December 2nd, 2019

а не их!, Мой

Власти Китая из кожи вон лезут от обожания граждан страны

В Китае вводят обязательное сканирование лиц пользователей смартфонов

В Китае сотни миллионов пользователей интернета, и большинство из них заходят в сеть через смартфоны
С 1 декабря жителям Китая для подключения новых мобильных сервисов потребуется просканировать свои лица.

О предстоящем нововведении было объявлено в сентябре. По словам властей, это делается для защиты законных прав и интересов граждан в киберпространстве.

Власти КНР много лет последовательно борются с анонимным использованием интернета.

Для получения мобильного номера и ранее требовалось удостоверение личности с фотографией (как это делается во многих странах). Теперь предъявленное фото будут сличать со сканом лица, чтобы точно идентифицировать пользователя и удостовериться, что все пользователи присутствуют в сети под своими настоящими именами.

К примеру, в 2017 году был принят закон, согласно которому интернет-платформы обязали проверять личность пользователей перед размещением их контента. Новое правило, по словам министерства промышленности и информации, призвано усилить эту систему.

Количество интернет-пользователей в Китае исчисляется сотнями миллионов. Большинство из них входят в сеть через мобильные телефоны.

Правительство широко использует видеонаблюдение и различные технологии распознавания людей по лицам для контроля за населением. Китай считается мировым лидером в этой области.

Джеффри Дин, исследователь китайских информационных технологий и искусственного интеллекта в Оксфордском университете, говорит, что одной из причин стремления Пекина идентифицировать всех пользователей интернета и смартфонов может быть борьба с киберпреступностью. Но весьма вероятен и другой мотив - усиление контроля над всякой активностью населения.

"Они пытаются повесить табличку на каждого", - считает эксперт.

Пользователи обеспокоены
Китайские СМИ уделяют нововведению мало внимания. Но сотни пользователей китайских соцсетей выразили озабоченность тем, что власти собирают все больше данных о них.

"Постоянное наблюдение за людьми усиливается, - написал пользователь на платформе микроблогов Sina Weibo. - Чего они боятся?"

Многие жалуются на многочисленные утечки персональных данных. По их словам, им звонят незнакомые люди, откуда-то узнавшие их фамилии и адреса.

"Раньше жулики могли узнать твое имя, а теперь смогут узнать и как я выгляжу", - этот пост собрал больше тысячи лайков.

"Новое правило вводят без согласия публики", - сетует еще один пользователь.

Есть и такие, кто философски замечает, что это технологический прогресс, и ничего тут не поделаешь.

Китайские власти давно цензурируют интернет, удаляя и блокируя информацию, которую, по их мнению, гражданам знать и обсуждать не следует.

"Страна видеокамер"
Современный Китай называют "страной видеокамер", Они повсюду. В 2017 году их насчитывалось 170 миллионов, а в 2020-м, как ожидается, эта цифра возрастет до 400 миллионов.

Тогда же должно завершиться создание всеохватывающей базы данных, содержащей налоговую и прочую информацию о каждом жителе страны.

Власти и СМИ превозносят технологию распознавания лиц как эффективное средство борьбы с преступностью. В прошлом году в местной прессе широко освещался случай, когда благодаря ей полиция смогла задержать подозреваемого злоумышленника на концерте среди толпы в 60 тысяч человек.

В провинции Синьцзян, где свыше миллиона мусульман-уйгуров подвергаются принудительному "перевоспитанию", видеокамеры специально настроены так, чтобы выделять в людском потоке обладателей уйгурской внешности, писала в начале 2019 года "Нью-Йорк таймс".

Одновременно сканирование лиц все шире входит в быт, в частности, для платежей в магазинах.

Многие, однако, расценивают это как чрезмерное вмешательство в частную жизнь.

В прошлом году один университетский преподаватель вызвал широкую общественную дискуссию, оспорив в суде решение администрации природного парка сделать сканирование лиц обязательным для посетителей.

В сентябре правительство признало необходимым ограничить и упорядочить использование соответствующих технологий в учебных заведениях, когда выяснилось, что школьное начальство таким образом контролирует посещаемость занятий и поведение учеников.

Недовольство повсеместным внедрением технологий распознавания лиц в Китае растет, говорит Джеффри Дин. Пока опасения вызывает главным образом возможность кражи данных и разных коммерческих злоупотреблений, но критике начинает подвергаться и правительство.
Collapse )
а не их!, Мой

Дорога в хаос

Time (США): Конец американского международного порядка – что его заменит?
Это текст речи, прочитанной Иэном Бреммером на международной конференции GZERO в Токио 18 ноября 2019 года

02.12.201971446
Иэн Бреммер (Ian Bremmer)
Китай принял решение: Пекин будет создавать свою собственную, отдельную систему китайской технологии — со своими стандартами, инфраструктурой и цепями поставщиков. Цель — соревноваться с Западом.

Не заблуждайтесь на этот счет: это — самое судьбоносное геополитическое решение, принятое за последние три десятилетия. Это также мощнейшая угроза глобализации в том виде, в каком мы привыкли ее видеть с конца второй мировой войны.

А ведь такое развитие событий не предполагалось.


Глобализация подняла из бедности миллиарды людей по всему миру. Мы сегодня проживаем более долгие, здоровые и продуктивные жизни, чем когда-либо прежде. Мы лучше образованы и лучше информированы о происходящем вокруг нас, чем в любой другой период истории. Нет сомнения, что никогда еще не было лучшего места для проживания и лучшего времени для него, чем здесь и сейчас.

Но тогда почему так много людей сегодня живут в гневе и недовольстве, почему глобализация оказалась под беспрецедентной угрозой?

Почему граждане в одной стране за другой так гневно отвергают и традиционно находящиеся у власти партии, и традиционную оппозицию — и все это во имя подрывников политических устоев?

Почему именно в этот период истории так назойливо звонят тревожные звонки?

Потому что мы оказались в центре момента трансформации, а значит и неопределенности. В огромной части мира молниеносные, трансграничные потоки идей, информации, людей, денег, товаров и услуг — то есть те самые силы, которые создали возможности и процветание — все эти силы ныне генерируют страх.

Это страх перед тем, что мир становится более сложным и более опасным. Страх перед тем, что тот мир, который мы знали, ушел навсегда, а также перед тем, что никто с этим безвременным уходом поделать ничего не может.

Я сегодня хочу поговорить с вами о том, почему все это происходит. И почему важно об этом поговорить — прямо в сердце этой великой страны, Японии.

Япония благословлена и проклята разом своим особым положением в мире G-Zero. У страны есть политическая стабильность, способность к прогнозированию и технологический талант для того, чтобы вести мир к более светлому будущему. И у нас всех есть основания надеяться, что Япония поведет нас к новому порядку, где человеческий талант, мораль и мужество помогут нам справиться с новыми задачами.

Но дни радужных надежд остались позади. Финансовый кризис 2008 года и последовавшие за ним потрясения просто втолкнули политику внутрь экономических расчетов и рыночных прогнозов — даже в самых богатых странах мира.

Растет и количество трансграничных угроз. Руководимый США глобальный порядок кончился. Над нами висит множество темных туч: от изменений климата до киберконфликтов, от терроризма до постиндустриальной революции. И все они не признают границ, не давая правительствам обнадеживать своих граждан с прежней уверенностью.

Отличие дня сегодняшнего состоит в том, что сейчас не экономика, а геополитика стала главным генератором глобальной экономической неопределенности. Мир вступил в «геополитическую рецессию». Это период спада в международном взаимопонимании и в межгосударственных отношениях. Это время, когда альянсы, международные учреждения и ценности — все, что связывало нации прежде, — все это рушится.

В исторической перспективе геополитические рецессии — явления более редкие, чем экономические рецессии, но зато более продолжительные. Нам придется пожить в геополитической рецессии как минимум все предстоящее десятилетие.

Как мы до этого дошли?
Экономисты утверждают, что процесс «творческого разрушения» — это топливо для двигателя роста, который и создает наше будущее. История подтверждает: это правда. Но при этом разрушаются и жизни, и семьи становящихся ненужными индивидуумов, а потому все большие группы людей говорят, что правительствам или наплевать на свой народ или эти правительства просто не в состоянии ему помочь. Ненависть к элитам растет в каждом уголке нашего мира. Люди говорят, что избирательная система искусственным образом настроена так, чтобы не учитывать их голоса и мнения. И этим людям становится все более трудно возражать.

Это создает возможности для возникновения нового типа популиста, который преподносит населению очередных козлов отпущения в лице якобы постоянно обкрадывающих народ жуликов и воров у власти. Он же обещает народу защиту от бедствий. Такие политики-популисты не сами создали эту проблему. Они просто наживаются на существующей проблеме.

И главная наша озабоченность вот какая: весь этот гнев нарастает в благоприятные в экономическом плане времена. А что будет, когда экономики начнут замедляться?

История показывает: когда правительства непопулярны у себя в стране, они оказываются более склонны безобразничать за границей, особенно часто создавая проблемы в соседних странах, — с целью обрести общественную поддержку и отвлечь внимание от внутренних неурядиц. Это уменьшает доверие между государствами. Растет риск недоразумений. Становятся более вероятными и непреднамеренные столкновения — да еще и с перспективой эскалации в большой конфликт.
Collapse )
Ну и, наконец, последний вывод — насчет глобального рынка данных и информации. Этот рынок разделится на две части. Он уже не глобальный. В своих истоках Интернет — всемирная паутина — развивался на основе единого набора стандартов и правил для всех стран. С небольшим числом исключений, один потребитель имел к нему такой же доступ, как любой другой. Но это больше не так.

Сегодня Китай и США создают две разные онлайновые «эко-системы». Это относится к сегодняшнему Интернету, занимающемуся информацией, но это будет относиться и к завтрашнему Интернету вещей. Американская техническая экосистема, со всеми ее сильными и слабыми сторонами, построена частным сектором и регулируется (порой весьма либерально) правительством. А вот в китайской системе доминирует государство. То же самое относится и к системе сбора «big data» («больших данных» — огромных объемов информации о действиях и передвижениях людей, помогающей наладить управление городом, но при этом могущей быть средством контроля над людьми — прим. ред.)
Справедлива эта истина и насчет искусственного интеллекта, установки системы мобильной телефонии 5G.

И тем более — свободный характер американского интернета и государственный характер китайского виден в таких сферах, как оборона и препятствование кибератакам с последующим наказанием их авторам.

Все это оставляет нас лицом к лицу с большим вопросом: где же теперь будет стоять новая Берлинская стена? Где мы обнаружим границу между одной технологической системой и другой? Свяжет ли себя Европа узами альянса с США? Или, может быть, ЕС распадется на множество индивидуальных вариантов поведения, принимая отдельное решение внутри каждой европейской страны?
Какую позицию займет Индия? А Южная Корея? А Бразилия? С каким давлением придется столкнуться вам в Японии?
Collapse )