March 25th, 2020

а не их!, Мой

Леонид Гозман Молчание начальников. Обращение, которого не было

Молчание начальников. Обращение, которого не было
АВТОР
Леонид Гозман
политик
Некоторые плохо разбирающиеся в текущем моменте люди спрашивают: а почему зарубежные президенты/премьеры к своим народам по коронавирусу каждые пятнадцать минут обращаются, а наши молчат как рыба об лед? Ну, Мишустин – это глава Правительства, кто не слышал, может, чего и говорил – его никто не знает, могли и не заметить. А Путин? Мы ж его только что навсегда себе оставили и никто не забыл, как он выглядит?

Ну, во-первых, он занят делами более важными и срочными – празднованием Победы, горячими обедами для школьников – картошку чистит, статью по истории пишет — историки ждут, да и все мы.

Но он бы, конечно, выкроил время. Но либералы в правительстве до последнего дня ничего ему не докладывали, скрывали от него истинное положение дел. Он просто не знал об эпидемии. Сегодня узнал – сразу же оделся в американский защитный костюм (у нас и свои не хуже, но это такой сигнал Трампу – снимай, мол, санкции, видишь, я готов к взаимовыгодному сотрудничеству) и поехал в Коммунарку.
Некоторые, особо циничные и отравленные русофобией сомневаются, он ли это был, да настоящие ли врачи и больница или опять муляж и офицеры охраны? Но это они, конечно, перегнули. Так дурить народ в тяжелые времена – не по понятиям. Вот успокоится все, тогда опять будет можно.

А теперь, поскольку он все узнал и во всем разобрался, он выгонит либералов, создаст уж совсем новое оружие, освободит Украину и еще две-три страны и, конечно, поставит на место этот наглый вирус. Правда, для этого нужно, чтобы 22 апреля вы проголосовали «За».
И не будет у нас пандемии, а будет счастье.

А если всерьез, так, может и хорошо, что он не выступает? Верить ему уже никто не верит, успокоить он никого не может, единственным результатом его выступление было бы еще большее раздражение и больший страх. А этого и так хватает.
Здоровья всем!
Collapse )
а не их!, Мой

Эта пандемия может принести пользу

Эта пандемия может принести пользу

Шившанкар Менон — заслуженный научный сотрудник Института Брукингса (индийское отделение), бывший советник по национальной безопасности индийского премьер-министра Манмохана Сингха.

Пока еще рано судить о последствиях, но три вещи уже очевидны. Во-первых, пандемия коронавируса изменит нашу политику, как внутреннюю, так и внешнюю. Общества, даже либертарианские, обращаются к власти государства.
Успехи государств в преодолении пандемии и ее экономических последствий (или их провалы) будут влиять на вопросы безопасности и на поляризацию внутри обществ. Так или иначе, государственная власть возвращается.

Опыт показывает, что диктаторы и популисты ничуть не лучше других справляются с эпидемией.

Те страны, которые начали реагировать с самого начала и действуют весьма успешно (Южная Корея, Тайвань), являются демократиями, и ими руководят не популисты и не авторитарные лидеры.

Но до конца взаимосвязанного мира пока еще далеко. Сама пандемия стала доказательством нашей взаимозависимости.

Но во всех государствах уже начался процесс обращения вовнутрь, поиск автономии и самостоятельности, попытки самостоятельно определять свою судьбу. Мир в будущем будет беднее, злее и меньше.

Но наконец появились признаки надежды и здравого смысла. Индия взяла на себя инициативу созвать видеоконференцию лидеров всех южноазиатских стран, чтобы выработать общерегиональные ответные меры на угрозу пандемии. Если COVID-19 встряхнет нас достаточно сильно и заставит понять выгоды многостороннего сотрудничества по стоящим перед нами важным глобальным вопросам, он принесет пользу.
Collapse )
а не их!, Мой

Die Welt (Германия): производитель туалетной бумаги Hakle поглощает Microsoft

Die Welt (Германия): производитель туалетной бумаги Hakle поглощает Microsoft
Сатира и юмор
Компания Hakle, производящая туалетную бумагу, в мгновение ока превратилась в концерн luxury-сегмента и поглотила Microsoft. Можно лишь надеяться, что американский высокотехнологический концерн будет столь же успешным!

24.03.202072802
Карл Мешок Риса (Karl Sack-Reis)
Новость дня! Основанная в 1928 году немецкая фирма Hakle поглощает американский высокотехнологический концерн Microsoft!

«Мы на протяжении некоторого времени с большим интересом наблюдаем ситуацию с развитием Microsoft, — сообщил генеральный директор Hakle GmbH Фолькер Юнг (Volker Jung). — Теперь, когда наш бюджет несколько пополнился, а Билл Гейтс покинул свой пост, наступил подходящий момент для решительных действий».

В Редмонде (штат Вашингтон), где расположена штаб-квартира Microsoft, новость о поглощении вызвала переполох. «Я сначала просто не поверил и решил, что это фейковая новость, — сказал со слезами на глазах председатель совета директоров Microsoft Сатья Наделла (Satya Nadella) на видеоконференции с подчиненными. — У меня нет слов, чтобы выразить гордость, ведь нами интересуется компания из наиважнейшей сейчас отрасли в мире!»

Это стало возможным благодаря вспышке коронавируса
Компания Hakle, которая благодаря вспышке коронавируса на прошлой неделе попала в luxury-сегмент, с одной стороны, чувствует себя польщенной, а с другой — не хочет приуменьшать значение этого поглощения. Конечно, Microsoft — также весьма ценная компания, у которой есть много очень интересных идей, заявили в Дюссельдорфе.

Но, по словам представителя Hakle, это, возможно, не так легко объяснить рядовым потребителям, поскольку услуги Microsoft по сравнению с туалетной бумагой не столь значительны.
Но в то же время никто не должен заблуждаться: «Название компании поистине „золотое", — подчеркнул представитель нового владельца симпатичной американской фирмы. — Честно говоря, это и было главной причиной покупки. Название Hakle Microsoft на рулонах туалетной бумаги определенно будет смотреться лучше, чем Hakle Saudi Aramco или Hakle Apple».

Впрочем, появление последнего названия в любом случае исключено, потому что производителя компьютерных игр и телефонов уже купила компания Sagrotan.

В Дюссельдорфе в свою очередь надеются, что покупатели когда-нибудь будут вырывать друг у друга из рук продукцию Microsoft так же отчаянно, как и продукцию Hakle & Co.

А если нет, то все тоже будет не так уж и плохо. Ведь цена на Microsoft типичному клиенту супермаркета может показаться неприлично высокой, признали в Hakle. Но для компании это не проблема: «Вся сделка обошлась нам в цену одной пачки туалетной бумаги».

Collapse )
а не их!, Мой

«меланхоличная усталость от жизни» (с) Гиппократ

«Нас поощряют разрабатывать способы и стратегии поиска мест, где мы смогли бы эффективно работать. Эффективность является нашей жизненной BuzzFeed (США): как миллениалы стали выгорающим поколением
24.03.202072404
Эн Хелен Петерсен (Anne Helen Petersen)

....
По мнению социолога Арне Каллеберга, эффективность предположительно должна была обеспечить нам более безопасные условия, более высокую оплату труда и, возможно, больше свободного времени. Проще говоря, лучшую работу.

Но чем больше и эффективнее мы работаем, тем хуже становятся наши рабочие места: более низкая заработная плата, худшая система бонусов и вознаграждений и безопасность труда. Наше рвение быть эффективными не сдерживается низкими зарплатами, наша стрессоустойчивость и стабильность не делает нас более ценными работниками. Наша приверженность работе, как бы ее ни эксплуатировали, на деле даже упрощает эту эксплуатацию. Мы миримся с работодателями, которые не заботятся о своих работниках, потому что не имеем других вариантов. Мы не уходим. Мы усвоили, что недостаточно усердно работаем.

Вся эта оптимизация достигает высшей точки в преобладающем для миллениалов состоянии, не зависящего от социального класса, расы и страны проживания — выгорании. Выгорание официально было признано психологическим диагнозом в 1974 году, когда психолог Герберт Фройденбергер применил его к случаям «физического или психического разрушения, вызванного переутомлением или стрессом». Выгорание существенно отличается от истощения, хотя и связано с ним.
Истощение означает достижение финальной точки, когда вы не в состоянии двигаться дальше, в то время как выгорание означает достижение этой точки и принуждение себя продолжать идти в течение многих дней, недель, лет.

Но что еще хуже, удовлетворение от выполненной работы — сдачи сложнейшего экзамена или завершения длительного проекта — так и не наступает. «Истощение, испытываемое при выгорании, сочетает в себе неистовое желание довести работу до конца и мучительное ощущение того, что это невозможно. Нас постоянно одолевают беспокойство и множество отвлекающих факторов, которые невозможно свести на нет, — пишет Джош Коэн, психоаналитик, специализирующийся на этом вопросе.

— Вы чувствуете истощение, когда исчерпали все свои внутренние ресурсы, однако не можете избавиться от нервной необходимости продолжать работать».

В своей работе о выгорании Коэн осторожно намекает, что как явление оно не ново. Он утверждает, что «меланхоличная усталость от жизни» упоминается в книге Экклезиаста, диагностируется Гиппократом и считается свойственным для эпохи Ренессанса состоянием, сопровождаемым чувствами потерянности и непостоянства.

В конце 1800-х годов пациенты с диагнозами «неврастения» или «нервное истощение» отстают от «темпа современной индустриальной жизни». Выгорание отличается своей интенсивностью и распространенностью: это не синдром, затрагивающий лишь отдельных людей, а перманентное состояние миллениалов, которое приобрело пугающие масштабы.

Выгорание настигает всех: людей, которые пытаются свести концы с концами, совмещая работу в сфере обслуживания с подработкой в Uber и уходом за детьми. Начинающих бизнесменов, которые пользуются привилегиями шикарных обедов и бесплатной прачечной и тратят больше часа на дорогу до работы.
Преподавателей, которые берут четыре дополнительных класса, пытаясь выжить на талонах на питание и в то же время опубликовать свой научный труд, чтобы в конце концов устроиться на достойную работу. Художников-фрилансеров, которые работают по свободному графику без медицинского обслуживания или оплачиваемого отпуска.

Один из способов понять механизм выгорания миллениалов — внимательно изучить индустрии, которые пришли в упадок из-за нашего поколения.
Нас не интересуют бриллианты — потому что мы либо вступаем в брак поздно (если вообще делаем это) либо нашей финансовой стабильности недостаточно для покупки кольца ценой в два оклада.
Нас не интересует антиквариат — потому что старые вещи станут для нас обузой, мешающей мобильности и финансовому благополучию.

Мы променяли спокойный прием пищи в ресторанах на фаст-кэжуал, потому что наше поколение будет тратить деньги либо на что-то стоящее огромных очередей (кронаты! знаменитый на весь мир барбекю! японская лапша!) либо на что-то, что только повысит нашу эффективность.

Даже такие хобби миллениалов, как занятия спортом, говорят о страсти к самосовершенствованию и оптимизации. Одежда вроде леггинсов может показаться неопрятной для наших родителей, однако для миллениалов они идеальны: в них можно перейти сразу от занятий йогой к конференции по скайпу, а заодно и забрать ребенка из школы.
Мы используем сервисы вроде Fresh Direct и Amazon, потому что они позволяют нам экономить время для большего количества работы.

Именно поэтому, когда критики миллениалов утверждают, что мы ленивы и умеем лишь эксплуатировать свои права, это так расстраивает нас.

Мы так усиленно боремся за то, чтобы не тратить время на прием пищи, что заслуживаем такие привилегии, как удаленная работа (чтобы мы могли жить в доступных городах), адекватное медицинское обслуживание или достойные пенсии (так что мы теоретически сможем прекратить работать за некоторое время до смерти).

Нас называют нытиками просто за то, что мы честно говорим о том, сколько мы работаем или насколько мы измотаны этим. Однако поскольку переработки не очевидны — потому что поиск работы теперь означает бесконечный поиск на LinkedIn, потому что «сверхурочные» теперь означают ответ на электронные письма в постели — масштабы нашего труда часто игнорируются, а условия ухудшаются.

В конце концов, все наши мучения предаются забвению. Тревожное состояние и выгорание подвергаются лечению, и тем не менее, это считается недостойным, ведь вы могли потратить это время на работу.
Наши бабушки знали, что взбивание масла и ручная стирка — это труд.
Однако в наше время планирование недельного питания для семьи из четырех человек, составление списка продуктов, поиск времени для совершения покупок, а затем готовка и уборка одновременно с полным рабочим днем — это лишь материнство, а не тяжелый труд.

При этом выгорание вызывается не теми задачами, которые могут быть легко распределены между домочадцами — мытьем посуды или складыванием постиранного белья. Это больше связано с тем, что французская художница Эмма называет «психологической нагрузкой», или сценарием, при котором один человек в семье — чаще всего женщина — играет роль «лидера проекта по управлению домашним хозяйством». Она не только выполняет все хлопоты по дому, но и держит в уме график всего домашнего хозяйства. Она помнит, что надо купить туалетную бумагу, ведь она закончится через четыре дня. Она несет ответственность за здоровье семьи, содержание дома, насыщенность сексуальной жизни, поддержание эмоциональной связи со своими детьми, уход за престарелыми родителями, оплату счетов, приветствие соседей и отправку поздравительных открыток другим семьям. Она за полгода планирует семейный отдых и следит за тем, чтобы собаку регулярно выгуливали.
Collapse )
а не их!, Мой

"Если преступление становится законом, оно перестает быть преступлением!"

Нобелевский лауреат 1957 года предупреждал об эпидемии
Пьеса Альбера Камю по прежнему актуальна

сегодня в 13:13, просмотров: 330
Эту пьесу я мечтаю поставить. Немедленно. Прямо сейчас.

Она называется – «Осадное положение». Автор – Альбер Камю. За эту пьесу и другие произведения ему была присуждена Нобелевская премия. Давно, аж в 1957-м году. Притча. Тон возвышенный. Лексика велеречивая. Ирония во всем.

Нобелевский лауреат 1957 года предупреждал об эпидемии

Про такие пьесы в то время говорили – «нетленка». Но затем как-то быстро забыли. Видимо, не было повода вспоминать. А сейчас – есть. Сейчас весь мир в «осадном положении». Ну, да, да, из-за коронавируса, чтоб ему пусто было!..

А ведь действительно нынче пусто на улицах, пусто на площадях, стадионах, в кино и театрах…

То, что пусто в театрах, мне особенно больно. Никакие on-line-показы в отсутствие публики никогда не заменят живого действия. Театр и мертвечина – две вещи несовместные.

И все же попытаемся этому противостоять. Давайте поставим спектакль мысленно, пусть он буквально станет игрой нашего воображения. Сейчас это единственная возможность творить, то есть не сдаться.

Итак, перечитаем пьесу Камю.

Она начинается грозно – небо над испанским городом Кадиксом прорезает хвостатая комета – знак надвигающегося несчастья.

- Конец света! – первая реплика пьесы.

Далее некий Глашатай, окруженный стражей, объявляет:

- Приказ Правителя. Каждый делает свою работу. Хорошее правление – это то, во время которого ничего не происходит… Вот почему каждый, начиная с текущего шестого часа должен знать, что комета никогда не показывалась на горизонте нашего города. Любой нарушитель этого решения говорить о комете иначе как о звездном явлении, будет наказан по всей строгости закона.

Звуки труб. Глашатай удаляется, а местный пьяница и бомж-философ по имени Нада кричит:

- Нет, это - политика… О! Хорошего правителя мы имеем! Если у него будет дефицит, он отменит дефицит.

И с этим словами бежит на рынок, «чтобы выпить, наконец, за всеобщую смерть».

Таков (вкратце) пролог. На сцене – Хор (народ).

- Ничего не происходит, ничего не произойдет. Пройдемся! Проветримся! Это не бедствие, это изобилие лета! Жуй и пей! – лавочники ликуют, рыбаки славят пойманную дораду, эту «гвоздику моря». На мраморных прилавках горы снеди – сыры, мясо с запахом люцерны, виноград, огненные абрикосы… В общем, картина благоденствия, в котором все счастливы, даже нищие. Сказочный Правитель восклицает:

- Пока ничего не меняется, я остаюсь королем неподвижности!

И тут приходит Чума. Следует ремарка Камю: «людей охватывает безумие». Старый кюре зовет всех в церковь, чей-то голос провозглашает:

- Будет столько мертвых, что не хватит живых, чтобы их хоронить!

К Правителю обращается Алькад, то есть cудья:

- Ваша честь! Эпидемия распространяется с неимоверной быстротой. Кварталы поражены больше, чем это можно представить. Я думаю, нужно скрыть истинное положение и ни в коем случае не говорить народу правду.

Но Правитель не слышит.

- Все уладится. Хуже всего, что я должен ехать на охоту. Вечно что-то случается, когда у меня важные дела.

И уезжает, несмотря ни на что.

Люди с кляпами во рту. Стражники. Могильщики. Тележки с грудами мертвецов. Карты снабжения. «Каждый нуждается в удостоверении». Справка. Шкала. Аттестация. Регистрация! Концлагерь. Переселение населения. Все умрут по очереди. «Это решено».

Само собой выходит, что Камю ставит вопрос выживания в зависимость от государства: только власть – отнюдь не врачи! – заметим в скобках, что среди персонажей пьесы нет ни одного напрашивающегося в сюжет лекаря, - ответственна за спасение человеческого рода. Власть обязана найти выход, от ее действия, правильного или ошибочного, зависит все. Но власть в Кадиксе не чиста, ее интересы дегуманизированы, она думает не о людях, а лишь о себе, прибегая к арестам, сея насилие и подчинение именем Чумы и во имя Чумы. Именно поэтому возникает героическое противостояние. Молодой человек по имени Диего зовет к преодолению страха и идет на борьбу со злом. Не сразу его поддерживает народ. Восставшие жители полумертвого Кадикса строят укрепления, чтобы сухим ветрам не дать проникнуть в город. Чума в ответ насылает на оставшихся с разумом людей… радиацию!

Диего видит свою возлюбленную Викторию на смертоносных носилках в «налаженной системе» псевдожизни. И тут сказочник Камю предлагает нам в качестве спасения исцеляющую силу Любви, Диего отдает Чуме свое тело вместо тела Виктории.

- Любовь, что это такое? – вопрошает глупая Чума. И исчезает из города вместе со своей Секретаршей. Морской ветер свистит. Буря. В Кадикс возвращается старый Правитель!

- Ты видишь, рыбак, правительства меняются, а полиция остается.

Это кричит напоследок пьяница и бомж Нада, и в следующую секунду бросается в море и гибнет, укрытый гигантской волной.

… Нет, я больше не могу пересказывать пьесу-притчу великого Камю. Сотни подробностей, естественно, я упустил. Скажу только, что Чуму в пьесе представляет некий Мужчина, который будучи иностранцем, приходит во дворец Правителя и заявляет, что хочет занять его место. А дальше…

Дальше в Кадиксе новоявленный тиран устанавливает этакую всесильную организацию, объявляет «осадное положение», при котором все до одного будут умирать по порядку, то есть по черному списку, сохраняя утвержденную свыше очередность. Что из этого вышло, вы сможете узнать, когда состоится премьера. Если она состоится.

Важно другое – то, что всемирно известный французский экзистенциалист Камю сделал предупреждение и нам, и всему человечеству – как жить и как выживать в условиях всеобщего несчастья, послал сигнал об опасности не столько самой эпидемии, сколько того мракобесия, которое может возникнуть в параллель с ней. Речь идет о потере свободы как таковой и торжестве угрюмого и фальшиво-жизнерадостного тоталитарного устройства.
Конечно, Камю в свое послевоенное время намекал на ужасное повторение гитлеризма – самого живучего зла на Земле – и видел воочию коммунистическую заразу, заполонившую полмира. Сегодняшнее «осадное положение» чревато стиранием личностной коммуникации с реальностью, призыв к вынужденной самоизоляции ведет к самоспасению, но одиночество миллионов – это катастрофа. Переход на казарменный способ существования (иначе – смерть) требует дисциплинарно-бюрократического подавления общества, - этим тут же воспользуется тирания, которой эпидемия только на руку. Если цель власти – истребление, то власть – Чума. Тут главный смысл непоставленной пьесы. Камю сказал: «Мы должны уметь быть на высоте понимания грядущих катастроф». Согласитесь, правильно сказал.

Цитирую по книге «Потерянные пьесы», ее издал в рамках «Академических тетрадей» незабвенный мастер-искусствовед Юрий Борисович Борев, не так давно ушедший от нас. В своей статье, предшествующей публикации «Осадного положения» (2001-й год) он с болью констатировал, что случилось в испанском Кадиксе: «Силы порядка стали силами произвола и, по мнению Камю, человек настолько беспомощен перед ними – слепыми и прихотливыми, - что даже беспощадная чума перед лицом этих сил оказывается союзником гонимого». Метафорический театр оказывается вполне реалистическим. Ибо убиение на самом деле бесконтрольно. Машина уничтожения в Освенциме и ГУЛАГе практиковала вослед идеологическому захвату человеческой личности. Народ превращается в слепоглухонемую толпу, которой отныне можно манипулировать и управлять. Человек попран.

Рано или поздно Чума – этот новый властитель города – проиграет. Но весь вопрос – какой ценой? «Чем меньше они будут понимать, тем лучше они будут маршировать. Это для того, чтобы приучить их немного к темноте», - такую демагогию разводит в пьесе Секретарша г-на Чумы. Таким образом, идеологическое зомбирование масс в осадном Кадиксе есть необходимая тоталитаризму простейшая разновидность заражения и удушья в пустоте. Это не про нас. Это про Испанию.

Эпидемия приводит человека в зону, и его existence, то есть существование, требует перемещения из внешнего мира в мир внутренний, где душа становится твоей единственной и неповторимой сущностью. В абсурдном мире царствует болезнь, косящая всех подряд. Неважно, индивидуальность ты или посредственность – все равно погибнешь, поэтому Камю просит тебя сделать выбор при отвратительной жизни: тело – черт с ним, сохрани душу. И Чума отступит. Душа Чуме не подвластна. Экзистенциализм потому и делает ставку на честную личность (в пьесе это бесстрашный Диего), что честное и частное смыкаются, чтобы быть непобедимыми, когда все вокруг трещит и разрушается.

- Отдан приказ всем начальникам округов заставлять всех, находящихся в их подчинении, голосовать за новое правительство, - сообщает Нада.

- Это нелегко. Некоторые рискуют голосовать против, - отвечает Судья. Нада уточняет:

- Голосование свободное. То есть голоса в пользу правительства будут рассматриваться как свободно выраженные… Отрицательный голос не является свободным голосом.

Так Альбер Камю хлестко клеймит любую фальсификацию на зараженной территории. И добавляет устами Судьи сногсшибательную реплику:

- Если преступление становится законом, оно перестает быть преступлением!

Что же в итоге?.. Мы – беззащитны? На кого надеяться? На одного себя, - говорит Камю нам, знающим по опыту прошлого, что бесчеловечное фашистское государство Германии прямым путем подвело свой народ к дикой катастрофе. Чума двадцатого века – фюрер. А фюрер – это смерть. Будем об этом помнить в канун юбилея нашей Победы над чумным фюрерством.

Что касается моей постановки, я думаю, это сейчас неосуществимый проект. Денег на «Осадное положение» нашему Театру никто не даст. А собственная казна театра по понятным причинам сейчас пуста. Ведь мы не в Кадиксе. Мы на осадном положении «У Никитских ворот». Как, впрочем, все в этом мире.

Пандемия коронавируса. Хроника событий
Читайте наши новости первыми - добавьте «МК» в любимые источники.

Марк Розовский
https://www.mk.ru/culture/2020/03/25/nobelevskiy-laureat-1957-goda-preduprezhdal-ob-epidemii.html