b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Дынкин С позиции экономики

— Особенно когда еще и товарное производство сокращается?..

— Вы очарованы марксизмом. В том-то и дело, что мир изменился! Сокращение рутинной работы дало прибавку в сегменте креативном. Прежде всего в сфере услуг. Мир экономики сегодня покоится не на товарном производстве, а на оказании услуг.
В ВВП США доля всей обрабатывающей промышленности в 2019 году была менее 11 процентов, сельского хозяйства — меньше 1 процента. А финансы, страхование, лизинг — 21 процент, профессиональные и деловые услуги — 13 процентов, частный сектор здравоохранения — 7,5 процента.
В современной экономике капитал воплощается не только в станках, оборудовании, зданиях, но все больше в виде цифровых платформ, алгоритмов, больших данных. А значит, права интеллектуальной собственности становятся критическими для инвестирования в эти формы капитала. Иными словами, материальное потребление и производства уступают место нематериальному производству и потреблению, основанным на неисчерпаемых и возобновляемых источниках и ресурсах. Прежде всего это креативные и творческие ресурсы, а также альтернативная энергетика.

Вот мы и получаем мир, в котором уже нет смысла покупать машину, потому что ее можно арендовать на любой срок, сэкономив на техобслуживании, хранении и страховании. Это мир, где нет смысла покупать квартиру или дом, достаточно опять же арендовать или даже перевозить с собой по миру, как модульные дома одной датской фирмы. Это иной образ жизни и мысли.
Фетиш материального потребления, который столетиями был главным стимулом зарабатывать, окончательно ушел в прошлое. В России он еще действует, но уже недолго осталось.

— Неужели есть спрос на такое большое количество услуг?

— Если бы его не было, то в числе миллиардеров не оказывались бы владельцы Facebook или Amazon. А небедственное положение Netflix, Yandex и т.д.? В последние 10–15 лет зафиксирован стремительный рост нематериального производства и нематериального потребления.

— А есть ли риск перепроизводства услуг, как в свое время фиксировали перепроизводство товаров?

— Услуга с точки зрения экономики — такой же товар, как и ботинок. Но в отличие от материальных товаров спрос на услуги может расти практически до бесконечности.

Более того, спрос на услуги еще и множится от поколения к поколению: вкус, как известно, приходит во время еды. Это в природе человека — стремление к развитию и совершенствованию, с одной стороны, и жажда развлечений и новых ощущений — с другой. Еще 10–15 лет назад спроса, например, на услуги онлайн-тренера по йоге не фиксировалось.

— Но откуда у населения, оказывающего друг другу услуги, берутся средства, если не действует формула «товар — деньги — товар»?

— Действует формула «услуги — деньги — услуги». Вы заработали деньги как журналист, оплатили ими покупку фильма на Netflix или IVI, а еще услуги связи в МТС, услуги интернет-провайдера, услуги фитнес-центра или индивидуального тренера и др.
В вашей корзине трат услуги сегодня составляют 40–50 процентов. А в кризис и карантин население всех развитых стран обнаружило, что количество вещей в гардеробах, обуви и аксессуаров явно превосходит их потребности. На удаленке столько не надо. А вот услуг требуется, напротив, даже больше. В карантин появились даже новые виды.
Например, народ активно «ходил» онлайн по ведущим музеям мира, слушал лекции — от искусствоведческих до гастрономии, занимался онлайн-фитнесом.

— Но крупные капиталы все меньше инвестируются в товарное производство...

— Действительно, объемы таких инвестиций упали. Деньги всегда были особой субстанцией в мире экономики, а сейчас этот мир и вовсе живет по собственным законам. Сегодня финансы — это, прежде всего, кредит, потому что именно он создает стоимость. Все остальное — инструменты и усложненные формы страхования этого кредита. В какой-то степени они переразвиты и плохо поддаются регулированию (достаточно посмотреть на ситуацию с биткойнами). Но следует воспринимать такую ситуацию спокойно: это очередная, пусть и немного пугающая, веха в развитии.

— Возможно ли, на ваш взгляд, появление квазиденег — для богатых и для бедных? Употребление последних будет ограниченно, как в случае с целями использования материнского капитала...

— Это при социализме были разные деньги: рубль в советском магазине одежды и рубль в 200-й секции ГУМа — совсем разные рубли, а ведь были еще и валютные чеки.

В конкурентной рыночной экономике квазиденьги исключены, хотя продуктовые талоны для хронически безработных имеются и в США. Вообще, в новом мире, базирующемся на оказании и потреблении услуг, роль государства заметно вырастает по сравнению со всеми предыдущими периодами развития человечества.

Еще столетие назад оно не занималось массовым перераспределением благ внутри общества. Сегодня же эта его функция неоспорима и год от года становится все более заметной. Государство, с одной стороны, аккумулирует средства, получаемые в виде разного рода налогов и платежей, а потом «раздает» их на социальные нужды — здравоохранение, образование, оборону, поддержку малоимущих и социально незащищенных слоев населения, пособия по безработице и на вмененный доход.

Последний уже активно опробовали финны: они пришли к выводу, что следить за тем, действительно ли человек потерял работу, обходится бюджету дороже, чем выплата по 500 евро, с тем чтобы затормозить обнищание населения. Вмененный доход будет совершенно точно распространяться по планете.
Хотя бы потому, что, каковы бы ни были его размеры сегодня,— это сущие крохи по сравнению с расходами на образование или здравоохранение.


https://www.kommersant.ru/doc/4397025?from=main_ogoniok
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments