b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Нельзя инструментализировать и мифологизировать историю

Укрiнформ (Украина): «Я не хочу, чтобы с одной стороны был маршал Жуков с крылышками, а с другой — Бандера с крылышками»
Острые углы истории
16.02.2020283265
Лана Самохвалова
За этим назначением (на пост директора Института национальной памяти Украины — прим.ред.) гражданское общество и журналисты следили очень внимательно. Оценки назначенного Антона Дробовича были почти полярные: от сдержанного пессимизма до полного одобрения его кандидатуры.
С первого дня общественность отслеживала каждое его слово в публичном пространстве. Неудивительно… Любому после Вятровича руководителю Института национальной памяти пришлось бы непросто, потому что так или иначе его бы сравнивали с предшественником. Какой будет траектория института нацпамяти при Антоне Дробовиче? Какой будет его роль? Изменится ли переосмысление нами прошлого?
============

Нельзя инструментализировать и мифологизировать историю

- Говорят, что каждой нации нужны, скажем так, нациеобразующие мифы со своими героями и своими мучениками.

Вы много говорите о новой культуре диалога, об объединяющих восток и запад фигурах. Но существуют ли такие сильные фигуры, которые бы объединяли? Не будет ли такой исторический пацифизм уходом от серьезных задач, а именно: помочь украинцам сформировать историческое представление о самих себе?

— Вы понимаете, прямая задача, которая стоит перед Институтом, прописана в постановлении Кабмина о его создании — бороться с историческими мифами.

Это постановление, которое я могу вам зачитать, это постановление о создании именно этого Института.

- Имеются в виду советские мифы.

— Просто все мифы, там так не написано о советских.

- Это же само собой разумеется.

— Подождите, вот у меня встречный вопрос: то есть, советские мифы — плохие, а, например, националистические мифы — хорошие, да?

- Или история нациецентричная, или нам ее напишут россияне.

— То есть, или мы придумаем свои мифы, или нам навяжут мифы чужаков, так вы считаете?

- Логикой вы припираете меня к стенке, но избегаете ответа.

— Мой ответ: ни в коем случае нельзя инструментализировать и мифологизировать историю, с какими бы хорошими намерениями это не делалось.

Именно из-за этого мы до сих пор в ХХІ веке убиваем друг друга на войнах и занимаемся этими ужасами — как конкуренция жертв, войны, памяти и тому подобное, потому что мы говорим: ну, все же так делают. Вон россияне нам ложь заливают в уши, давайте придумаем свои мифы и будем свою ложь заливать в уши — вот категорически не понимаю, не принимаю, и с этим я точно не буду мириться, потому что есть постановление, есть задача. Я готов говорить обо всех людях, которые мечтали об Украине, творили, но правда не повредит.

- Советский солдат, который вышел за границу СССР, насиловал едва ли не каждую первую встречную женщину. Вы и за эту правду?

Я не могу воспринять эту идею: давайте придумаем наши мифы, чтобы бороться с чужими

— Конечно, если вы обращали внимание на мои интервью, то я упоминал об этом. Мой дед служил в Красной армии, он мне рассказывал, что он в патруле поймал представителей заградотрядов, которые потрошили дом, избили престарелого хозяина дома и забрали старинные книги, ценные вещи, — он их арестовал и его едва ли не под трибунал отдали за это.
У меня нет иллюзий относительно Красной армии, но у меня и нет иллюзий относительно других военных формирований, советских партизан, в том числе и Армии Краевой, в том числе представителей ОУН(м).

Кто-то говорит: тогда была слабая иерархия, Андрей Мельник же не знал, что они могли делать разные вещи. О'кей, я не говорю, что Андрей Мельник знал или не знал, я говорю: вот конкретно представители ОУН(м) были там и делали то-то, стояли в оцеплении, когда кто-то совершал военные преступления, то есть были соучастниками. Это не отменяет того факта, что советские так называемые партизаны тоже грабили селян, убивали, забирали вещи, которые им не принадлежат.
И я за такой вот взгляд на историю — справедливый, потому что это единственная защита от повторения этих историй. Я не могу воспринять эту идею: давайте придумаем наши мифы, чтобы бороться с чужими мифами, — мне это не нравится, это глупая бесконечность, мы будем накапливать свою ложь взамен чужой лжи — и рано или поздно наша тоже завалится, как и чужая, так пал Советский Союз.

- Какие главные приоритеты у вас на сегодня, какие главные направления, что вы оставите из того, что было при предыдущем руководстве?

— Декоммунизация продолжается, мы меняем акцент, продолжаем всю ту работу, которая касается очистки от большевистских символов публичного пространства, однако надо усилить коммуникационные проекты, креативные проекты, то, что я называю креативная декоммунизация, и усилить уровень диалога с обществом и экспертной средой, в том числе художниками, которые помогут внедрить практики переосмысления большевистского наследия там, где оно еще по разным причинам законным способом не устранено.

- Это наподобие — там, где остался Ленин, одеть его как Попандопуло, что ли?

Элементы большевистского наследия должны быть в таком дисциплинарном пространстве, чтобы давать адекватное понимание, что это — человеконенавистническая империя

— Там, где стоит, например, 40-тонная тачанка и никто ее не убирает и никто не собирается убирать почему-то. Мы деликатно напоминаем, что это нужно сделать, потому что других полномочий у нас нет, кроме как деликатно напомнить, рассказать: если она остается там, то какие вообще могут быть режимы ее существования, чтобы она не продолжала порочить память о миллионах убитых большевиками людей, а чтобы она стала инструментом, который разоблачит большевиков.
Это тачанка военных формирований, которые захватили юг Украины в результате большевистского нашествия в таком-то, таком-то году, чтобы каждый человек, который приходит, понимал, что эти люди, которые здесь сидят, у них руки в крови.
Если где-то остаются элементы большевистского наследия, они должны быть в таком дисциплинарном пространстве, выйдя из которого у любого гражданина будет абсолютно адекватное понимание, что это — человеконенавистническая империя.

Вот такая наша задача относительно декоммунизации, здесь есть определенные эстетические и художественные решения. Здесь я за то, чтобы наша декоммунизация, которая уже стартовала, успешно была осуществлена при Владимире и продолжилась, чтобы мы не только очистили публичное пространство, но и создали такие дисциплинарные пространства, которые обезоружат коммунизм, которые покажут его кровавость, человеконенавистничество даже на уровне ощущений, — вот это бы была победа, которой я был бы рад!

Я буду прилагать усилия для взаимопонимания с соседями, сохранения нашей памяти в той же Польше. Уже есть прогресс: впервые за много лет Польша официально осудила акт вандализма, совершенный на горе Монастырь, и мы ожидаем дальнейших шагов — расследования, наказания, восстановления памятника и других наших мест памяти, относительно которых был совершен вандализм. Что касается всех мест памяти, в которых на Украине был совершен вандализм, с начала российско-украинской войны дела были расследованы, восстановлены и т. п., мы ожидаем того же со стороны Польши — и это тоже задача, которая у нас в приоритете. Институциональное развитие, усиление коммуникаций, информационная работа с гражданами, чтобы они понимали — зачем этот институт нужен.

- До недавнего времени у нас было представление Украины — жертвы: жертва империи, разодранная, несчастный украинец, плаксивая ментальность. В последние годы все-таки наши украинцы — это самураи, любят свободу, готовы к сопротивлению. Внедрение какого исторического нарратива в центре вашего видения?

— Такой, какой она есть на самом деле: это нация граждан, которые перед лицом внешнего врага, в очень сложных условиях, собрались — совершенно разные, разных национальностей и разных классов, бизнесмен, миллионер, врач, учитель, безработный — собрались, взяли в руки оружие и пошли защищать свою страну — вот тот образ гражданской нации, которая понимает угрозу, которая переживает за справедливость, за нарушение прав, которая готова защитить Украину как пространство свободы, пространство, где человек торжествует, пространство как государство, которое служит человеку, а не государство, которое уничтожает человека во имя своего самодержавия.
Вот визия, которая есть на самом деле, — и я готов о ней говорить.

- Вы стоите на тропе абсолютной академической правды, но там в приемной есть несколько наград вашему предшественнику — от Генштаба, от Главного управления разведки, от командования «Север». Как думаете, заслужите ли подобные награды на своей должности?

— Я пришел на эту должность не за наградами, но если на Украине станет на миллион или несколько миллионов людей больше, которые способны сопротивляться информационной и гибридной российской агрессии — для меня это будет лучшая награда.
Если мы создадим креативный продукт для школьников, который защитит их от манипуляций сознанием — это награда.
Но это игра в долгую, которую никто, возможно, даже не оценит, потому что это невидимая работа. Кто и когда последний раз вознаграждал людей за разработку методических рекомендаций для школ?

- Не знаю.

— Вот видите, но еще неизвестно, кто важнее: создатель мифа или автор хорошей методической рекомендации, имплементированной в учебный процесс, когда сотни и тысячи учителей учатся рассказывать о сложных темах.

Вот, например, Игорь Щупак из Днипра: он по всей стране ездит, колесит, рассказывает, как говорить о сложных темах, что делать.

Он же автор многих учебников на Украине, это человек, который живет в школах, живет с учителями, о нем вот только заговорили в газетах, когда в его учебнике нашли фотографию с Киану Ривзом. А это невидимая и очень важная работа.

Мы очень ценим награды наших партнеров, институт за последние годы сделал очень много работы. Эти награды — за сотни лекций, прочитанных в различных оперативных командованиях, в войсках, в школах, высших учебных заведениях, я каждый день подписываю десятки запросов на материалы института, учебно-методические игры, книги, пособия, воспоминания о Голодоморе, различные материалы, которые нужны в армии, школе, в университетах, обычных общественных организациях, которые занимаются просветительской работой, — каждый день приходят такие запросы, за это награжден институт.
И я думаю, что будут награды за продукты, которые создал институт раньше. Я очень благодарен Владимиру за push, который он сделал в сфере декоммунизации.

Моя же задача — продолжить всю эту работу, сохранить ее, в том числе привнести то, в чем я силен. Это о коммуникации, о культуре диалога, об этой академической линии. Я не хочу прекращать ничего, что работало, я хочу только привнести и добавить, я надеюсь, что это мне удастся, а если нет, то граждане Украины могут должным образом на это отреагировать, поэтому я очень прошу пристально следить за деятельностью института и его эффективностью.


Оригинал публикации: «Я не хочу, чтобы с одной стороны был маршал Жуков с крылышками, а с другой — Бандера с крылышками»
https://inosmi.ru/politic/20200216/246862074.html
Subscribe

  • Законы жанра?

    Русское географическое общество и Министерство науки и высшего образования России 30 апреля 2021 года заключили соглашение о сотрудничестве.…

  • Поправка на побочную смертность (учет роста продаж пальмового масла)

    Смертность от COVID через общую вычисляют Но есть и другие факторы В частности - рост потребления в РФ пальмового масла Пора учитывать…

  • Радио СВОБОДА

    Казалось бы повесили в общественном месте бумажные плакаты Допустим причинили материальный ущерб Можно штраф заплатить А уголовка то за что?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments