b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

«Кукушечка поехала»: выгорание

«Кукушечка поехала»: к чему приводит излишний самоконтроль и как с ним бороться
26 марта

Депрессия, алкоголизм и даже кома — такими страшными последствиями чреват синдром профессионального выгорания, который в России все еще не воспринимают всерьез. Forbes поговорил с выгоревшими управленцами и предпринимателями и узнал, как не стать жертвой тотального самоконтроля

В канун нового 2017 года бывший гендиректор УК «Уралсиб», а сейчас владелец сети клубов раннего развития детей «Бэби-клуб» и школ «Белая ворона» Юрий Белонощенко 16 дней провел в коме. По его словам, причиной стало неизвестное аутоиммунное заболевание, которое развилось на фоне перенапряжения и эмоционального истощения: «Было подозрение на аутоиммунный энцефалит, но ведущий специалист по этой болезни в Испании смотрел карту, снимки (есть в распоряжении Forbes) и анализы и исключил этот диагноз. Единственное, что точно установили — это заболевание аутоиммунное, так как организм сам себя уничтожал. Версия с перегрузками была ключевой у врачей».
В результате у Белонощенко отмерла часть коры головного мозга, он терял память, заново учился ходить и говорить.
«Я никого не видел, ничего не слышал, не мог ничего говорить. Очень удивился, когда мне сказали, что у меня пятеро детей. Забыл, что такое деньги вообще. Мне говорят, сколько доллар стоит?
А я — что такое вообще доллар? Что такое 60 рублей?» — описывает предприниматель свое тогдашнее состояние.

До этого инцидента Белонощенко несколько месяцев работал без выходных, а в свободное время интенсивно занимался профессиональным спортом — несколько раз преодолевал половину дистанции Ironman (21 км бегом, 2 км вплавь и 90 км на велосипеде), участвовал в суточной 450-километровой велогонке Лондон-Париж, триатлонной дистанции «Побег из Алькатраса».

Все это, по словам Юрия, вписывалось в образ успешного менеджера, эффективно распределяющего свое время. Но реальность оказалась далека от бизнес-литературы: слишком плотный график, недостаток сна и постоянная гонка включили «защитный механизм, который решил устроить организму перезагрузку».

Случай Белонощенко — крайняя стадия синдрома выгорания и излишнего самоконтроля, которым часто страдают управленцы и предприниматели. Это «невероятная реакция, одна на миллион, которую нужно еще изучать, но в целом постоянные перегрузки могут сказываться на общем состоянии», предупреждает Владлен Чурсинов, хирург Городской поликлиники №107 в Москве.
«Как результат — хроническая усталость, снижение настроения вплоть до расстройств депрессивного спектра, есть вероятность повышения артериального давления, которое может повлечь случаи инсульта, когда кора по более простым и понятным [чем в случае Белонощенко] причинам частично отмирает», — говорит врач.

Многим режим, ведущий к выгоранию, помогает достигать карьерных высот и получать зарплату мечты, но «жечь» долго не получается: рано или поздно работа на износ приводит к реальному износу — депрессиям, болезням, алкоголизму, отсутствию интереса к жизни. Где грань между амбициями и паранойей и как быть, если вы выгораете прямо сейчас?

Трудоголик-алкоголик
«Я пристрастилась к быстрым удовольствиям. К осени пить каждые выходные стало для меня нормой. А как-то утром, после очередного звонка будильника, я подумала, что лучше бы умереть сейчас, чем вставать с кровати и жить свою жизнь.

В этот момент я поняла, что надо что-то делать», — рассказывает Дарья Смирнова, в прошлом интернет-маркетолог в крупной компании, а ныне владелица магазина экологичных средств гигиены для женщин ecowoman.space. До такого состояния ее довела удаленная работа на столичную компанию, которая, по словам Смирновой, скидывала на нее помимо основных обязанностей еще и функции проджект- и аккаунт-менеджера. Через три месяца она почувствовала себя вымотанной, но непреходящую усталость считала признаком слабости и вместо того, чтобы уйти в отпуск, решила ужесточить самоконтроль — например, сама попросила начальство ввести для себя KPI. «Как понимаю сейчас, в условиях недостатка счастья я вешала себе «морковку», чтобы хоть как-то себя радовать за тяжелый ритм, который сама себе навязала», — анализирует Дарья.

«Жизнь превратилась в ежедневник с планами на месяц вперед. Муж не выдержал такой конкуренции, брак развалился»
Из крутого пике по социальной лестнице ее вывели походы к психологу и занятия йогой. Смирнова уволилась и занялась собственным бизнесом, который отнимает по 8-10 часов времени в день.

Наученная горьким опытом, Дарья больше не проводит ночи за компьютером и раз в неделю полностью отключается от работы, «делая только то, что хочется». «Самоконтроль позволяет достичь невероятных результатов. Но если под вашей деятельностью нет фундамента из любви, желания и смысла, то вы очень быстро превратитесь в грустного человека, которому не хочется жить», — заключает предпринимательница.

Если самоконтроль работает как естественная сила, а не постоянный надрыв, то в долгосрочной перспективе это позволит подняться по карьерной лестнице, соглашается Валерия Розов, основательница HR-компании Typical. Положительный для карьеры эффект жесткого самоконтроля отмечает и Алексей Баранов, владелец проектов по корпоративному образованию Constructor.Team и PlaySTRONG. За несколько лет «режима ниндзя» Баранов, по его словам, увеличил доход в пять раз и приобрел вес в профессиональном сообществе. При этом личная жизнь пошла прахом, за год он не взял ни дня отпуска, а «самой неудачной инвестицией» оказалась покупка абонемента в фитнес-клуб, куда Баранов сходил два раза.

Эффект выжившего
Отсутствие времени для занятий спортом — сущие мелочи по сравнению с тем, к чему еще может привести выгорание на работе, говорит менеджер по продажам с 15-летним стажем, а сегодня частный бизнес-инструктор Ольга Иванова. Работа по 15 часов в сутки, борьба за корпоративные награды и достойный уровень жизни «превратили в пепел» ее отношения с мужем и дочерью. «Меня засосала воронка результативности. Жизнь превратилась в расписанный ежедневник с планами на месяц вперед. Первый муж не выдержал такой конкуренции, брак развалился. Но я еще с большим усердием и самоконтролем двигалась вперед — ведь теперь я одна обеспечиваю ребенка», — вспоминает Иванова.

«Я думала: лучше бы умереть сейчас, чем вставать с кровати и жить свою жизнь»
После очередного рабочего подвига она пережила приступ высокой температуры и судорог, а приехавший врач поставил диагноз «нервное истощение». «Я выгорела дотла, растратила весь свой ресурс. Агрессия на всех, кто рядом, и понимание, что жизнь закончилась и ничего нельзя изменить», — описывает Иванова. Она сделала перерыв в работе и обратилась к психологу. Это помогло: менеджер стала давать себе выходные и делегировать неприоритетные задачи подчиненным.

Работа на пределе возможностей истощает не только морально, но и физически — почти все собеседники Forbes говорят о тех или иных симптомах недомогания (вероятность негативной физиологической реакции на выгорание подтверждает и хирург Владлен Чурсинов). Владимиру Масленникову, вице-президенту финансовой группы QBF, друзья все чаще говорили, что за последние годы он «очень постарел», а управляющий директор образовательного портала фармацевтов Pharmedu Татьяна Ходанович и вовсе чуть не погибла на курорте из-за подорванного стрессом иммунитета.

Она начинала карьеру на заре «нулевых», когда, по ее словам, «работодатель мог уволить, когда захочет, и понятия переработки не было как такового». Такой режим привел к тому, что в первом за несколько лет отпуске Ходанович заболела брюшным тифом. Болезнь удалось победить, но после этого случая у нее произошла переоценка ценностей — с тех пор она закрывает ноутбук ровно в 19 часов и четко разделяет работу и отдых. «Нужно было оказаться на грани жизни и смерти, чтоб пересмотреть свои взгляды и уже наконец жить», — вздыхает Татьяна.

Алексей Баранов из Constructor.Team после сильных стрессов автоматически выбывает из рабочего ритма на несколько дней: «Я работаю до момента, пока тело само не говорит «хватит» — тогда заболеваю и лежу, поедая пиццу и глядя сериалы». Такая реакция — естественная защита организма, которой не стоит стыдиться, говорит Валерия Розов. По ее словам, режим войны на работе активизирует в человеке суперсилы, но хватает их ненадолго. «Вы не спали сутки, находитесь в середине пустыне, до воды и еды идти еще шесть часов, а засыпать и вовсе небезопасно. Конечно, вы выдавите из себя все возможное и получите результат. Но потом нужен будет этап восстановления — долгого сна, передышки и спокойствия, — проводит он параллель с работой мозга. — Это нормально: даже люди с Уолл-стрит во всех фильмах изображаются как персонажи, которые хотят быстро сколотить капитал и начать «жить нормально».

....
При участии Натальи Пешковой

https://zen.yandex.ru/media/forbes.ru/kukushechka-poehala-k-chemu-privodit-izlishnii-samokontrol-i-kak-s-nim-borotsia-5e79150aac583c449f138452
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments