October 7th, 2019

а не их!, Мой

В патернализме, в дури в скрепах Мы впереди планеты всей

Протоиерей Димитрий Смирнов предложил обучать детей церковнославянскому языку вместо английского
время публикации: 6 октября 2019 г., 15:44 | последнее обновление: 6 октября 2019 г., 20:44

Протоиерей Дмитрий Смирнов

Председатель патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов в эфире телекомпании "Союз" предложил обучать детей церковнославянскому языку вместо в английского, сообщает "Интерфакс".

Глава патриаршей комиссии посетовал, что "ребеночек не успел родиться - уже английскому учат". По мнению священника, "надо сначала церковнославянскому, потом, может быть, греческому (мы от греков восприняли нашу веру), это же тоже очень важно".

"А так, конечно, стоит как столица Камбоджи и ничего не понимает", - сказал отец Димитрий.

Тем, кто предлагает Церкви перейти на современный язык, он предложил взять газетную бумагу, на ней написать "1000 рублей" и идти в магазин, добавив, что там все-таки захотят получить настоящую купюру. "Так вот, это ) настоящий, а современный язык - это ненастоящий, там половина аглицизмов - все же щеголяют... Вместо коробки для еды "фудбокс" говорят в самолете. "Все ли получили фудбоксы?" Привет, я что, в Америку лечу?" - отметил священник.

Смирнов также высказался против перевода богослужений на русский язык. "Даже Зеленский через пень-колоду, но говорит по-английски. И еще за полгода выучил украинский. А церковнославянский язык - это вообще основа русского языка, там надо выучить два десятка слов", - сказал он.

По его словам, любое дело требует специальной подготовки - вождение автомобиля, учеба на мехмате и так далее.

"Просто палец о палец человек не хочет ударить, а мы должны для него весь двухтысячелетний строй церкви переиначить. А может, и иконы писать на световых коробах, а может, вместо крестов звездочки, они более понятны, мы привыкли: "кремлевские звезды над нами горят..."? И храмы делать в виде амбаров, потому что сколько наших храмов - десятки тысяч - использовали как амбары для зерна? Давайте амбаров настроим - вот будет красота!" - сказал священник.

Протоиерей добавил, что не нужно подстраиваться под ленивых людей. "Русский язык - язык газет, язык телевидения - это меня совсем не устраивает, а церковнославянский, как один мудрый батюшка сказал, на нем не написано ни одной плохой книги", - отметил отец Димитрий.

Протоиерей Димитрий Смирнов в последнее время выступал против губительных абортов, влюбленности - болезни, доводящей до самоубийства, крещения детей, рожденных с помощью ЭКО, "не получившей подтверждения" теории Дарвина, говорил о слабости женского ума, называл трагедией "неполноценность" абсолютного большинства российских мужчин, в которой виноваты женщины, а также предрекал гибель "христианской цивилизации", требовал введения "зарплаты" для многодетных матерей и агитировал против мультфильмов.
Collapse )
а не их!, Мой

Капитализм действия и комплексное обслуживание?1

...где-то глубоко внутри никто не согласен на Tinder вместе с "Яндекс.едой", и "Муж на час" не утешает, потому что где-то в глубине сидит убеждение, что должен быть кто-то, кто любит только меня, для кого я единственный, уникальный.

Сергей Медведев: Это отмирающая патриархальная идея? Ведь тот образ жизни, о котором вы говорите, он же городской, урбанизированный.

Марина Травкова: Я думаю, сама идея немного биологически детерминирована, ведь когда человек приходит в мир, если рядом нет любящих рук, занимающихся им, то он не оформится и не вырастет в человека.
Есть роман "Обещание на рассвете" – о материнской любви. И это "обещание на рассвете" мы потом ищем в своей жизни. Есть идея, как бы следующая за этой, что брак на самом деле разбивает эту иллюзию, напоминает тебе, что ты взрослый. И если ты признаешь, что ты взрослый, и рядом с тобой другой взрослый, и вы – два целых мира, и вам нужно друг друга изучать, что подразумевает труд и долгосрочность… В этом месте у многих людей есть нетерпение, в том числе воспитанное капитализмом, а также есть идея, идущая от психотерапии, что ничего не надо терпеть.
Если мне плохо, немедленно надо это артикулировать, а если я это артикулировал, то мир должен немедленно на это отозваться. А если этого не происходит, то нужно бежать из этой ситуации, защищать свои личные границы…

Но это опять население больших городов. Когда говоришь с социологами, работающими, в деревнях, то ощущение такое, что там основной семьей является трехпоколенная бабушка, мать и ребенок, из них кто-нибудь один непременно болен, и это какая-то страшная бедность. А отцы, мужья являются фрагментарными, эпизодически проходящими фигурами. И в этом плане люди похожи скорее на острова с плохим сообщением, чем на кого-то, кто сидит в мегасети и ждет очередной Tinder.
Но иногда люди недоумевают, говорят: "Я не могу понять: он мне понравился, я ему понравилась, он мне говорит: "Я не поеду из соседнего района". Как это возможно?!" Да, путь до соседнего района стал слишком большим расстоянием.

Сергей Медведев: Это экономика комфорта, экономика удобства, и люди не готовы нести издержки отношений. Это тот же самый рыночный принцип – минимизация транзакционных издержек на отношения.

Марина Травкова: Или они хотят понимать, что они за это получат, и все время идет такой подсчет.
Сергей Медведев: То есть это рыночный принцип?

Полина Аронсон: Отчасти рыночный. Но я не хочу все сводить к рынку. В социологии есть понятие рациональности. Каждый из нас обладает рациональностью, и некое рыночное мышление – это часть рациональности в целом. Это то, как мы в целом видим мир. Вот он сейчас такой – текучий, поэтому имеет смысл вкладывать свои силы не в долгосрочные, а в более краткосрочные проекты.

Да, это все очень классовые вещи. У нас действительно слоеный пирог – где-то еще социализм, а где-то вообще феодализм. Но в этой ситуации меня беспокоит то, что по психологии, жанр которой очень опосредованно связан с той профессией, которой занимается Марина и ее коллеги, – вот этот жанр создает идеальный тип суверенного, автономного индивида, который не должен хотеть стабильности. Это как бы нелегитимно, нехорошо, потому что стабильность связана с рисками, и это все время педалируется, выставляется как личностный идеал, к которому мы должны стремиться.
Сергей Медведев: Стабильность связана с рисками, то есть в современном текучем обществе наиболее успешен и наиболее хеджирован активный элемент, который не завязывается на какие-то долгосрочные структуры и проекты?

Полина Аронсон: Об этом и речь. Наиболее успешен не тот, кто овладевает профессией, а тот, кто овладевает навыками.
Сергей Медведев: Не тот, кто заполучает одну женщину на всю жизнь, а тот, кто успешен на разных отрезках с разными проектами, получая максимальную эмоциональную или какую-то еще прибыль от этих отношений.

Полина Аронсон: Но это не совсем так. Есть такое распространенное предубеждение, что полиаморные люди – это те, кто хочет снять побольше сливок с разных людей и получить эмоциональную прибыль, а вообще они такие холодные, расчетливые и ни с кем не хотят связываться. Это вранье. Мы все равно хотим близости, привязанности, любви, но тот общественный идеал, который нам сейчас навязывается, входит в непримиримый антагонизм с этой потребностью.
...
Марина Травкова: Биологически не исчезнет императив в том, что мне нужен другой, и я не могу без другого. Я думаю, что и идея романтической любви, очень красивая и соблазнительная, тоже никуда не уйдет. Но абсолютно очевидно, что когда люди входят в пару на этой идее, дальше они начинают знакомиться, и не только с другим, но и с самим собой через другого. Это как минимум интересно, а выстоит ли это – это вопрос того, для чего это нужно.

Сергей Медведев: Это уже вопрос о целеполагании, о толерантности и терпимости. Когда мы говорим о мигрантах, о религиозных вопросах, все равно это признание фундаментальной ценности другого, терпимость и толерантность к другому человеку, и не важно, это прохожий на улице, человек в машине, которая тебя подсекла, или это человек, живущий рядом с тобой, ради которого, может быть, нужно предпринять лишний шаг и проявить какую-то терпимость.
Collapse )
а не их!, Мой

Тускнеющий образ небожителей в глазах глобальной деревни

Вожди позорятся на глазах у мировой деревни
Упадок нравов среди правителей всех стран в соединении с культом открытости превращает «большую политику» в базарную склоку.

Если Трамп опубликует переговоры с российским коллегой, образ Путина уже никогда не будет прежним.
Сергей Шелин Обозреватель ИА «Росбалт»

Из путаных сигналов, поступающих от кремлевского спикера Пескова, можно сделать некоторые выводы. Видимо, его патрон сначала исходил из того, что ему не придется фигурировать в предстоящей публикации бесед Трампа с правителями других стран. Однако потом заново оценил ситуацию и сейчас готовится торговаться насчет того, какие пассажи из этих бесед можно будет «при обоюдном согласии» открыть человечеству, а на какие их детали «согласия» не будет.

Вариант, что вашингтонский скандал может подняться на такую высоту, когда ничьего разрешения уже не спросят, Путин наверняка тоже обдумывает. Но своими заготовками на этот случай, конечно, не делится.

Однако давайте сначала почувствуем вкус новой открытости.

Итак, в борьбе с ненавистниками-демократами президент Трамп обнародовал что-то вроде сокращенной стенограммы своего июльского разговора с новоизбранным тогда украинским президентом Зеленским.

Не стану взвешивать, содержатся ли в этой записи признаки преступлений, тянущих по американским меркам на импичмент. Оставляю в стороне и вопрос, кто политически аморальнее — Трамп, старающийся через голову официальных американских структур скопрометировать своего конкурента Байдена, или Байден, который так сильно не хочет, чтобы украинские бизнес-приключения его сына всерьез расследовали.

Беседа двух президентов была ведь не только об этом. Вот для примера один из ее сюжетов. Обмен мыслями про послов.

Зеленский: «Я только что отозвал нашего посла из Соединенных Штатов, и он будет заменен очень компетентным и очень опытным послом…»

Трамп: «Бывший посол Соединенных Штатов Америки, женщина (Мари Йованович — ред.), от нее шло только плохое, и люди, с которыми она у вас имела дело, такие же плохие…»

Зеленский: «Очень здорово, что вы первым сказали мне, что она была очень плохим послом, потому что я согласен с вами на сто процентов. Ее отношение ко мне было далеким от хорошего, поскольку она восторгалась прежним президентом и была на его стороне…»

Не будем суровы. Чем это отличается от болтовни на лавочке двух склочных мужиков, которые коротают время в сплетнях о своих приятелях и неприятелях и в обсуждениях, как бы ловчее их подставить?

Ново и свежо тут только то, что собеседники — главы государств и злословят не о соседях по поселку, а о подчиненных им должностных лицах, а заодно и о собратьях-правителях, всяких там меркелях и макронах. Вздорную интонацию задал Трамп. Зависящий от него Зеленский скорее подпевал, но в целом попадал в тон.

Не стану, повторю, гадать, кто от этого скандала набрал в Америке больше очков — трамписты или антитрамписты. Важно, во-первых, то, что глава сверхдержавы в переговорах с иностранным правителем ставит вражду к домашним соперникам выше лояльности к собственной политической системе, частью которой эти соперники являются. А во-вторых, что этот же глава в борьбе за свое выживание запросто компрометирует партнеров своей страны, публикуя их доверительные высказывания, явно не предназначенные для публики.

А ведь действующий президент США правит уже три года и успел со многими потолковать о разных интересных вещах. Если Дональд Трамп решит, что ему выгодно опубликовать полное собрание своих бесед с иностранными вождями или домашние враги заставят это сделать, то, к примеру, мировой образ Владимира Путина уже никогда не будет прежним. Именно потому, что стилистически главы двух держав так близки. Оба склонны открыто говорить о своих интересах, не щадить отсутствующих, не церемониться с теми, кто слабее, и, главное, «решать проблемы» без оглядки на всякого рода возвышенные правила.

Оборотная сторона этого взаимопонимания — крайняя нежелательность огласки их личных бесед.

Разумеется, дело не только в них. Это лишь симптом тех перемен, которыми охвачен сегодняшний мир.

В только что вышедших мемуарах неудачливый британский экс-премьер Дэвид Кэмерон без проблем и почти без сенсаций пересказывает свои беседы с Владимиром Путиным. Ведь в этих спорах оба соответствовали своим публичным ролям. Но попутно Кэмерон с позиций политика добропорядочного клянет цинизм и беспринципность более современных коллег-консерваторов, вроде нынешнего премьера Бориса Джонсона, которые, как он считает, из чисто карьеристских соображений решили агитировать за Brexit и неожиданно для себя загнали собственную страну в тупик.

Время кэмеронов действительно прошло или, по крайней мере, прервалось. Один за другим они вылетают в непочетные отставки. На дворе эпоха таких, как Трамп, Путин, Джонсон, Эрдоган, Орбан, Мадуро, Болсонару.
Эпоха злобного раздрая верхушек в странах с благопристойными еще недавно режимами и готовности грызущихся кланов идти с кем угодно на тайные сделки, хладнокровно жертвуя внутренними и внешними интересами собственных государств.

Поэтому количество того, что начальникам всех стран желательно скрыть, быстро растет. Но вот как раз сейчас информационная революция выставляет на общее обозрение буквально все, что раньше было конфиденциальным.

Наложение одного на другое превращает планету в глобальную деревню, где все про всех знают, — и на глазах у которой интриганы-правители разыгрывают свою тайную дипломатию, воображая, будто что-то сумеют скрыть.
Collapse )
а не их!, Мой

На самом деле они — Мордор

«Мы были очень близки к ядерной войне. Я видел все это, я служил офицером действующего резерва на одном из военных объектов. И после этого Рейган произнес свою знаменитую речь о стране теней и империи зла, и кто-то умный из верхушки коммунистической партии понял, из какой именно книги Рейган взял цитату», — рассказывает Перумов.

Перумов, однако, путает хронологию: Рейган произнес свою речь об империи зла за несколько месяцев до того, как был сбит KAL 007. Но многие специалисты по Толкину считают, что она действительно очень напоминает речи Арагорна и Гэндальфа. Как бы то ни было, факт остается фактом — две остальные книги в СССР так никогда и не были изданы.

Зато это стало возможно после падения Советского Союза, и тогда всего за несколько лет появилось множество разных переводов трилогии. На многие из них повлиял дух времени, и они содержали намеки на Сталина, политических комиссаров, красные знамена и другие символы советского общества, которые переводчики добавили по собственной инициативе.

Интерес к Толкину был больше, чем когда-либо, и теперь можно было достать все книги. Но стоило русским читателям наброситься на его произведения, как оказалось, что что-то не сходится. Кирилл Еськов объясняет.

«В книгах бесчеловечные косоглазые орды маршируют с Востока под красными знаменами, чтобы вторгнуться на земли свободных народов Запада. По-моему, это лукавство утверждать, что тут нет намека на современную политику. И многие советские и постсоветские читатели также стали отождествлять себя с орками».

И писатели тоже.

«Сам я не фанат Толкина, и когда я начал писать „Последнего кольценосца", я ничего не знал о текстах Перумова и Ниэннах. Но это правда, почти все выбирают темную сторону. Мы на собственном опыте знаем, как работает пропаганда, и поэтому для нас велик соблазн рассматривать „Властелина кольца" как пропаганду победителей и пытаться воссоздать, что же случилось на самом деле», — говорит Кирилл Еськов.

Элиот Боренштейн (Eliot Borenstein) — профессор русистики и славистики из Нью-Йоркского университета. Он написал книгу и создал блог под названием «Заговоры против России», и рассказывает о так называемых параноидальных трактовках.

«В данном случае речь идет о том, что люди всегда во всем видят политическую повестку дня, причем всегда направленную против нас, русских», — говорит Элиот Боренштейн.

Такой образ мысли часто свойственен разным меньшинствам, которые по-своему трактуют произведения, написанные в других контекстах и, возможно, для других читателей.

«Россия — большая и могущественная страна, но, когда дело доходит до глобальных СМИ, русские ощущают себя в положении меньшинства. И вот они видят какие-то произведения, которые им нравятся, но в которых они представлены врагами. Что же им делать? Им нужно найти способ любить и их, и самих себя. Так что они говорят: „Ладно, вы считаете, что мы — орки? Тогда пошли вы к черту, мы действительно орки"».

Эта идея также стала популярной в российских националистических кругах. Например, публицисты и общественные деятели Максим Калашников и Юрий Крупков издали книгу «Гнев орка», в которой утверждают, что русские должны признать себя орками. То же самое говорят на российских националистических сайтах в интернете. Там речь уже не идет о том, чтобы оправдать орков или разрушить неправдоподобный дуализм работ Толкина — там в традиционном националистическом духе восхваляют воинственных и сильных орков, которые разительно выделяются на фоне вырождающегося окружающего мира.

Большинство постсоветских читателей наверняка наивно причисляют себя к жителям Средиземья, не замечая, что на самом деле они — Мордор».

Когда я спрашиваю его об идее, что русские снова должны стать орками, как говорится в его тексте, он отмахивается от нее как от чересчур пафосной мысли. Однако он не исключает националистическое толкование песни и говорит, что будет достаточно, если русские вновь станут русскими.

На вопрос, отражает ли картина мира в «Оркской», в которой Толкина, например, называют сионистом, его собственное мировоззрение, он ответил:

«Отражала, когда я писал песню, и отражает, когда я ее исполняю. В остальном нет».

Элиот Боренштейн называет Елизарова практикующим фашистом, но при этом считает его одним из самых талантливых толкователей Толкина. Затем он рассказывает, как литература про орков, во многом утратившая налет политизированности, развивается в последнее время.

«Выходит множество романов про орков. Они называются, например, „Танкист Мордора" или „Орки и русские — братья навек". Их бесконечное количество, все они на русском языке и совершенно бездарны», — говорит Элиот Боренштейн, который собирается в будущем написать об этом феномене.

После «Последнего кольценосца» Кирилл Еськов продолжил работу исследователя. Ник Перумов переехал в США и стал одним из самых успешных русских писателей-фантастов в истории. А первопроходец Наталья Васильева в истинно толкинистском стиле продолжила свою работу, развивая и модифицируя «Черную книгу Арды», и заявляет, что последнее издание, которое вышло в 2008 году, никоим образом не окончательное. Попытки втянуть Толкина в политику ей отвратительны, а насчет орков, которых она на самом деле вовсе не намерена трактовать аллегорически, Васильева говорит:

«Если это что-то и значит, так это то, что людей, готовых творить зло, можно найти где угодно».
Collapse )
а не их!, Мой

Язык ветеранов (я бы таки добавил net ethics)

Ветераны интернета

Вы вышли в онлайн еще до того, как люди вокруг вас поняли, что такое интернет.

— Вы впервые использовали интернет для того, чтобы установить контакт с незнакомыми людьми по всему миру.

— Такие тематические платформы как Usenet, Internat Relay Сhat, электронные доски объявлений (BBS), Multi-User Dungeons, сервисы и форумы Listservs были вам знакомы.

— Выход в онлайн был, действительно, сложным делом, и когда вы начали это делать, вы приобрели большое количество технических навыков (идея посмотреть код источника веб-сайта не покажется вам странной).

— Вы даже не можете себе представить навигацию без использования горячих клавиш на вашей клавиатуре и расширений браузера.

— В определенный момент вы зарегистрировали ваше собственное доменное имя, а идея доверить третьей стороне из числа интернет-провайдеров создание для вас домашней страницы представляется вам немного подозрительной.

— Вы часто предпочитаете вводить сохраняющиеся в вашей памяти унифицированные указатели ресурсов (url) для того, чтобы непосредственно оказаться на каком-то веб-сайте, а не обращаться к поисковым машинами или к социальным сетям.

— У вас уже давно имеется онлайновый псевдоним, который вы используете для регистрации на любом сайте.

Вам известен сетевой словарь Jargon File (постоянно пополняемый индекс сленга, поддержанием которого занимаются редакторы-волонтеры, связанные с факультетами компьютерных наук Массачусетского технологического института, Стэнфордского университета и некоторых других университетов).

— Вы составили список предпочтительных акронимов и/или текстовых эмотиконов, которые вы используете уже в течение десятков лет, хотя некоторые из них и могут показаться непонятными другим людям.
Collapse )
а не их!, Мой

Сам себя поздравил, а заодно и друзей

Путин проиндексировал зарплату себе и Медведеву на уровень инфляции
Президент Владимир Путин проиндексировал с 1 октября зарплату себе и премьеру Дмитрию Медведеву на уровень инфляции по итогам 2018 г. — 4,3%. Об этом говорится в соответствующем указе президента.

На эту же величину проиндексированы оклады руководителей Минобороны, МЧС, МВД, ФСБ, Росгвардии, Службы внешней разведки, ФСО, Государственной фельдъегерской службы. Путин также увеличил на 4,3% зарплаты руководителя Следственного комитета Александра Бастрыкина и генпрокурора Юрия Чайки.

Песков в 2018 году заработал 12,795 миллионов рублей, его жена — 218,6
Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал индексацию зарплат президента, премьера и силовиков плановой, передает «РИА Новости».

В прошлом году Путин, согласно декларации о доходах, заработал 8,65 млн руб. В собственности президента — квартира площадью 77 кв. м и гараж площадью 18 кв. м. В пользовании также находится квартира площадью 153,7 кв. м и гаражное место площадью 18 кв. м. Путину принадлежат два раритетных автомобиля «ГАЗ М21», внедорожник «Нива» и прицеп «Скиф».

Медведев заработал в 2018 г. 9,9 млн руб., свидетельствует его декларация о доходах. Среди имущества премьера — квартира площадью 367,8 кв. м, автомобили «ГАЗ-20» и «ГАЗ-21» и арендованный на 49 лет участок площадью 4700 кв. м. Жена премьера декларировала в прошлом году два машино-места (16,2 и 16,3 кв. м), квартиру в безвозмездном пользовании (367,8 кв. м) и автомобиль Volkswagen Golf.
Collapse )