March 5th, 2020

а не их!, Мой

(no subject)

Администрация президента запретила участникам группы "Отпетые мошенники" регистрировать собственную политическую партию. "Это может создать ненужную конкуренцию для "Единой России", - утверждает источник в администрации.

- Когда закончит работу рабочая группа по поправкам в конституцию?
- Когда Исинбаева закончит читать нынешнюю.
- Блин, долго еще...

Записать в Конституцию, что баррель нефти должен стоить не меньше, чем 100 долларов. Если меньше, то надо принимать новую Конституцию.

- Дайте мне пожалуйста Конституцию с кроссвордом и с комиксами.
- Возьмите еще вот эту: с телепрограммой на неделю.

В Конституцию ещё можно вставить пару глав из "Камасутры". В разделе "Взаимоотношения власти и народа".

Прошу в Конституции передать привет моей тете из Норильска.

Российские археологи нашли оригиналы скрижалей Моисея, в которых, среди прочих заповедей, написано: "Упомяни имя Божье в Конституции РФ".

Ну, вы поняли! Конституция после изменений, дополнений и поправок будет заканчиваться словами: "Бог подаст".
Collapse )
а не их!, Мой

На токсичных менеджеров напялят буденовки цифровых комиссаров

Цифровые комиссары
Правительство хочет создать новый класс digital-чиновников: как это устроено?
Дарья КозловаАнастасия Тороп «Новая газета»

С каждым годом запрос на технократов во власти увеличивается. Даже кандидатов на выборы в Госдуму теперь планируется определять при помощи нового кадрового конкурса «Лидеры России. Политика». Особенно явно мода на технократизацию проявилась в цифровой политике нового правительства. В ближайшее время во всех министерствах и ведомствах страны должны появиться специальные заместители, ответственные за создание единой цифровой инфраструктуры для федеральных органов исполнительной власти. «Новая газета» разобралась, какие требования предъявляют к новому классу чиновников и где искать подходящих людей на эту должность.

Матричное правительство
В начале февраля премьер-министр Михаил Мишустин поручил создать в министерствах и ведомствах должность заместителей руководителей, ответственных за цифровую трансформацию. Это должны быть люди, которые будут параллельно друг другу в разных органах власти выстраивать единую цифровую инфраструктуру и заниматься налаживанием цифровых процессов под каждое конкретное ведомство.

По сведениям «Новой», в таком виде инициатива появилась еще летом 2019 года, и тогда же она нашла отражение в технических рекомендациях. Но дать ход «цифровым заместителям» решили уже после того, как Михаил Мишустин возглавил новое правительство.

Озаботиться проблемой кадров в правительстве решили еще в 2018 году, добавив в национальную программу «Цифровая экономика» федеральный проект «Кадры для цифровой экономики». Примерно в это же время Центр стратегических разработок Алексея Кудрина подготовил доклад «Государство как платформа». Речь в нем шла о том, что цифровизация может значительно улучшить качество взаимодействий государства с гражданами.

— Государство должно стать удобной и органичной частью нашей повседневности, как, например, Алиса, у которой мы мимоходом спрашиваем про погоду и мгновенно получаем нужную информацию.

Государство тоже стремится предоставлять услуги онлайн и проактивно, чтобы нужны были минимальные усилия для их получения, — отмечает директор Центра подготовки руководителей цифровой трансформации при РАНХиГС Ксения Ткачева.

Кроме того, в докладе были предложения ввести должность вице-премьера по цифровой трансформации госуправления и создать «единую архитектуру государственной цифровой платформы, преодолевающей разрозненность ведомственных систем и базирующейся на едином массиве данных».

Одним из следствий нового витка реформы может стать политическое усиление главы Минцифры Максута Шадаева. Фактически после поручения Мишустина в распоряжении министра появится 50 цифровых комиссаров в различных ведомствах.

— Хотя реформа не подразумевает прямого подчинения, Шадаев сможет воздействовать на них (цифровых замов. — Ред.) через различные рычаги. Новые должности займут люди, которых он рекомендовал. Вероятно, он же будет формировать образ цифровой системы, которую они хотят получить, — говорит источник «Новой», близкий к правительству.

Заместитель, ответственный за цифровую трансформацию, будет подчиняться сразу двум руководителям — Шадаеву и главе госоргана, в котором он будет отвечать за переход. Такое «двоевластие» может вызвать определенные трения в бюрократической среде.

— Такой матричной схемы управления у нас в правительстве еще не было, в основном она применяется в больших корпорациях. И я не знаю, как к этой схеме, например, отнесутся руководители силовых ведомств, — говорит директор некоммерческой организации «Общество защиты интернета» Михаил Климарев.

Чиновник 2.0
Требования к новым чиновникам разработало Минцифры, разделив отбор на три этапа: тестирование управленческого потенциала, оценка навыков внедрения цифровых технологий и управления IT-проектами, а также презентация программы кандидата.

Испытания будут состоять из онлайн-теста, который поможет выявить у кандидата «способности к анализу информации» и «готовность к изменению и развитию», а также двухчасового интервью. Третий этап — презентация своей программы на ближайшие три года главе Минцифры.

Роль в выборе претендента на должность «цифрового зама» играют также личные качества кандидата и профессиональный опыт, связанный с IT. Список таких характеристик, к слову, довольно большой — всего в таблице 36 позиций. Половина из них действительно относится к определению компетенций в рабочей сфере (к примеру, знания об IT-инфраструктуре и цифровом развитии), но другая часть затрагивает черты характера.

Идеальный кандидат должен обладать «эмоциональным интеллектом» (от умения управлять своими эмоциями и сохранять спокойствие в стрессовых ситуациях до умения влиять на эмоции других людей), быть креативным (в частности, уметь «разрешать дилеммы и противоречия»), клиентоцентричным и уметь критически мыслить. Другое важное требование — наличие «опыта принятия на себя ответственности и обязательств».

Один из кандидатов — видимо, соответствующий всем требованиям, — уже даже нашелся: 8 февраля Михаил Мишустин назначил экс-министра информационных технологий и связи Челябинской области Александра Козлова замглавой Минстроя России, ответственным за цифровизацию.

Качества, которые будут оценивать на конкурсе «Лидеры России. Политика», не так уж и сильно отличаются от требований, предъявленных «цифровым замам»: служение обществу, социальный интеллект, ответственность за результат, организаторские способности, системное мышление, публичные коммуникации. Стоит отметить, что такой путь в политику все же менее экзотичный, чем через прыжки со скал, которые практиковал для кандидатов в губернаторы замглавы АП Сергей Кириенко еще пару лет назад.

Зато образ чиновника, который рисуют новые правительственные HR-практики, очень непохож на привычных России госслужащих, которые чаще говорят глупости невпопад, чем запоминаются рабочими инициативами. «Вертикаль власти очень застывшая, и идут туда либо по кумовству, что влияет на качество новых кадров, либо люди, которые не смогли попасть в ту или иную сферу, которая приносит большую оплату труда, чем в административной системе. Даже если придет человек другого уклада, чтобы продвигать IT, система и потребители будут сопротивляться изменениям, так как не готовы к ним», — объясняет политтехнолог Владимир Перевозчиков.

MBA для бюрократа
Как рассказывает директор «Информационной культуры» Иван Бегтин, с 2018 года госслужащих обучают ИТ по трем направлениям:

Подготовкой директоров по цифровым технологиям (CDO — Chief Digital Officer) занимается Университет 2035. В программе делается сильный акцент на регионы, по ней готовят специалистов по управлению данных в субъектах федерации.
Подготовкой директоров по цифровым технологиям для госкорпораций и корпораций занимается Сколковский университет управления.
Подготовкой руководителей цифровой трансформации (CDTO — Chief Digital Transformation Office) занимается Центр подготовки руководителей цифровой трансформации в РАНХиГС.

Академическим директором Центра подготовки CDTO РАНХиГС стала Мария Шклярук, бывший вице-президент ЦСР и один из авторов доклада «Государство как платформа». Программа CDTO при РАНХиГС проводилась уже в прошлом году, тогда было зачислено 40 человек, из них итоговый проект защитили 34. В этом марте набор планируют увеличить до 50 человек.

План переподготовки рассчитан на 500 часов, которые распределяются на семь-восемь тематических модулей в течение всего года. Каждый модуль посвящен одной из тем, которую необходимо освоить IT-чиновнику, объясняет директор Центра подготовки руководителей цифровой трансформации Ксения Ткачева. Кроме того, обучение включает стажировки.

«Заместители, ответственные за цифровую трансформацию, будут заниматься стратегическими вопросами цифровизации и самого органа власти, и отрасли. Это включает подбор команды, чтобы трансформация стала возможной, определение целей, которые должны быть достигнуты, и контроль процесса достижения этих целей», — говорит Ткачева.

В прошлом году слушателями CDTO были представители высшего руководства федеральных ведомств, среди которых министерства здравоохранения, экономического развития, цифрового развития, финансов, Россельхознадзор и другие. За время программы госслужащим предлагали изучить основы машинного обучения, big data и искусственного интеллекта. В центре также отмечают, что в их задачи входит дать слушателям помимо теории максимальное количество практических инструментов.

Это хороший способ повышения квалификации, но для системного понимания цифровой сферы такого обучения недостаточно — курсы слишком короткие, считает председатель совета директоров компании WikiVote! Василий Буров.

— Могут быть и исключения, когда человек с этими знаниями сможет успешно развивать цифровую сферу. Например, если у него до этого уже был IT-бэкграунд, — уточняет эксперт.

Платформенное будущее
Мир, который базируется на информационных технологиях, уже давно наступил и существует вне зависимости от того, хотим мы этого или нет.

— Сейчас любая деятельность, связанная с информацией, без IT практически немыслима, — говорит Василий Буров. — Возникает смешная ситуация: этой деятельностью занимаются люди, которые ничего в ней не понимают, но при этом у них есть продвинутые информационные системы.

Нынешняя ситуация, по идее, должна многое изменить и прибавить в федеральные органы новых лиц. Документ ставит для кандидатов высокую планку. Загвоздка в том, где найти сотрудников с необходимыми компетенциями.

— Люди, которые всерьез разбираются в информационных технологиях, часто работают в бизнесе, и я не думаю, что многие из них захотят начать работать на государство.

Маловероятно, что государство в этой деятельности предложит более высокие зарплаты, к тому же достаточно свободолюбивые люди из IT вряд ли будут готовы жить по меркам госаппарата, — замечает Буров.

С ним согласен директор «Информационной культуры» Иван Бегтин. Проблема кадров в государственных структурах существует последние 10 лет и всплывает во всех разговорах о реформах. Она возникла и в цифровой трансформации.

— Депутатов, которые хоть что-то понимают в IT, — полторы копейки, если не меньше. Министров до недавних пор тоже были единицы.

До Мишустина премьер-министры вообще были оторваны от цифровых технологий, — сокрушается Бегтин.

Однако сама бюрократическая система часто враждебно настроена по отношению к IT и может отторгнуть новых цифровых чиновников. Показательный пример бюрократического сопротивления — цифровизация правительства Москвы. Экспериментировать в этом поле мэрия начала еще в 2010 году, чтобы предоставить москвичам более удобные государственные сервисы и повысить эффективность госуправления.

У чиновников вся затея сначала вызвала «тихий ужас», рассказывал «Новой» начальник управления стандартизации и автоматизации в ГБУ «Информационный город» Иван Фост, работавший в Департаменте информационных технологий города Москвы с 2012 по 2018 годы: «Первые два-три года 90% департаментов были настроены к нам враждебно. Сначала их заставили, но потом им понравилось».

Еще одна проблема состоит в разрозненности различных государственных информационных систем.

– Все они разрабатывались независимо друг от друга в разных органах власти, в разных регионах. Платформизация, в свою очередь, подразумевает высокую степень внутренней интеграции систем. Это непростой путь, который еще только предстоит пройти, — говорит Ксения Ткачева.

Цифровые заместители должны обладать значительными ресурсами, которые позволяли бы блокировать работу министерств по созданию собственных IT-систем, удобных только для них, говорит источник «Новой», близкий к правительству.

— Чтобы осуществить технологический переход, необходимы люди, которые находятся в одной коммуникационной и понятийной повестке. А федеральные органы власти должны иметь возможность обмениваться между собой данными, — заключает он.
Collapse )
а не их!, Мой

(no subject)

Freedom House: Россия по уровню несвободы сравнялась с Конго и Вьетнамом
время публикации: 4 марта 2020 г., 18:14 | последнее обновление: 4 марта 2020 г., 18:14

Американская неправительственная организация Freedom House в ежегодном рейтинге "Свобода в мире-2020" отнесла Россию к числу несвободных стран. Причем РФ оказалась в одном ряду с африканской страной Конго и Вьетнамом в АзииПо оценкам составителей доклада, в прошлом году в РФ кандидаты, поддерживаемые властью, выиграли все губернаторские выборы, хотя и проигрывали на региональных выборах

Американская неправительственная организация Freedom House в ежегодном рейтинге "Свобода в мире-2020" отнесла Россию к числу несвободных стран. Причем РФ оказалась в одном ряду с африканской страной Конго и Вьетнамом в Азии.

В докладе, опубликованном в среду, уровень свободы в этих странах оценен в 20 баллов из 100. В документе отмечается, что в России соблюдаются лишь пять из 40 политических прав и 15 из 60 гражданских свобод.

По оценкам составителей доклада, в прошлом году в РФ кандидаты, поддерживаемые властью, выиграли все губернаторские выборы, хотя и проигрывали на региональных выборах, например, выборах в Мосгордуму. При этом предвыборная кампания сопровождалась запугиванием и насилием против демонстрантов и журналистов. Также силовики провели рейды по 42 региональным отделениям Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) оппозиционера Алексея Навального.

Власти продолжали преследование неправительственных организаций, ЛГБТ-активистов, усилили давление на религиозную общину "Свидетели Иеговы"*, насчитывающую в РФ 170 тысяч членов, и на баптистов.

В докладе поставлена под сомнение легитимность Владимира Путина как главы государства. Президентские выборы 2018 года проходили с многочисленными нарушениями, главный соперник Путина Алексей Навальный не был зарегистрирован в качестве кандидата из-за своей судимости по уголовному делу, возбужденному по политическим мотивам. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе отмечала, что выборы проходили при "отсутствии подлинной конкуренции" и были безальтернативными. Избирательная кампания Владимира Путина имела непрозрачное финансирование.

Freedom House также напомнила, что Путин с самого начала получил президентскую власть не демократическим путем, а по воле своего предшественника Бориса Ельцина, ушедшего в отставку в конце 1999 года. Затем Путин был главой государства два четырехлетних президентских срока, а после президентства Дмитрия Медведева вернулся в 2012 году на пост главы государства, "нарушив если не букву, то дух Конституции", ограничивающей пребывание одного человека у власти. Поправка к Конституции 2008 года продлила президентские сроки до шести лет.

Попытки несистемной оппозиции хотя бы составить конкуренцию сторонникам Путина в выборных органах власти пресекаются на корню. С 2012 года Алексей Навальный предпринимает попытки зарегистрировать свою партию, но все они закончились безрезультатно.

Не допускается и создание партий по признаку этнической принадлежности или религии. Это приводит к ущемлению прав нацменьшинств. Например, с уголовным преследованием столкнулись крымские татары. В сентябре 2019 года один удмуртский ученый совершил самосожжение, протестуя против политики, приводящей к исчезновению удмуртского языка.

В конце 2019 года правозащитный центр "Мемориал" насчитал 305 заключенных, которые были осуждены по политическим или религиозным причинам.

По данным Freedom House, в России продолжается гендерная дискриминация. Женщины слабо представлены в органах власти. Они занимают менее пятой части мест в Госдуме и Совете Федерации. Только 2 из 29 членов правительства являются женщинами.

С давлением столкнулись даже ученые, которым пытались запретить вступать в контакты с иностранцами без санкции сверху.

Власти ограничивают и право граждан на передвижение и выбор мест проживания. Взрослые обязаны предоставлять паспорт для получения многих государственных услуг. Некоторые региональные власти вводят правила регистрации, ограничивающие право граждан выбирать место жительства (как правило, в отношении этнических меньшинств и мигрантов с Кавказа и Средней Азии). Большинство россиян могут свободно выезжать за рубеж, однако более 4 млн человек, связанных с армией и спецслужбами, не могут выехать за границу по правилам, введенным в 2014 году.

Мигранты часто сталкиваются с нарушением своих трудовых прав и эксплуатацией. Сообщалось, что, по крайней мере, 21 рабочий погиб на стройках объектов, возводимых к чемпионату мира по футболу 2018 года.

Freedom House, как и в прошлогоднем докладе, снова признала Россию страной с несвободным интернетом.

Кроме России, к числу несвободных в докладе отнесены 48 стран и территорий, в том числе Белоруссия (19 баллов), Восточный Донбасс (5 баллов), Южная Осетия и Узбекистан (по 10 баллов), Таджикистан (9). В эту же группу попали Китай (10), Северная Корея (3), Турция (32), Руанда (22). Самыми несвободными, по оценкам доклада, являются Сирия (0), Тибет (1) и Туркмения (2), передает "Интерфакс".

Не полностью свободными Freedom House признает 63 страны, в том числе Грузию (61), Украину (62), Киргизию (39), Абхазию (40), Гондурас (45).

Рейтинг свободных стран (всего 83 страны) возглавляют Финляндия, Норвегия и Швеция (в каждой из этих стран соблюдаются все 100 политических прав и гражданских свобод). В эту же категорию входят практически все страны Евросоюза, а также США и Канада. Всего в докладе дана оценка уровня свободы в 195 странах, а также на отдельных территориях.
Collapse )