все — «дай да дай!». Ну ладно еще когда просят: дай сил, терпения, здоровья, счастья, в конце концов. То есть некие исходные составляющие. Ты мне дай возможность, а уж я! Я сделаю все, чтобы дары Твои не пропали, воплощу, приумножу и воздам сторицей. Это ладно, это еще по-божески.

А вот когда СМИ муссируют новость о проведении в воскресенье в Екатеринбурге детского крестного хода, когда полторы тысячи человек — ученики общеобразовательных и воскресных школ, кадеты, студенты патриотических организаций, педагоги и родители — молились «о хороших оценках в школах» — это что?
Это же, извините, горячая просьба о самой настоящей халяве! Идти пешком восемь километров под дождем, при температуре около четырех градусов тепла и просить все это время Бога о хороших оценках вместо того, чтобы потратить это время на изучение предмета — это разве по-божески? Нет! Это чисто по-человечески! Даже можно сказать больше: это вот наше, российское.

И что теперь делать Господу? Не ответить на крестный ход нельзя — люди ведь молились! Надеялись! Страдали при этом! Дети вон до нитки вымокли... Но что значит иметь хорошие оценки вообще?
Без должной подготовки, без уверенности в своих знаниях? Это означает: спросили не тебя, неподготовленного, а соседа.
Видимо, того, кто на крестном ходе не был. Мусульманина, например, или буддиста. Или вообще случилось вдруг так, что взяли ненавистную контрольную и отменили! Или пусть не отменили, но учительница — слава тебе, Господи! — вышла неожиданно из класса, и удалось списать.

Правда, непонятно, что потом делать перед выпускными экзаменами? Хотя нет, очень даже понятно: снова идти крестным ходом, но уже всей Россией: авось пошлет озарение Господь на чиновников, и отменят они ненавистный ЕГЭ.

Конечно, отношения с Богом — дело индивидуальное. Кто о чем просит и что получает — не нам судить.
Но все-таки о чем думают родители, учителя и другие ответственные за воспитание взрослые, когда внушают детям, что о хороших оценках можно просто просить высшие силы, остается загадкой.
Или сами они тоже просят о похожем?
О повышении зарплаты, об уменьшении расходов на коммунальные услуги, о снижении цен на продукты питания?
А может быть — страшно подумать! — чтоб госбюджет взял да и сошелся, а цены на нефть взяли бы да и взлетели до небес.
Господи, услышь! Если так, то и неудивительно тогда, что мы живем не как следует, а как Бог на душу положит!
То ли плохо Его просим, то ли чиновники, что за экономику отвечают, положительные оценки в школах и институтах у Бога в свое время просто вымолили. И вот что теперь из этого вышло...

Господи, дай нам, россиянам, не хороших оценок, высоких зарплат и низких цен, а побольше ума и поменьше веры в халяву. Глядишь, что-нибудь к лучшему тогда в России и изменится...
Collapse )
а не их!, Мой

(no subject)

Высокие налоги на труд

Россию отличает высокая совокупная ставка налогов на труд — 36,4% от коммерческой прибыли предприятия среднего размера (данные ежегодного исследования Всемирного банка и PwC «Paying Taxes»).
В мире этот показатель составляет в среднем лишь 16,1%.
Для сравнения,
в Казахстане ставка налогов на труд — 11,3%,
в США — 9,8%,
в Канаде — 12,6%,
Германии — 21,5%,
Великобритании — 10,8%.

Работник в России платит налог на доходы физических лиц (НДФЛ) — 13%, он удерживается работодателем при выплате зарплаты. Еще 30% с зарплат работодатель перечисляет в страховые фонды:

22% — в Пенсионный фонд России;
2,9% — в Фонд социального страхования;
5,1% — в Фонд обязательного медицинского страхования.
В 2017 году Минфин предлагал провести так называемый налоговый маневр — повысить НДС с 18 до 22% и одновременно снизить ставку страховых взносов с 30 до 22%, чтобы сократить налоги на труд и мотивировать работодателей перестать платить зарплату в конвертах. Но впоследствии от идеи отказались, ограничившись только повышением НДС до 20%.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/economics/24/09/2019/5d81ec209a7947a916d86aad?from=from_main
а не их!, Мой

Примитивизация мира и её отражение в речи (подмена анализа оценочными суждениями)

Научный сотрудник Принстонского университета Брюс Блэр (Bruce Blair), работающий по Программе науки и глобальной безопасности, рассказал мне, что если бы Трамп был офицером ВВС, связанным каким-то образом с ядерным оружием, то ему пришлось бы пройти Программу надежности личного состава, в которой есть 37 вопросов о финансовом положении, эмоциональной неустойчивости и физическом состоянии. (Вопрос № 28: Как часто вы выходите из себя?) «У меня нет никаких сомнений, что Трамп ни в коем случае не выдержал бы это испытание, — сказал мне Блэр, в свое время служивший в армии офицером управления пуском баллистических ракет. — Любой из нас, кто имел хоть какое-то отношение к ядерному оружию, должен был пройти этот тест. Если ты любил спорить, или если у тебя были финансовые трудности, то это означало для тебя серьезные проблемы. Насколько нам известно, Трамп на грани всех этих вещей, но президент от всего освобожден».


Речь Трампа, а вернее, изъяны речи, вызывают беспокойство и у специалистов по конституционному праву. Например, у профессора конституционного права из Гарварда Лоуренса Трайба (Laurence Tribe). По словам Осноса, он заявил, что «речь Трампа на грани невменяемости». Когда президента попросили объяснить, почему он сделал резкий разворот и перестал называть Китай валютным махинатором, тот сказал, имея в виду председателя Си Цзиньпина:
«Во-первых, он им не является, с моих времен. Знаете, очень специфическая формула. Можно подумать, что это общие рассуждения, но нет. Они, они — у них валюта поднялась. Так что это очень, очень специфическая формула».

Такой ответ, по словам Трайба, можно считать примером «явной и патологической невнимательности, безразличия или непонимания» обязанностей президента, упомянутым в 25-й поправке.

А вот психолингвиста Джули Седиви (Julie Sedivy) тревожит не сама бессвязная речь Трампа, а ее регулярное использование. «Я думаю, у нас редко бывают президенты, пользующиеся такой примитивной и упрощающей сложные явления речью», — сказала она, давая интервью нашему изданию.

Почему это вызывает беспокойство? «Есть интересные исследования на тему связи между упрощенной речью и тенденцией американских президентов действовать авторитарными методами, — заявила Седиви.

— Существует предсказательная связь, состоящая в том, что очень примитивные и простые выражения в речи предшествуют очень авторитарным действиям, таким как использование президентских указов…
Это обязательно находит отражение в использовании характерных эмоционально окрашенных выражений типа „это замечательно", „это печально", „это плохо", „а вот это нечестно".

Эти простые слова как бы затушевывают стоящую за ними реальность — куда более сложную. Они низводят информацию до очень грубых впечатлений.
Происходит упрощение точек зрения, упрощение понятий добра и зла. Все сводится к какой-нибудь простой фразе типа „мы будем заключать хорошие сделки", например. Или „все будет великолепно".

В речи Трампа повсеместно присутствует идея о том, что то, с чем столкнулась страна, — это простая проблема, просто ждущая того, чтобы человек с правильной интуицией пришел и решил ее».

В чем недостатки употребления таких фраз и слов? «Что ж, большой недостаток заключается в том, что это обман. Мир сложен. В нем далеко не все так просто. Есть множество одновременно взаимодействующих между собой сил, которые не поддаются простому объяснению и простому решению.

За 20 лет научной работы я убедился: при внимательном исследовании каждой простой и изящной теории, предлагаемой учеными, обнаруживается, что истина вовсе не так проста и изящна. Она оказывается запутанной, грязной, совсем не располагающей к тихому приятию».

Низводя сложность мира до уровня примитивной речи, сказала Седиви, мы по сути дела «лжем о природе этого мира».
Collapse )