b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

Торжество идеологических мифов

Трансженщины это женщины; чернокожие студенты проваливают экзамены по дифференциально-интегральному исчислению, потому что по этому предмету нет профессоров, которые "выглядят, как они"; "белость" (whiteness) является самой деспотичной вещью в мире; Соединенные Штаты — самая зловредная страна в истории; все люди, голосующие за республиканцев, являются расистами; все люди, посещающие церковь, фанатики; а хиджаб способствует глубокому освобождению.
Я слегка посмеялась над некоторыми темами из перечисленных выше (обычно мы, более возрастные члены академического сообщества, так и делаем), и тогда двое более молодых преподавателей в этой группе, которых я опекала, на самом деле расплакались.
Они так глубоко верят во все это, я бы даже сказала, фанатично верят, что просто не способны понять, почему я не воспринимаю все это серьезно.

Этот фанатичный блеск в их глазах меня, на самом деле, пугает.

В СССР в 1970-х и в 1980-х годах никто не верил в существовавшую догму. Люди повторяли идеологические мантры по циничным причинам, — чтобы обеспечить себе карьерный рост или получить продовольственный паек. Многие делали это для защиты детей. Но никто искренне в это не верил. Именно это и спасло нас в конечном итоге. Как только режим немного ослабел, он уже был обречен, поскольку искренне верящих в него уже не осталось. А все те, кто серьезно относился к существовавшей догме, принадлежали к поколению моих прабабушек и прадедушек.

Однако в Соединенных Штатах это поколение фанатичных верующих только сейчас начинает количественно расти и укрепляться.
.......
Послушайте, что говорят те, кто вырос при коммунизме!

Вот что сказала Надин Гордимер (Nadine Gordimer):

«Все молодые люди готовы принять решения в духе коммунизма или фашизма, когда не существует альтернатив отчаянию и разложению».

Религия социальной справедливости спешит заполнить этот вакуум. Милые либералы и милые консерваторы не могут позволить себе подумать о том, куда это может привести. Солженицын прекрасно это понимал:

«Если бы интеллигентам в пьесах Чехова, все гадавшим, что будет через двадцать-тридцать-сорок лет, ответили бы, что через 40 лет на Руси будет пыточное следствие, будут сжимать череп железным кольцом, опускать человека в ванну с кислотами, голого и привязанного пытать муравьями, клопами, загонять раскаленный на примусе шомпол в анальное отверстие („секретное тавро"), медленно раздавливать сапогом половые части, а в виде самого легкого — пытать по неделе бессонницей, жаждой, избивать в кровавое мясо, — ни одна бы чеховская пьеса не дошла до конца, все герои пошли бы в сумасшедший дом».

Именно это произошло с д-ром Силвестером Крчмери (Silvester Krcmery), со словацким католическим внецерковным лидером подпольной церкви, которого изолировали и пытали в коммунистической тюрьме за его веру и сопротивление. В своих мемуарах, написанных уже после крушения коммунизма, Крчмери предупреждает будущие поколения о том, что прошлое может оказаться прелюдией к будущему, если они не будут бдительными:

«Мы часто весьма наивны в нашем мышлении. Мы живем, довольные и защищенные, с идеей о том, что в цивилизованной стране, в преимущественно культурной и демократической среде нашего времени, такого рода принудительный режим является невозможным. Мы забываем о том, что в нестабильных государствах определенная политическая структура может привести к индоктринации и к террору, при которых индивидуальные элементы и стадии промывания мозгов уже будут реализованы. Такого рода вещи, как правило, не бросаются в глаза. Однако в очень короткое время все это может превратиться в полностью недемократическую тоталитарную систему».

Ханна Арендт (Hannah Arendt) в своей опубликованной в 1951 году работе «Истоки тоталитаризма» (The Origins of Totalitarianism) перечислила факторы в немецком и российском обществах, которые сделали их восприимчивыми, соответственно, к нацизму и большевизму:

«Одиночество, социальная атомизация, потеря веры в иерархии и институты, стремление переступать черту и разрушать, безразличие к правде и желание считать полезной ложь, маниакальное отношение к идеологии, общество, которое больше ценит преданность, чем экспертизу, политизация всего».

Если вы считаете, что мы не идем полным ходом ко всем этим вещам, то вы просто не обращаете внимание на происходящее.

Добавление: Некоторые люди, похоже, считают, что список Ханны Арендт представляет собой обвинение в адрес левых. Это не так, по крайней мере, такого намерения у нее не было.
Она считает, что эти факторы присутствовали как в Германии, которая двигалась в сторону крайне правых, так и в России, которая двигалась в сторону крайних левых. На мой взгляд, перечисленные факторы присутствуют и в нашем обществе. И точка.
Некоторые из них сильнее заметны у левых, это верно, но я считают, что все они просто присутствуют. Одиночество свойственно правым или левым? А социальная атомизация?


Оригинал публикации: Postcard From Pre-Totalitarian America
https://inosmi.ru/social/20200223/246896004.html
Subscribe

  • Ностальгия как послевкусие?

    Специалисты называют чувство ностальгии противоядием от ощущения несчастья. Социальный психолог Том Вайлдшат (Tom Wildshut) сравнивает на странице…

  • Цифровизация стука

    В России хотят создать систему распознавания курильщиков в неположенных местах Платформа Национальной технологической инициативы (НТИ) планирует…

  • Рубить сплеча (без оглядки и рефлексии?) IMHO дорога в самодурство

    "— Вы знаете, я не думаю о своей роли в истории,— произнес Владимир Путин.— Как только начнешь об этом задумываться, нужно заканчивать работу, потому…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments