October 16th, 2019

а не их!, Мой

Смогут ли военные перехватить знамя путинизма?

Смогут ли военные перехватить знамя путинизма?
В нашей империи с самых давних времен и вплоть до сегодняшнего дня генералитет еще ни разу не выигрывал соревнования за власть.

Чтобы Шойгу сменил Путина, армии и рейтингов недостаточно.
Сергей Шелин Обозреватель ИА «Росбалт»

Ровно сто лет назад генерал-лейтенант Деникин потерпел решающие неудачи в борьбе с большевиками. А на днях единственным публично освещенным мероприятием по случаю 67-летия вождя стал его таежный отдых в обществе генерала армии Шойгу.

О таинственной связи между двумя этими событиями скажем чуть позже. Сначала — немножко придворной демагогии: «Путинизм представляет собой глобальный политический лайфхак, хорошо работающий метод властвования… Путинизм… наш. И без него никак».

Очередное концептуальное заявление Владислава Суркова сделано с очевидной целью помочь своему автору удержаться в высшем кругу. Сурков явно считает, что введение слова «путинизм» в официальный идеологический оборот станет заслугой, которая зачтется ему в борьбе с конкурентами.

Мысль, что «путинизм», как до него, скажем, «царизм» или «ленинизм», — явление исторически непреходящее («без него никак»), обращена к руководящему классу и призвана внушить ему, что путинская эра не закончится даже после так называемого транзита, когда бы он ни грянул — в 2024-м или в каком-нибудь другом году. То есть «транзит» — это не финал и даже не трансформация «путинизма», а только передача его знамени из одних рук в другие.

Анатомия слухов: хаос «войны башен»
Не исключено, что в высшем кругу думают или хотя бы подают сигналы, будто думают именно так. И судя по казенной пропагандистской жестикуляции, ближе всего к этому знамени сейчас руки 64-летнего военного министра: «Глава государства в компании министра обороны Сергея Шойгу гулял по сибирскому лесу, собирал грибы, за рулем внедорожника проехал по тайге… Во время одной из остановок В.Путин и С. Шойгу устроили пикник у костра».

Предрешает ли этот исторический пикник будущий ход державной истории? Казалось бы, да. Ведь под командой Шойгу огромные массы вооруженных людей, да и сам он — вторая по рейтингам фигура в стране. Но ответ не так прост.

Вернемся на один век назад. Во второй половине октября 1919-го стало ясно, что надежды генерала Антона Деникина разбить красных, близкие, казалось бы, к осуществлению, рухнули. Все крупные победы белых в южных, западных и центральных областях империи остались позади. Впереди у них были только неудачи. А на востоке державы режим адмирала Александра Колчака шел к своему финалу еще быстрее.

Помимо многого прочего, Гражданская война была ярко выраженным поражением профессиональных военных. Их победили «штатские». Красными фронтами и армиями руководили большевистские функционеры, не имевшие за плечами никаких военных карьер — Лев Троцкий, Иосиф Сталин, Михаил Фрунзе, Иван Смирнов. Кадровые офицеры и генералы, без которых, разумеется, большевики обойтись не могли, состояли при них в скромном качестве «военспецов», на политические роли не претендовавших.

Сложный транзитный переход
Стоит сопоставить с крестьянской революцией и грандиозной гражданской войной в эти же самые годы в Мексике. В ней выдвигались и грызлись друг с другом левонастроенные генералы, которые затем, сменяя друг друга, и правили этой страной в качестве президентов несколько десятков лет.

Была ли политическая неудача российского кадрового генералитета каким-то исключением в имперской истории? Нет. Скорее, выражением правила, которое действует с самых давних времен.

Кто был самым выдающимся российским военачальником в эпоху Ивана Грозного? Дмитрий Хворостинин. Не уверен, что все помнят эту фамилию. Но никто в 1560-е — 80-е годы не одержал больше побед, чем он. Однако сколько-нибудь серьезной политической роли ни в опричнину (а худородный Хворостинин охотно в нее вступил, чтобы получить козыри против конкурентов), ни после опричнины, ни при следующем царе он не играл. До конца дней это был, так сказать, главный государственный военспец, которому пришлось ограничиться этим статусом.

В 1613-м, после окончания Смуты, выбирали царя. Национальный герой и победоносный полководец Дмитрий Пожарский выглядел вроде бы самым подходящим кандидатом, но царем стал подросток Михаил Романов — как принципиально более знатный и окутанный сакральным ореолом в качестве дальнего родственника предыдущей династии. Пожарского в дальнейшем более или менее терпели и время от времени использовали его таланты военачальника. Но не более того.

Анатомия слухов: Кремль против силовиков
Российский XVIII век был временем дворцовых переворотов, осуществлявшихся военными, однако у власти каждый раз ставивших вовсе не генералов, а представителей сакральной династии, пусть даже побочных или просто сомнительных.

Последний переворот, руководимый генералом Петром Паленом, погубил императора Павла и поставил на его место Александра Первого. Но пару недель спустя Пален «по болезни» был уволен со службы и сослан в свое имение, где и обитал до конца дней.

Декабристы, в подавляющем большинстве кадровые офицеры, вдохновлялись образами генерала Симона Боливара, гонителя колонизаторов и основателя нескольких латиноамериканских государств, и испанского антимонархического генерала Рафаэля Риеги. Но поднятый ими военный мятеж был подавлен почти мгновенно. Их победитель Николай Первый, конечно, тоже мог назвать себя кадровым военным — он состоял на службе и получал чины, — но в критические декабрьские дни 1825-го его перевес над повстанцами определялся не боевыми заслугами, а принадлежностью к сакральной династии.

К началу XX века династия растеряла сакральность, но власть взяли и отстояли вовсе не генералы, а большевики, которые любили и умели «военизироваться», как до них Романовы, однако подавали себя в качестве священной силы, готовой придушить любой «бонапартизм».

И не случайным был крах новых поколений военачальников, выдвинутых уже советским режимом и претендовавших на политические роли или хотя бы заподозренных в этом. Сначала тех, кто шел за Троцким (Муралова, Мрачковского, Примакова), потом — группировавшихся вокруг Тухачевского.

Номенклатура в тисках своих древних традиций
После 1945-го Сталин весьма сурово обращался с маршалами, которых сам выдвинул в годы борьбы с Германией. Никита Хрущев в 1957-м без особых организационных затруднений ошельмовал и отправил в отставку военного министра Георгия Жукова, национального героя, и эта опала лишь слегка смягчилась, когда коллеги-партийцы уволили самого Хрущева.

Перевес гражданской власти над маршальской и генеральской оставался незыблемым до последних дней СССР. Августовский путч 1991-го был коллективной акцией высших сановников, но массы и значительная доля номенклатуры восприняли его как военный переворот, и это сразу резко понизило шансы заговорщиков. В последующие десятилетия Ельцин и Путин уверенно держали армию под контролем.

Такова российская традиция, совершенно не похожая на латиноамериканскую или южноевропейскую. Армии и ее командирам у нас всегда не везло в политике. Скорее можно говорить о политической роли спецслужб, но это уже другая история.

Из сказанного не вытекает, что у действующего военного министра нет властной перспективы. Просто сам по себе его статус ее не обеспечивает и при неаккуратном выпячивании может, наоборот, привести к тому, что вся верхушка сплотится против него.
Шойгу-преемник не исключен. Но знамя «путинизма» может быть ему передано или властью предшественника, или волей какой-то широкой начальственной коалиции. Собственного командного ресурса у него для этого не хватит.
Collapse )
а не их!, Мой

(no subject)

Теперь Нобеля России может дать только война
Наука в нашей стране превратилась в чайную церемонию. Или, точнее, в имитацию, вроде выборов и независимого суда.

Последнюю Нобелевскую премию Россия получила в 2003 году. Последний лауреат умер в 2019 году.

Сергей Лесков
Журналист, писатель
В Швеции закончилась Нобелевская неделя. Объявлены лауреаты самой престижной научной премии мира. Наши опять без наград. Скажем прямо, шансов у них было меньше, чем у чудесной девочки Греты Тунберг, которой остряки приписывают фразу «Раньше взрослые украли у меня детство. А теперь — Нобелевскую премию».

Шутки шутками, но если в былые времена перед присуждением премии мы гадали, кто из российских ученых может быть в списке номинантов, то уже несколько лет как тема прогноза совершенно испарилась. С большими основаниями мы можем претендовать на «Оскара», чем на Нобеля.

Но это еще не дно. Следующий шаг — перестанем понимать, за что присудили очередную премию, а поиск комментатора в научном сообществе будет обречен на неудачу. Трудно представить, чтобы в Саудовской Аравии или в Иране профессора местных университетов выступали экспертами по Нобелевским премиям. В конце концов, ни в одной «нефтедолларовой» стране Большой науки нет. Правда, в отличие от России ее там никогда и не было…

Последнюю Нобелевскую премию Россия получила в 2003 году. Последний лауреат умер в 2019 году. Ни одного не осталось, что унизительно для страны, которая носила титул великой научной державы. С этим титулом были согласны все наши конкуренты и оппоненты. В 1960-е годы у нас одновременно работали десять Нобелевских лауреатов. И потом высокие премии, с традиционным запозданием вручали нашим ученым за работы, выполненные именно в золотой для нашей науки период. Даже квасные и неисправимые патриоты не могут назвать сегодняшнюю Россию великой научной державой, а сетования на то, что политически ангажированный Нобелевский комитет не замечает наших искрометных достижений, постепенно умолкли.

Можно предположить, что российская власть недооценивает роль науки и, в частности, Нобелевских премий как фактора «мягкой силы». В современной ценностной модели мира научные достижения и технологический уровень значат для престижа державы гораздо больше, чем спортивные победы, на которые у нас делается ставка для удовлетворения национальных амбиций. Однако, думаю, такой вывод ошибочен. Наука в России превратилась в чайную церемонию. Или, точнее, в имитацию, вроде выборов и независимого суда. Лидерство в науке и в космонавтике упущено не по чьей-то злой воле, а по объективным причинам, как бы ни обидно было признать этот факт.
Collapse )
И все-таки уверен, крах науки в современной России — не глупость некомпетентной власти и не злая воля пробравшихся в Кремль «агентов влияния». Большая наука генетически не может ужиться с сырьевой экономикой. Времена, когда просвещенный монарх Фредерик II поддерживал Тихо Браге и построил ему замок-обсерваторию, минули в прошлое. В современном мире Большая наука монтируется в единый организм с политическим и экономическим устройством государства. Какие бы призывы ни звучали с высоких трибун, какие бы модернизационные проекты ни предлагались — вроде иннограда Сколково, каскада технопарков вокруг городов-миллионников или реформы Академии наук, прорыва не будет. Большая наука вырастает не из желания прогрессивного чиновника, а нарождается в благоприятных условиях. А пока у нас из почвы в буквальном смысле вырастает сырьевая экономика.

Мощная сырьевая экономика и невразумительная наука — объективное отражение места России в мировом разделении труда. Следствие исторического пути России. Славный путь, его надо воспринимать целостно, пусть отдельные фрагменты кажутся досадными. Если хотели другого пути, не надо было прирастать Сибирью. Великий Новгород по технологическому уровню превосходил города Ганзейского союза. При Иване Грозном и Алексее Михайловиче при всех их заслугах, по технологическому уровню страна была уже на задворках Европы.

Надо признать, едва ли не все наши Нобелевские лауреаты родом не из Академии наук, а из Атомного проекта, который финансово и структурно был построен совсем по другим лекалам. Как только иссякла динамика Атомного проекта, высох ручеек Нобелевских премий. Последний «могиканин» (2003 год) — Виталий Гинзбург, еще в начале 1950-х годов вместе с Сахаровым проводил расчеты термоядерной бомбы, которую называл не слишком интересной для физика задачей.

Выскажу парадоксальную идею. Поскольку от сырьевой экономики в обозримом будущем мы отказаться не сможем, единственной дорогой, по которой Россия может вернуться в стан великих научных держав, является война или ее реальная угроза. Но не просто война, а такая война, которая потребует научных изысканий на новом витке знаний, как было с ядерным оружием. Большая наука — следствие Большой войны. Со времен крестоносцев, когда появилась подкова и хомут, до наших дней. Но вопрос в том, не разрушен ли в России научный фундамент и остались ли научные школы, что широко замахнуться и не сесть в лужу?

По словам Фрэнсиса Фукуямы, «общество, которому не угрожает конкуренция или агрессия, останавливается в своем развитии и перестает обновляться; индивидуумы, слишком склонные к доверию и сотрудничеству, становятся уязвимыми для более воинственных».

А пока «Марш энтузиастов» Дунаевского про «страну героев, страну мечтателей, страну ученых» имеет к нам гораздо более отдаленное отношение, как «Боже, царя храни!»

Сергей Лесков
Collapse )
а не их!, Мой

Весомая прибавка к ежегодным процентам потерь за КРЫМ НАШ

Bloomberg (США): путинская дедолларизация обошлась России в 8 миллиардов долларов за год
16.10.2019101020
Наташа Дофф (Natasha Doff)
Первый год начатого президентом Владимиром Путиным эксперимента по отказу от доллара обошелся России примерно в 7,7 миллиарда долларов потенциальной прибыли.

Центральный Банк России увеличил вложения в более слабые валюты, такие как евро и юань, и упустил укрепление доллара на 6,5%. По расчетам специалистов агентства «Блумберг» (Bloomberg), если бы Центробанк сохранил прежнюю долларовую структуру вложений в свои резервы (531 миллиард долларов), к марту 2019 года годовая прибыль составила бы около 3,8%.

«Это экономическая цена занятия геополитикой. Сложно сказать, стоило ли оно того, — сказала Элина Рыбакова, заместитель главного экономиста вашингтонского Института международных финансов (Institute of International Finance). — В этом году были потери, но это долгосрочное вложение».

«Сброс» доллара
Россия избавилась примерно от половины своих вложений в доллары в качестве меры защиты от санкций.

Центральный банк России публикует данные с шестимесячным лагом, поэтому более свежие данные пока недоступны.

Избавление от доллара, начатое Путиным во втором квартале прошлого года, было частью более масштабной стратегии по «дедолларизации» российской экономики и снижению ее уязвимости перед санкциями США на фоне ухудшения отношений с Вашингтоном. В результате диверсификации Россия стала крупнейшим в мире владельцем резервов в юанях — как подсчитали специалисты банка «Голдман Закс» (Goldman Sachs Group Inc.), на нее приходятся около 70% от глобального резерва в юанях.

Это решение было «необходимым шагом» в условиях роста геополитической напряженности, заявила в мае глава Банка России Эльвира Набиуллина. «Мы не валютные спекулянты, мы не пытаемся зарабатывать краткосрочно на колебаниях обменного курса», — добавила она.

Однако полное исключение доллара из резервов сопряжено с «избыточными рисками», поскольку доллары могут понадобиться в условиях кризиса для покрытия долговых обязательств, заявил в понедельник, под данным агентства «Интерфакс», глава департамента денежно-кредитной политики Банка России

Большая ставка на китайский юань оказалась для России не таким уж и провальным решением. Согласно документу, опубликованному на сайте Центрального банка, потери на курсе юаня были частично компенсированы благодаря более высокой доходности китайских облигаций по сравнению казначейскими облигациями США — 4,4% против 1,4% в течение года по март включительно.

Россия также сокращает долю доллара в своих взаиморасчетах с Европейским Союзом, Китаем и Индией. По данным Центробанка, доля расчетов в евро в российском экспорте в ЕС увеличилась в первом квартале с 32% до 42% в годовом выражении. Государственный нефтяной гигант, компания «Роснефть», впервые в этом месяце предложила совершить первую поставку нефти за евро.

Частично потери из-за слабых евро и юаня России удалось компенсировать в последние месяцы за счет вложений в золото. В 2018 году стоимость золотого запаса выросла на 40% — до 100 миллиардов долларов. Сейчас на него приходится самая большая доля в российских резервах с 2000 года.

Увеличение резервов
Потери на курсах валют не помешали увеличению резервов России.

По состоянию на март 2019 года в результате покупки иностранной валюты и золота совокупные резервы России выросли на 27 миллиардов долларов.

«В начале года было сложно прогнозировать степень напряженности в торговых отношениях [между США и Китаем]. Россия пытается развивать торговлю с Китаем, так что для нее имеет смысл держать часть средств в юанях», — отметила Элина Рыбакова.

Collapse )