July 9th, 2020

а не их!, Мой

Плебисцит устроили По законам жанра за ним идет зачистка

Зачистка силовиков журналист Сафронов и губернатор Фургал
Зачистка от Володина - пересмотр международных (!) договоров путем приписания плебисциту обратной силы
Зачистка от короновируса - монотонный рост числа зараженных
И все эти зачистки-одноходовки легко просчитывались
В очень примитивном времени мы с согражданами оказались
Во власти не способных считать даже на два хода
Куда они страну заведут?
а не их!, Мой

В Общественной палате осознали необходимость для них МИНИСТЕРСТВА ПРАВДЫ ?

Уроки дедушки Геббельса: в Общественной палате созрела идея министерства госпропаганды
Новый госорган, по мысли автора идеи, займется разоблачением неправдивой информации и распространением правдивой

вчера в 17:45, просмотров: 3575
Идея, высказанная членом Общественной палаты России Артемом Кирьяновым, слишком свежа и грандиозна, чтобы передавать ее косвенной речью. Поэтому вот она, речь прямая, незамутненная: «Нам нужна контрпропаганда... Но как-то так сложилось — видимо, тяжелое наследие советского прошлого на нас давит, — что ни один государственный орган у нас за это не отвечает... Нам совершенно точно нужно министерство пропаганды Российской Федерации».

Уроки дедушки Геббельса: в Общественной палате созрела идея министерства госпропаганды
Заявление прозвучало на организованном ОП «круглом столе «Общероссийское голосование: фейки как инструмент манипулирования общественным мнением».

На мероприятии, как вытекает уже из названия, говорилось о фактах неправдивого, по мнению общественников, освещения прошедшего плебисцита. Но если остальные участники ограничились горькими сетованиями, констатацией проблемы, то Кирьянов предложил конкретный путь решения.

Многие из коллег и единомышленников первооткрывателя наверняка скажут теперь, что это и у них вертелось на языке. Что идея буквально витала в воздухе. Но это ничуть не умаляет кирьяновского приоритета. Яблоки вон тоже многим падают на голову, однако честь открытия закона всемирного тяготения по праву принадлежит Ньютону.

Сегодня дело пропаганды, надо признать, поставлено у нас из рук вон плохо. Нет, самих госпропагандистов пруд пруди. На всех федеральных телеканалах и всех принадлежащих власти и ее состоятельным сторонникам печатных, сетевых, прочих СМИ. Но в их деятельности, увы, не видно твердого организующего начала.

Есть мастера пропаганды, которые по примеру сановника из пьесы Шварца не боятся бросать властям в лицо слова правды: «Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!» Но есть и такие, которые начинают крутить, юлить, изворачиваться: мол, «не величайший из королей, а всего лишь выдающийся, да и только».

Короче говоря, актуальность вопроса очевидна. Позволим себе, однако, мягко попенять господину Кирьянову на не вполне точную историческую аналогию: в советские времена единого госоргана, отвечающего за госпропаганду, тоже не было. Правда, эту задачу взял на себя партийный аппарат. Но вряд ли кто-то может сказать, что он с ней блестяще справился. Судя по популярности анекдота о замене обещанного коммунизма на олимпиаду, вера в светлое будущее иссякла у масс самое позднее к 1980-му.

Куда более точный аналог — имперское министерство народного просвещения и пропаганды, существовавшее в Германии в 1933–1945 годах. «В создании министерства я вижу революционный поступок правительства, так как новое правительство не намерено предоставить народ самому себе», — заявил бессменный глава госструктуры Йозеф Геббельс на своей первой после назначения пресс-конференции.

И министерство не подвело: народ не был «предоставлен сам себе» вплоть до самых последних дней Третьего рейха. Информационное окормление было столь эффективным, что даже в осажденном советскими войсками Берлине многие продолжали верить в скорую победу Германии.

Звездным же часом геббельсовской структуры можно считать «разоблачение фейков» о том, что нацисты повсеместно истребляют евреев. В качестве опровержения был создан документальный фильм «Фюрер дарит евреям город» (1944 год) — о счастливой и сытой жизни узников концлагеря Терезиенштадт.

Создатели фильма, тоже узники, и вся массовка вскоре после съемок, разумеется, были отправлены в газовые камеры Освенцима. Но об их судьбе стало известно уже после окончания войны и, соответственно, расформирования министерства. В общем, сработано было на совесть.

Современным госпропагандистам еще учиться и учиться у дедушки Геббельса. Хотя лучше, конечно, не афишировать эти уроки. Время нынче сложное, могут неправильно понять. По этим же соображениям стоит, пожалуй, подумать и о другом названии для министерства. Во избежание нежелательных ассоциаций.

Можно ведь найти ничуть не хуже. Поскольку новый госорган, по мысли автора идеи, займется разоблачением неправдивой информации и распространением правдивой, то логично назвать его министерством правды. Кому придет в голову недоверять учреждению с такой замечательной вывеской?

Впрочем, какие-то отщепенцы, наверное, все-таки найдутся. Оруэлл, скажут, «1984» и все такое. И угодят в ловушку. «1984» — это ж стопроцентный фейк! Не было такого, нет и быть не может. Тем же, кто станет утверждать обратное, Старший Брат покажет кузькину мать и меры наказания, предусмотренные статьей 207.1. УК РФ — «Публичное распространение заведомо ложной информации».

Андрей Владимиров
Collapse )
а не их!, Мой

Шельмование в сетях.

Шельмование в сетях. Роулинг и Каспаров присоединились к обращению в поддержку свободы слова
8 июля 2020

Роулинг подверглась шельмованию в соцсетях из-за своих слов о необходимости психологической помощи людям, думающим о смене пола
Около 150 писателей, ученых и общественных деятелей выпустили открытое письмо против нового на Западе явления, получившего название cancel culture, что можно перевести как "культура бойкота".

Это явление вновь привлекло внимание на фоне недавних протестов против расового неравенства.

Нынешнее повышенное внимание к вопросам расовой справедливости - в целом положительное явление, но оно не должно вести к удушению свободы дискуссий, говорится в обращении, опубликованном во вторник в журнале Harper's Magazine.

Возможна ли абсолютная свобода слова?
Авторы письма критикуют моду на публичное шельмование, остракизм и слепую однозначность моральных оценок.

Что тревожит авторов письма?
"Свободный обмен информацией и идеями, кровь и плоть либерального общества, ущемляются все больше", - говорится в открытом письме.

Авторы выступают в защиту решительного и даже язвительного высказывания своих мнений.

"Необходимо сохранить возможность искренне не соглашаться с чем-то без тяжелых профессиональных последствий для себя", - пишут они.

Среди подписавших письмо - британский писатель Салман Рушди, в 2008 году получивший рыцарское звание
Авторы письма критикуют чрезмерные наказания, налагаемые на людей так называемыми лидерами общественного мнения.

"Слишком часто слышны призывы к скорой и суровой расправе за то, что кажется кому-то выходом за рамки допустимой свободы слова и мысли".

"Редакторов убирают за публикацию неоднозначно воспринимаемых текстов, изымаются книги, журналистам запрещают освещать определенные темы, преподаватели попадают под расследование за цитирование в классе литературных произведений, исследователя увольняют за распространение им своей работы, ранее получившей признание академического сообщества, руководителей организаций выгоняют за неудачные оговорки".

"Возникает самоцензура писателей, деятелей искусства и журналистов, которые боятся за свое жизненное благополучие, если они отклонятся от общей линии или хотя бы поддерживают ее недостаточно рьяно".

К обращению присоединились американский философ Ноам Хомски, живущий в США британский писатель Салман Рушди, некогда приговоренный к смерти иранским аятоллой Хомейни за оскорбление чувств мусульман, шахматист Гарри Каспаров, писатели Маргарет Этвуд, Мартин Эмис, Малкольм Гладуэлл, известная феминистка Глория Штайнем.

Свои подписи под ним поставили постоянные авторы New York Times Дэвид Брукс и Бари Вайс. Редактор раздела мнений и комментариев этого издания недавно лишился работы за публикацию текста сенатора-республиканца Тома Коттона, выражавшего личную точку зрения последнего по поводу движения Black Lives Matter.
Collapse )
а не их!, Мой

Упрямство и агрессия бьют и ум и силу?

9 июля 2020 г.
Мара Делиус, Die Welt | Le Figaro
Этика заменяет собой эстетику
"В Америке появляется новый активизм, который отныне проникает во все аспекты жизни. Одна из ведущихся сейчас рекламных кампаний опрокидывает устоявшиеся каноны красоты. И речь идет об изменении парадигмы с далеко идущими последствиями", - пишет Le Figaro со ссылкой на немецкое издание

"(...) Сегодня чернокожая женщина, родившаяся мужчиной, может возвышаться на огромном билборде как некий идеал, - пишет автор публикации о героине билдорда, американской трансгендерной модели и актрисе Яри Джонс. - Потому что внезапно наше представление о прекрасном, складывавшееся со времен Античности, похоже, уступает место контрмодели, способной заставить нас задуматься о том, что же на самом деле означает "прекрасное". Но и это еще не все".

"Чтобы понять всю силу фотографии с Яри Джонс, необходимо двойное прочтение. Прежде всего, нужно поместить ее в американский контекст: в последние месяцы все учреждения, от издателей до агропродовольственных групп и модных журналов, столкнулись с волной обвинений в расизме, с манифестациями и расследованиями в духе борьбы против дискриминации, с заявлениями об отставке и выходом в отставку, - говорится в статье. - Так, музей Гуггенхайма в Нью-Йорке недавно объявил, что он проверит степень, в которой его собственная культурная деятельность пронизана "расистскими структурами" и состоянием ума, благоприятствующим "белому суперматизму". Макс Холляйн, директор Музея искусства "Метрополитен", заявил в коммюнике, что история музея связана с логикой угнетения, от которой в будущем придется отказаться".

"(...) Толстая, чернокожая и транс": на первый взгляд, Яри Джонс сверх всех ожиданий соответствует требованиям о разнообразии. Бренд Calvin Klein не отказался от остальных своих моделей. Яри Джонс - лишь одно из лиц кампании Pride, чьи модели являются активистами-трансгендерами. Они прекрасно иллюстрируют философию бренда, который хочет обратиться к населению в целом, а также проявить себя как разрушитель традиций: в 1990-е годы фотографии обнаженной и почти по-детски хрупкой Кейт Мосс, растянувшейся на диване, тоже вызвали скандал", - напоминает Делиус.

"(...) Скорее, это бизнес для компании с 10-значным торговым оборотом, которая хочет придать себе ультрасовременный имидж. Другими словами, противодействие капиталистическому мейнстриму интегрировано в сам капитализм: и несмотря на то, что Яри Джонс, казалось бы, сильно отличается от большинства людей, которые видят ее фотографию, она является неотъемлемой частью населения", - говорится в публикации.

"(...) Яри Джонс не единственная, кто ратует за признание всех типов тел. (...) Социальное течение "Бодипозитив", которое отстаивает идею о том, что каждое тело прекрасно, давно стало крайней формой того, что теоретик-феминистка Джудит Батлер уже описала в книге "Вес тел" в начале 90-х годов: тело следует рассматривать не как естественную данность, а как "пространство возможностей", которое может принимать любую форму", - отмечает издание.

"Мода давно уже давно опирается на эту теорию. Теперь по подиумам дефилируют модели с нарушениями пигментации, такие как Винни Харлоу, или женщины старше 60 лет с седыми волосами. Для продвижения своей новой помады сезона бренд Gucci сделал ставку на модель со сломанными зубами. Совершенство в несовершенстве - таков новый идеал, не единый, но служащий свидетельством уникальности: красота в разнообразии".

"Но можем ли мы все же говорить о красоте? В свое время философ Александр Готлиб Баумгартен, автор термина "эстетика", первым обозначил "красоту" не как свойство вещей, а как восприятие: нечто является прекрасным, когда я могу это обосновать. Месседж Яри Джонс и активистская концепция красоты, которую она защищает, ясна: я прекрасна, потому что я существую. Достаточно ли этого?" - задумывается автор статьи.



"Подобная позиция может оскорблять или возмущать, в ней можно усматривать появление манихейского мировоззрения, в котором истеблишмент и его жертвы являются лишь дихотомическими. Согласно этой логике, идеалом красоты могла бы стать многократно усиленная "роль жертвы". (...) Представляется, что речь идет уже не о чем-то эстетическом. Дискурс взял верх над красотой. Этика заменила собой эстетику (...) ", - резюмирует Мара Делиус.

Источник: Le Figaro
Collapse )