October 2nd, 2020

а не их!, Мой

Лилия Шевцова о не стихийном протесте и его вызревании

Текучий протест, пусть и массовый, но лишенный организации, не способен привести к трансформации власти. И все же даже при затухании эти протесты - каждый в своем контексте - являются беспрецедентным событием. Они подрывают жизнеспособность правящих систем. Они формируют социальную и культурную среду будущего общественного подъема, который приобретает генетический опыт.

Причем, мирный протест ставит систему, ориентированную на подчинение и неспособную к компромиссам, в безвыходное положение. Рано или поздно система вынуждена звереть, провоцируя общественное отторжение.

Разве можно назвать поражением тот факт, что Хабаровск в ситуации паралича, в котором находится Россия, вдруг становится для Кремля системным Вызовом? Власть поняла этот вызов, пытаясь во время недавних "выборов" зачистить регионы от любых альтернатив. Горькая ирония в том, что эта зачистка трамбует поле для повторения хабаровской "движухи" в других местах.

Сам же Хабаровский край - даже если народ уйдет с улиц - останется враждебным этой власти. В крае появилось радикальное меньшинство, готовое стать стержнем будущих выступлений. Более того, отсутствие возможности для легальной канализации настроений - через выборы и политические движения - выталкивает будущий российский протест на улицу.

Так, что ситуация такова: протест в Хабаровском крае не победил, но власть проиграла, потеряв регион. Отныне "Хабаровск" - это предупреждение Кремлю о возможном либо неизбежном.

В Беларуси все еще четче. Лукашенко сохранил власть. Но что такое власть над страной, которая тебя ненавидит?! И разве это власть, если ее нужно утверждать подпольно? Это понимает и Кремль, который, поддержав падающего Лукашенко, создал для себя ловушку. С одной стороны, Кремль не может позволить даже нелюбимому Лукашенко пасть под напором протеста - дурной пример для подражания. С другой, поддержка Россией белорусского узурпатора провоцирует среди белорусов антироссийские настроения. А тут еще международное отторжение, которое гробит выстраданную Москвой надежду на нормализацию отношений с Западом. Так, что для Кремля Беларусь скорее проблема (при всех тактических выигрышах).

Сам Лукашенко проиграл все: репутацию, свою роль в национальной истории, влияние на страну, личную безопасность, гарантию лояльности элиты. Белорусы продемонстрировали уникальное явление - стихийное, но осознанное единение народа и поразительную самоорганизацию. Не каждый народ на такое способен. Отказ отвечать насилием на насилие власти - это скорее проявление выдержки, чем страх и безропотность.

Взросление и политизация гражданского обществе в Беларуси идет быстрее, чем формирование политической оппозиции. Хуже, когда есть оппозиция, задыхающаяся в атмосфере общественной пассивности. Между тем белорусы добились многого. Они не только низвели своего "агрофюрера" до роли заложника и своих силовиков, и Кремля. Они доказали, что стали гражданской нацией с чувством собственного достоинства и готовностью к коллективной самозащите. Они превратили Беларусь из белого пятна на карте в международный фактор, заставив очнуться дремлющую Европу.

....
Белорусы уже не возвратятся в старую колею. России придется проститься с мечтами о союзном государстве. Европе придется думать о том, что Беларусь может означать для европейской безопасности и для европейских принципов. Так что рано петь реквием по нынешним протестам. Твердить "все бессмысленно" в момент, когда люди выходят на улицы, несмотря на угрозу собственной жизни, признак морального бесчувствия. Это нытье говорит и о близоруком восприятии событий.

Да, чаще всего народный протест не добивается немедленной победы. Но переход власти к закручиванию гаек - ее признание собственного стратегического поражения. Так что отдадим должное тем, кто учит нас мужеству. Не будем их учить, как нужно делать революции. Постараемся осмыслить хабаровский и белорусский опыт, который выходит за пределы тех догм, к которым мы привыкли".

Подробнее: https://www.newsru.com/blog/02oct2020/vse_propalo.html