July 17th, 2020

а не их!, Мой

Что ждет во Владивостоке и в Хабаровске...

Николай Марковцев: Власть, несомненно, напугана на Дальнем Востоке протестом хабаровского народа, поэтому у нас к этому серьезно готовится уже. К нам прибыл полпред после того, как он посетил Хабаровск. Он как бы не осудил этот протест, сказал, что люди имеют право, якобы 31-я статья Конституции работает, все это можно, они ничего не нарушают. Понимаете, как у них меняется сразу мнение. После этого полпред приехал к нам под видом посмотреть какой-то детский садик и школу какую-то. На самом деле, я думаю, тут он решал вопрос, как предотвратить процесс, намеченный во Владивостоке на субботу. По всем соцсетям много разослано приглашений под видом приходить кормить голубей на Центральную площадь, но все понимают, что это в поддержку протестного митинга в Хабаровске.
Я сегодня общался, разговаривал, звонил своим знакомым, люди готовы идти на Центральную площадь.

Но власть тут же вопреки своим же распоряжениям, что якобы нельзя никакие массовые мероприятия проводить, она тут же разрешила в субботу и в воскресенье сельскохозяйственную ярмарку на Центральной площади. То есть вся площадь будет заставлена машинами с сельскохозяйственной продукцией, чтобы нигде там люди не могли собраться. Как это получится, когда люди соберутся, что там будет происходить, трудно сказать. Либо люди перейдут к памятнику подводной лодке, либо пойдут на Привокзальную площадь, либо встанут около памятника на Центральной площади, до тысячи людей может разместиться. Я думаю, что больше тысячи-двух во Владивостоке сегодня не выйдет. Прошли те времена, когда выходило по 10 тысяч. Власть не дремлет, несомненно, жестко накажет Хабаровск, чтобы вся Россия содрогнулась, больше никто не посмел таким образом выходить и скандировать "Путина в отставку".
Я думаю, они сейчас думают, как это сделать, они сейчас стягивают силы, это произойдет в ближайшее время. Возможно, в субботу они еще дадут людям выговориться, если их будет много собираться. А если мало людей придет, то они и в субботу могут протест подавить в Хабаровске и во Владивостоке тоже.

Потому что мы уже имеем опыт, когда во Владивостоке 10 лет назад с правым рулем решался вопрос, выходило до 10 тысяч, никто никого не трогал, скандировали "Путин – вор", ходили по центральным улицам, после этого через несколько дней прибыл "Зубр" и еще несколько ОМОНов, жестко избили людей на Центральной площади Владивостока. Хватали всех, даже выхватывали и машин, которые сигналили и ехали по соседним улицам. Я сам был свидетелем этого процесса, как жестко ОМОН подавлял.
На следующий день все примолкли, все журналисты, всем сказали: молчать или потеряете работу. Вот таким образом во Владивостоке 10 лет назад жестко подавили протест. Я думаю, что в Хабаровске он будет подавлен точно таким же способом.

Потому что эти выкрики против Путина он не простит. Конечно, сегодня социальная ситуация не такая, как была 10 лет назад, сейчас люди более бедные стали, потеряли работу, меньше стали получать зарплату, нам обесценили рубль в два раза, то есть у людей просто отбирают деньги, выдают фантиками, многие это уже заметили, что их просто дурят таким образом. Этот взрыв в Хабаровске, Фургал – это повод.
Collapse )
а не их!, Мой

Спокойная артикуляция (выводы авторов в комментарии)

Правовая реальность России: философско-правовой анализ
Скоробогатов А.В., Краснов А.В.

=======================
Провозглашенный государством плюрализм стал восприниматься не как его сила, а как слабость, неспособность юридическими средствами создать условия для достойного существования и развития человека.

Негативный образ официального нормативного права и его применителей усиливался традиционным представлением
о корреляции власти и богатства, через призму которого провозглашенное равенство возможностей
рассматривалось как обогащение небольшой группы элиты за счет ограбления основной массы народа.
Издаваемые этой группой законы «должны были обеспечить ее власть и дальнейшее обогащение».
Этот негативный образ правовой реальности поддерживался отсутствием реализации значительной части изданного нормативного массива со стороны населения. Объективно это зависело от отсутствия достаточно эффективного механизма правового регулирования, но субъективно это воспринималось как итог социального отвержения законов, не соответствовавших справедливости и неспособность государства для их принудительной
реализации.

Попытки представителей депутатского корпуса объяснить данные обстоятельства тем, в ряде законодательных актов изначально закладывался абсолютный идеализм, вызванный желанием продемонстрировать демократические перемены в законодательстве: как итог, появлялась «демократичная», но не работающая норма, которая не учитывала реальную ситуацию, создавали лишь ощущение еще большей слабости существующей власти, ее стремления «урвать» все, что можно, пока есть такая возможность.
Это способствовало формированию совершенно нового правового идеала, в котором место должного, идеального поведения, основанного на нормативном эталоне, постепенно заменило сущее, ориентированное на получение материального блага «здесь и сейчас» без учета последствий и соответствия действий юридической норме.

Такое правосознание шло в разрез с российскими традициями, но вполне укладывалось в западный
индивидуальный правовой опыт и соответствовало системе западных ценностей, освоение которых рассматривалось как необходимое условие трансформации России в правовое демократическое государство.
Вследствие этого данная тенденция развития правового сознания не рассматривалась как негативная и требующая немедленного вмешательства государства.
Следствием развития нового идеала стало широкое распространение в правовой реальности различных проявлений незаконодательных (неправовых в понимании государства) практик, ставших основным средством регулирования общественных отношений, направленным на формирование бесконфликтного сосуществования в обществе и
отдельных локальных сообществах.
Для гражданина стало важнее не то, насколько его действия соответствуют закону (как эталону правомерного
поведения), являются объективно справедливыми в оценке государства, а то, насколько они соответствуют представлениям о «правильном», субъективно справедливом в том обществе или сообществе, с которым он себя идентифицирует в данный момент.