January 28th, 2020

а не их!, Мой

На каждый роток набросить платок

В правительстве поддержали законопроект Клишаса о блокировке электронной почты
Подвергшуюся критике инициативу реанимировали

вчера в 16:30, просмотров: 4671
Смена состава правительства пока не повлияла на политику в отношении Интернета. Контроль и блокировка - вот её основные инструменты. 27 января правительственная комиссия по законопроектной работе поддержала законопроект об идентификации пользователей электронной почты по номеру мобильного и блокировке адресов по требованию «уполномоченного органа» под угрозой миллионных штрафов.

Речь идет об одном из т.н. «законопроектов Клишаса», внесенном в парламент за подписью главы Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству, группы его коллег-сенаторов и депутатов Госдумы-единороссов. «МК» неоднократно писал об этой инициативе.

Первоначальная версия, появившаяся летом 2019 года, вызвала недоумение и критику экспертов и отрасли. Ведь предлагалось ни много, ни мало нарушить Конституцию: оператор почтового сервиса должен был, по замыслу авторов, блокировать нарушающие требования закона сообщения, что означало контроль за содержанием писем, а в статье 23 Основного закона черным по белому говорится о тайне переписки…

Андрей Клишас, который по иронии судьбы теперь является сопредседателем созданной президентом для правки Конституции рабочей группы, прошлой осенью сам признал, что погорячился: первая версия законопроекта была отозвана, а в пояснительной записке к версии новой честно написано, что предложение обязать операторов «проверять содержимое и давать оценку правомочности отправляемых пользователями электронных сообщений» нарушало одно из базовых конституционных прав граждан.

В итоге обсуждаемый сейчас документ предлагает в смысле правового регулирования электронную почту приравнять к мессенджерам, введя новое понятие «организаторы сервисов обмена сообщениями». И обязать их блокировать в течение суток не отдельные письма или сообщения, а почтовые адреса и аккаунты зловредных пользователей - по требованию некоего пока не названного «уполномоченного органа» - видимо, Роскомнадзора, у которого от других уполномоченных органов (видимо, правоохранительных) появится информация о том, что с данного адреса рассылается нечто запрещенное.

Стоит вспомнить, что с января 2018 года в России уже вступил в силу закон, требующий от мессенджеров идентифицировать пользователей по телефонному номеру и блокировать передачу сообщений, нарушающих законодательные запреты. Но закон этот так и не заработал.

К тому же раз власти вспомнили про статью 23 Конституции, решив поставить под контроль содержание электронных почтовых отправлений, то почему можно считать конституционным требование читать сообщения в мессенджере - по сути, те же письма? Кстати, и в одобренном правительственной комиссией положительном отзыве на обсуждаемый законопроект (есть в распоряжении «МК») признается: с учетом «имеющихся в настоящее время проблем в практической реализации» закона о мессенджерах решение отказаться от обязательного требования о блокировке отдельных сообщений и замену его требованием блокировать распространение информации с конкретного адреса полностью «правомерно».

Предложение объединить и мессенджеры, и почтовые сервисы под общим понятием «организатор сервиса обмена сообщениями» и приравнять их друг к другу в смысле правил игры в отзыве тоже поддержано. Правда, с оговоркой: «представляется целесообразным» ко второму чтению уточнить это понятие, чтобы не допустить «расширительного толкования круга субъектов», под него подпадающих. Никаких других замечаний в отзыве правительства нет - других недостатков в тексте, выходит, Минюст, Минкомсвязи, ФСБ, Минэкономразвития и Минфин не нашли.

В отзыве думского комитета-соисполнителя, по госстроительству и законодательству, поясняется, о каком таком «расширительном толковании» идет речь: если все формулировки оставить, как есть, то под действие новых требований попадут не только мессенджеры и электронная почта, но и социальные сети, сетевые игры, сайты, ленд-страницы, магазины, сообщества, чаты и т.д., «поскольку все эти сервисы предоставляют своим пользователям возможность обмена сообщениями как индивидуально, так и публично в общедоступной форме».

Ссылка авторов на то, что контроль над мессенджерами и почтой нужен ради предотвращения рассылки писем с заведомо ложными угрозами о терактах (вроде тех, о минировании, с которыми спецслужбы мучаются не первый месяц) экспертов и членов комитета не убедили: предложенные меры, на их взгляд, «не представляются эффективными», ведь «блокирование переписки конкретного пользователя не лишает его возможности тут же создать новый аккаунт и продолжить переписку». И правда: совсем недавно сообщалось, что ФСБ установила зарегистрированный в Нидерландах сервис, с которого шли письма с сообщениями о ложном минировании, он был заблокирован на территории РФ, но с российскими властями сотрудничать отказался, автора сообщений не раскрыл, а письма продолжали приходить…

В профильном думском комитете - по информационной политике, информационным технологиям и связи - законопроект Клишаса ещё не рассматривали.
Collapse )
а не их!, Мой

Существует ли ген кризисного и не токсичного менеджера?

Дмитрий Быков: Попахивает расизмом и евгеникой
АВТОР
Кусок эфира
Программа «Один» с Дмитрием Быковым

Дмитрий Быков, писатель, журналист — Очень много вопросов о том, как я отношусь к назначению нового министра культура. Пока министр культуры ничего не сделал на своем посту, я ничего об этом говорить не хочу. Можно с Андреем Архангельским солидаризироваться, мол, что мы оставляем какие-то пять процентов надежды.
Меня тревожат две вещи: во-первых, некоторые представители московской (именно московской) интеллигенции говорят о прекрасных корнях и даже я услышал несколько раз страшное слово «порода».
Мне кажется, что в XXI веке вести применительно к людям такие разговоры, – это уже даже попахивает расизмом и евгеникой. Причем здесь порода?
Collapse )
И второе, что меня очень настораживает. Клики одобрения и восторга донеслись о людей, глубоко интегрированных в совместную работу с этим государством, от так называемых «деятелей культуры». Для меня выражение «деятель культуры» изначально довольно подозрительно, потому что культуру человек либо творит, то есть создает что-то новое, либо выступает менеджером, посредником, что, наверное, нужно зачем-то, но заслугой я это никак назвать не могу. Это, в общем, работа довольно примитивная и, кроме того, часто очень зависимая от духа времени.

Этих системных (как бывают «системные либералы») культуртрегеров я не одобряю в данном случае и как-то солидаризироваться с ними не хочу. Менеджер для культуры – наверное, это нужно. Но я не верю в том, что менеджер может руководить подобными процессами – съемкой фильмов, существованием музеев. То есть так же как я не верю, что менеджер может руководить образованием. Человек, ни дня не работавший в школе, не преподававший в вузе – я говорю сейчас, конечно, не о новом министре, а о нескольких предыдущих – это никуда не годится. Образованием должен рулить человек, который преподавал в школе, знает, как это бывает, как это выматывает, какие ограничения чудовищные бюрократические налагаются на учителя, и так далее.

Мне бы хотелось видеть в качестве министра просвещения не человека, который умеет распоряжаться финансовыми потоками и не человека, который контролирует написание учебников, а человека, который понимает педагогику изнутри; человека, который был директором школы или деканом факультета или ректором университета, если это большой и престижный университет; в общем, человека, который руководил реальными процессами воспитания, а не просто менеджирует, создавая те или иные видимости.
Вот так бы я сформулировал это дело.
Вы можете сказать мне, что это старомодная позиция.
А мне кажется, что старомодная позиция – это такая девяностичная позиция: на все места ставить менеджера. Потому что менеджер, как правило, с равной легкостью рулит нефтянкой, мобильной связью, воспитанием, медициной. Живого человека он не видит, он относится к человеку как к сырью, и мне кажется, что менеджерская культура достаточно уже доказала свою абсолютную мнимость, свое духовное банкротство. Но это мои частные заморочки.

Что я думаю… Вот тут тоже хороший вопрос в почте: «Может ли в наше время порядочный человек соглашаться работать в министерстве (любом) и работать в правительстве Мишустина?» Я не ставлю вопрос так жестко – «может ли порядочный человек соглашаться на то или се?».
То, что он может улучшить ситуацию при позднем Путине, – однозначно отрицательный у меня здесь ответ. Нет, не может он улучшить эту ситуацию в целом. Он, наверное, может помочь двум-трем удачным проектам осуществиться, что по нашим временам тоже немало. Меня только очень смущает определение «живой человек». «Наконец-то у нас министр живой человек».

А что имелось, интересно, в виду, когда этими же словами провожали Юрия Лужкова? Да, Лужков был коррумпированный, да, Лужков был тоталитарный, но он был живой. То, что он умел иногда, простите, сально пошутить или сплясать с другими деятелями культуры, – это не признак живизны. Мне кажется, очень живой был Мединский, – уж на что непосредственный был, на самом деле, министр.
И, кстати, нынешние плевки вслед ему меня совсем уж не вдохновляют. Именно потому, что, как кто-то написал, стал консенсусно-негативной фигурой, а я очень не люблю, когда консенсусный негатив, это всегда травля. Когда травят кого-то дурного, ничего в этом хорошего нет.
Помните, классические слова Евтушенко: «Какая редкая опала, когда в опале негодяй». Бывает, что в опале негодяй, но опала от этого не перестает быть отвратительной.
И вот когда возникает консенсусно-негативная фигура, люди испытывают эмоции очень низкие, очень низкопробные.
Это для меня, в общем, довольно отвратительно, может быть, потому что это явление– признак безделья. Травля – признак того, что классу нечего делать, нечего делать аудитории. Это неинтересно как-то, мне кажется.
Collapse )
а не их!, Мой

Чисто абстрактно пиная конкурентов и подкрашивая вывеску

00:01, 28 января 2020
«Главное, чтобы нас в иностранные агенты не записали»
Бывший сотрудник КГБ изменил свою жизнь и придумал, как узнать о россиянах еще больше

Современные технологии вкупе с интересами различных лоббистских групп превратили статистику в важнейший инструмент влияния на общественное мнение. Так наука, которая должна была помочь в борьбе с манипулированием обществом, примкнула к злу — теперь все зависит от того, кто заказывает исследование, как его проводит, как задает вопросы и как интерпретирует полученные данные. Бывший сотрудник КГБ, а ныне глава одного из крупнейших исследовательских холдингов в России Андрей Милехин в ходе форума Trout & Partners «Конкуренция 2020» рассказал о главных проблемах российского общества, неготовности государства к переменам и конкуренции на мировой арене. О лжи, наглой лжи и статистике — в интервью главы холдинга «Ромир» «Ленте.ру».

«Лента.ру»: В вашей биографии есть занятный факт — в 1991 году вы окончили Киевскую школу КГБ. Состав высших эшелонов власти свидетельствует о том, что это очень мощный социальный лифт. Расскажите о 2-3 вещах, которым учат только в школах КГБ и как они помогают устроиться в жизни?
Collapse )
Считаете ли вы, что социология — это наука манипуляций?

К сожалению, исследование в последнее время в мире, а особенно в России, превращается из инструмента познания в инструмент манипулирования. Это дозволено консалтеру, пропагандистам, рекламистам — это нормально, это их профессия. Но только, когда мы понимаем, что это консалтер, то есть он отстаивает чьи-то интересы — государства, корпорации, конкретного частного клиента. Наша же профессия подразумевает независимость. Мне платят за чистоту информации. Мне, по большому счету, на идеологию, на глобальные интересы — все равно, и я в них даже не погружаюсь. Наша профессия — это давать объективную информацию. И все, что у нас есть, — это репутация, люди и чуть-чуть архива.

Нам попытки манипуляций сильно мешают, потому что ведется очень много проектов, исследований, рейтингов, рэнкингов. И ты понимаешь, что в ряде случаев — это не попытка сделать мир прозрачнее и не попытка создать условия для конкуренции, а под названиями — рейтинги, социология — просто ведется лоббирование каких-то интересов. Такие факты сильно дискредитируют профессию. Я на это болезненно реагирую.

К нам регулярно прилетают пиарщики, пытаясь впарить свои «исследования». Регулярно им приходится объяснять какие-то азы статистики, например, что их выборка внутри какого-либо ресурса уже не может быть использована для экстраполяции на генеральную совокупность — то есть все население нашей страны.

У вас всегда есть возможность хотя бы в соответствии с законом о СМИ отказать, потому что в законе регламентировано, что любой поставщик исследования должен заниматься этим профессионально. У него должна быть регистрация и там должно быть написано, что он занимается исследованиями рынка, общественного мнения и т.д. Если приходят консалтеры или какие-то инициативные группы, которые представляют юридическое лицо, где просто нет этого вида деятельности — задумайтесь. В соответствии с этим законом они обязаны сказать, каким методом, в какой момент, по какой выборке, а самое главное — за чей счет они провели это исследование. И по большому счету должны это подписывать. Мы стараемся во всех исследованиях это подписывать. Только так можно избавиться от этой тли, которая опасна и может спровоцировать потрясения на рынке.

Когда я вижу, что Джоб.ру провел исследование, мне хочется вопить! Джоб.ру опирается на мнение людей, которые на данный момент ищут работу именно на Джоб.ру. Государство очень не хочет регулировать эту сферу. Но, может быть, это и правильно, потому что, если за дело возьмутся чиновники, боюсь, что и нам достанется. У нас огромное количество маркетинговых исследований. 250 человек работают в компании фултайм и 70-80 тысяч человек помогают нам ежемесячно. Представляете, какому количеству людей мы помогаем реализоваться в своей профессиональной социально-полезной деятельности и одновременно зарабатывать на жизнь.

Российские власти опасаются социологии. Не боитесь, что в один прекрасный день и вас прессанут за «средний чек» или «индекс кофе с молоком»?

Я не боюсь. Мне-то уже чего бояться? И почему чья-то участь должна постигнуть нас? Проблема многих компаний не только во внешней среде, но и во внутренних установках. К сожалению, большинство создавались на продажу либо пытались напрямую конкурировать с западными компаниями. У меня другой опыт выживания. Я, наверное, один из самых опытных выживальщиков. Я хожу, как сторож на кладбище, — вроде веселиться надо, а хочется на Луну выть.

Нас, скорее, вытеснили из рынка медиа-исследования и измерения коммуникаций и электоральных методов. И не то чтобы нас вытеснили, просто в этой сфере рынка не стало. Все это превратилось в пропаганду или какую-то комиссию. Мне здесь не жалко потери бизнеса в социальной сфере. В рыночных исследованиях мы сильно востребованы и уже несколько лет переживаем кризис роста, не можем справиться с теми задачами, которые ставят нам клиенты.
Но я всегда считал, что наш стратегический заказчик — это общество. Важно вот с точки зрения общества, народа, граждан, избирателей, слушателей — то, что ты делаешь, приносит какую-то пользу?
И вот здесь у меня больше беспокойства появилось, потому что когда власть слепа, когда она почему-то боится правды, это не только ее угроза — пускай они сами определяют свою судьбу — это несет угрозу для народа. Смена власти опять может стать тяжелым потрясением, у нас это часто бывало.

Для меня исследование общества действительно важно. Я ведь предпринимателем стал по нужде. Есть два типа людей — те, которых прет, и их, кстати, очень мало. И бизнесмены по нужде.
Collapse )
Помогают ли политические технологии при проведении успешных маркетинговых исследований?

Как раз маркетинговые технологии помогают в политике. Выборы Трампа показали, как эти технологии работают в электоральном процессе. Аналитики и эксперты не предрекали победу Трампа, потому что его избирательный шаг имел нелинейный характер. Штаб Трампа использовал таргетирование, в которое внесли психодиагностический инструмент. Штаб собрал и проанализировал информацию в Фейсбуке и воспользовался этими рычагами в определенный момент. Они нашли спрос и удовлетворили его — это ничем не отличается от покупки гаджетов или иных товаров.

То есть маркетинговые технологии создали машину для управления обществом?

Если нами будут управлять, удовлетворяя наши потребности, — для этого власть и нужна. Но мы сейчас видим глобальный кризис политических элит. Рейтинги падают у всех лидеров — Макрона, Трампа, нашего президента, Папы Римского. Во всех странах, где люди говорят на тысячах языков, происходят одни и те же процессы. Приходит другое поколение политиков, какие-то фрики, но их время быстро пройдет. И появятся совершенно другие люди. Именно поэтому я с особым интересом хожу в аудитории и смотрю в глаза студентам. Потому что там может сидеть будущий премьер-министр или даже президент. И у тебя есть шанс в его голову что-то важное вложить, а не пугалку, как это часто бывает.

Зачем пугать-то? У меня есть ощущение, что сейчас все только начинается. Потому что завтра все будет по-другому. А как это будет, никто не знает. Дай бог нам мир сохранить и страну, чтобы было от чего отталкиваться.
Вот я вижу приход этого нового поколения. Удивительного поколения, потому что между нами и ними нет конфликта отцов и детей. Они — просто другие.
Они по нашим меркам слабые.
Попади они в 60-е годы, скорее всего не выжили бы. Это первое поколение, которое просто начало жить, а мы все выживали.
Collapse )
а не их!, Мой

Рекомендованные эксперты запросто в Конституцию и рецепт борща захотят поместить

Преамбула Конституции России, скорее всего, будет изменена. Об этом «Интерфаксу» сообщил сопредседатель рабочей группы по внесению поправок в основной закон, глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Суть корректировки преамбулы депутат не уточнил. Ранее переписать эту часть Конституции предлагал другой член рабочей группы, сенатор Алексей Пушков, призвавший внести в нее слова об историческом значении победы СССР в Великой Отечественной войне, передавала «Российская газета».

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
14:04 — 15 января

Путин предложил изменить Конституцию
Каким должен быть главный закон страны по мнению президента
Сейчас в преамбуле документа от лица многонационального народа России говорится об утверждении прав и свобод человека, гражданского мира, сохранении государственного единства, уважении к памяти предков, вере в добро и справедливости, незыблемости демократической основы российского государства, стремлении обеспечить благополучие и процветание и ответственности перед будущими поколениями.
Collapse )