February 27th, 2020

а не их!, Мой

Реалист Блумберг раздражает РИА

Он подчеркнул, что в современном мире избиратели не голосуют с использованием когнитивных способностей и не задаются вопросами о том, какой из кандидатов лучше решит конкретные проблемы.
Скорее, избиратели голосуют эмоциями, и конкретно — ненавистью, выбирая из всех ненавидимых политиков того, кого они ненавидят меньше — вероятно, ради того, чтобы досадить тем, кого они ненавидят больше.

Попутно Блумберг обнаруживает очень хорошее понимание одной из главных проблем американской экономики, о которой пишут китайские и российские источники, но которую на официальном уровне в США признавать не принято, дабы не расшатывать финансовую систему страны: "Знаете, вам придется что-то делать с этим неравенством в доходах, и во многом это неравенство происходит из-за нулевых процентных ставок".
Он также акцентировал внимание на инвестиционных фондах филантропических организаций, поскольку именно там (помимо офшоров) американские богачи прячут от налогов свои деньги.
Связь с нулевыми процентными ставками, на которую он указывает, — прямая, но неочевидная для избирателей.

В 2008 году, во имя спасения финансового сектора экономики от последствий глобального кризиса, ФРС США начала снижать процентные ставки — стимулируя тем самым кредитное потребление и "наказывая" тех американцев, которые пытались деньги сберегать через снижение доходов от их вложений.

За десять лет такой политики долги необеспеченной части населения резко выросли, доходность сбережений снизилась, госдолг и бюджетный дефицит выросли, как выросли и доходы того самого финансового сектора, ради которого все это и затевалось и чьи представители слушали речь Блумберга.

Показательно, что он сам смотрит на несколько ходов вперед и фактически объясняет: хотя на первый взгляд все выглядит хорошо, перспективы нерадостные, и что-то надо делать.
Collapse )
а не их!, Мой

Сизифы эффективности

Министры и советники — не единственные рычаги экономической власти в руках Кремля. Возможно, даже не самые эффективные. Встряска внутри уютной клики людей, поставленных руководить крупнейшими государственными компаниями, послужила бы более мощным сигналом о намерениях.

Через государственные фонды и центральный банк правительство России контролирует четыре из пяти крупнейших компаний страны — и десятки крупнейших работодателей, инвесторов и кредиторов. Жить в России и не быть клиентом либо кредитором государственных гигантов, господствующих в ключевых секторах экономики, практически невозможно.

По-своему те, кто управляют этими корпоративными исполинами, даже важнее, тех, кто ходят по коридорам министерств, — нередко их координация с Кремлем даже теснее.

Тем не менее мужи, заправляющие этими компаниями и их колоссальными сметами, — а все они неизменно мужчины, — как правило высиживают сроки, сопоставимые уже даже не с министрами, а с римскими папами.
Алексей Миллер, генеральный директор «Газпрома», — по выручке это компания крупнейшая в России, — занимает свой пост уже 19 лет. 58-летний Миллер получил назначение спустя год после того, как Путин стал президентом. Вокруг его фигуры давно ходят слухи о кадровых перестановках, однако Миллер раз за разом опровергает тех, кто списал его в угоду молодым соперникам.

Игорь Сечин руководит «Роснефтью», крупнейшей российской нефтяной компанией и вторым по величине производителем сырой нефти в мире после «Сауди Арамко» (Saudi Aramco), с 2012 года. Виталий Савельев возглавляет национальную авиакомпанию «Аэрофлот» с 2009 года.

Руководство крупнейших российских банков, Сбербанка и ВТБ, не менялось в совокупности уже 31 год. Герман Греф управляет Сбербанком 13 лет, а Андрей Костин ВТБ — с 2002 года.

Естественно, у всех этих людей имеется одна общая черта: доверие и поддержка Кремля. Поэтому всякие шаги по их замене зависят не только от утраты доверия, но и от способности господина Путина найти преемников, которым он доверял бы не меньше.

Однако если Путин всерьез настроен стимулировать стабильный рост, смена руководства хотя бы некоторых из этих государственных гигантов дала бы куда более мощный сигнал.

Многие из этих компаний зарегистрированы на фондовой бирже, и частные инвесторы безоговорочно признают, что бессилие продавить стратегические изменения компенсируется дивидендами от выгодного доступа к рынку.

Но как мажоритарный акционер, российское правительство должно требовательнее оценивать, насколько окупаются затраты налогоплательщиков.

За группами стоят мощные экономические силы. Сбербанк, крупнейший розничный банк страны, и ВТБ, крупнейший поставщик корпоративных финансов, играют огромную роль в распределении капитала. Совокупные капитальные затраты «Роснефти» и «Газпрома» в прошлом году составили 37 миллиардов долларов, — что примерно соответствует одной седьмой бюджетных расходов.

Кадровые перестановки ради самих перестановок редко оказываются полезны — особенно на самом верху компаний, да и новая кровь далеко не гарантирует новых, улучшенных стратегий. Но руководители-старожилы нередко попадают в ловушки консерватизма, летаргии и рутины, — не говоря уже о том, что вокруг них складывается восторженная когорта из советников лояльных, но в остальном бесполезных.

Николай Токарев служит генеральным директором государственной нефтепроводной монополии «Транснефть» с 2007 года. Свою должность у руля компании, которая оценивается в 18 миллиардов долларов, он сохранил, несмотря на 18-процентное снижение ее стоимости с 2016 года и крупный скандал с грязной нефтью в прошлом году, из-за которого сократился экспорт российской нефти в Европу.

В ходе январской «генеральной уборки» господин Путин избежал каких бы то ни было перестановок в традиционных «силовых министерствах» — обороны, иностранных дел и внутренних дел, — чьи главы в совокупности исполняют свои обязанности уже 32 года. А ведь без этих изменений назвать правительственную встряску полноценной не получится.

С аналогичной меркой следует подходить и к попыткам пересмотреть подход к российской экономике. Перетасовка министров — это одно, но замена тех, кто контролирует крупнейшие корпоративные кошельки, пошлет гораздо более мощный сигнал, что рутинерство больше не приемлемо.

Collapse )
а не их!, Мой

В поисках грани между лукавством и моральной капитуляцией

Это «большинство» привлекло внимание корреспондента американского издания The New Yorker в Москве Джошуа Яффа (Joshua Yaffa). Его книга «Меж двух огней» (Between Two Fires), рассказывающая на английском языке о русском компромиссе, вышла в январе 2020 года и уже собрала много положительных отзывов.

Недавно Яффа вернулся из тура по презентации книги в Москву, где он живет и работает с 2012 года.

За эти годы он успел много написать как о Путине и его окружении, так и о непоколебимых противниках власти. Он считает освещение этого противостояния в журналистике важным делом.

«Однако эти работы не показывали жизнь большинства россиян. Тех, кого это противостояние не очень-то интересует», — говорит он в японском ресторанчике в центре Москвы.

Поэтому он решил описать путинизм через российское большинство.

«Компромисс — это нечто общепринятое и общепризнанное, поэтому эта тема кажется мне интересной и полезной. В российском компромиссе есть нечто особенное, — говорит он. — Здесь очень важную роль играет государство».

Этим Россия отличается от Запада, где тоже постоянно ищут компромиссы. В России чиновники занимают сильные позиции, защиты правового государства нет. Государство играет большую роль в экономике, а также, к примеру, в финансировании культуры и науки.

Джошуа Яффа обратил на это внимание, но потом наткнулся на статью известного социолога Юрия Левады «Человек лукавый: двоемыслие по-российски», которая появилась в 2000 году.

В свое время Левада создал понятие «человека советского», homo sovieticus. Это тип человека, рожденного Советским Союзом, который не доверял государству и не уважал его, но не мог представить свою жизнь без него.

«Человек лукавый» — статья о разочарованном либерале. В 1990-е годы все должно было измениться, но уже в конце 90-х он понял, что к власти пришел тип людей, который терпит предательство со стороны властей, но пытается найти пробелы в системе и воспользоваться ими.

Благодаря этой статье Яффа понял, что происходит вокруг него.

В «лукавстве» следует обратить внимание на один важный аспект, добавляет Яффа. «Лукавость» используется в вертикальных отношениях — например, в отношениях между гражданами и государством. В горизонтальных отношениях, то есть в отношениях между людьми, в свою очередь, много солидарности.
Collapse )
Некоторые идут на компромиссы охотнее других. Обычно россияне время от времени идут на небольшие компромиссы.

Как писатель Яффа никого не хотел осуждать. Он говорит, что намеренно искал людей, которых нельзя однозначно отнести к плохим или к хорошим. Конечно, коррумпированные насквозь люди тоже попадались.

Он также рассуждает о том, насколько легко в теории занять морально негибкую линию. Однако в реальности ее очень тяжело придерживаться.

«Я хотел все это показать, потому что многие западные читатели наверняка полагают, что власть Путина — это плохо, и точка. Но если вы живете в России, в этом вопросе нельзя ставить точку. Это не так легко».

Кроме того, у каждого человека одна жизнь, говорит он. Нужно постараться реализовать свои таланты и добиться успеха.
Collapse )
Также нельзя забывать о размытости границы между компромиссом и конформизмом.

То есть нужно понимать, что многие россияне пытаются, как говорит Левада, быть «лукавыми» в отношениях с государством.

Они пытаются найти свой путь внутри системы, прогибаются под ее требования и при этом исполняют свои мечты и цели в заданных ограничениях. Самые успешные могут предугадать и реализовать ожидания государства.

«Однако вместе все эти компромиссы делают систему более устойчивой».

Вместе постоянные компромиссы ведут к коррупции и являются частью путинизма. «Лукавство» устраивает руководство.

Collapse )