b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

Правовая манкуртизация (закон в помощь самому гуманному и справедливому суду)

Отмена бессрочной кассации в судах вызвала бурю
У незаконно осужденных собрались фактически отнять право на пересмотр приговора

Госдума приняла в первом чтении один из самых опасных законопроектов за всю советскую и российскую историю – об отмене бессрочной кассации. Его рассмотрение, как говорят, заняло меньше 10 минут. За столь нещадно короткий промежуток, возможно, была перечеркнута судьба сотни тысяч людей, считающих себя незаконно осужденными, и их потомков. Они лишатся права на пересмотр их дел и реабилитацию. Объясняем, чем страшен документ и почему нельзя его принимать.

У незаконно осужденных собрались фактически отнять право на пересмотр приговора

До сведения депутатов, к слову, перед голосованием не довели тот факт, что Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и по правам человека и Федеральная палата адвокатов дали негативные отзывы на законопроект. Хочется верить, что слуги народа от правового незнания, а не по злому умыслу хотят отнять надежду у жертв «правосудия».

Но что, если скрытая идея документа в том и заключается, чтобы узаконить все незаконные приговоры, которое были вынесены, в том числе за последнее время? Чтобы не было права их пересматривать и винить за них правоохранителей и Фемиду в будущем.

1964 год. Ленинград. Суд Дзержинского района. Судья Савельева. На входе в зал заседаний была надпись «Суд над тунеядцем Бродским».

Судья: «Почему вы не работали?»

Подсудимый Иосиф Бродский: «Я работал. Я писал стихи».

Судья: «Но это же не мешало вам трудиться?»

Бродский: «А я трудился. Я писал стихи».

В будущем нобелевский лауреат Иосиф Бродский был приговорен к 5 годам принудительного труда в отдаленной местности. Дело поэта пересмотрели и его самого реабилитировали только в 1989 году. То есть 25 лет спустя.

После смерти Сталина (с 1953 года и до недавнего времени) было реабилитировано почти 400 тысяч человек. И это отнюдь не все, кто был незаконно осужден. Многие не дожили до этого времени, а их потомки по каким-то причинам не смогли инициировать пересмотр дел (и таких, как считают эксперты, не один миллион). Но у них оставался шанс. Потому что подать кассационную жалобу можно было в любой момент.

Что вообще представляет собой кассация? Это процесс рассмотрения жалобы и представления на вступившие в законную силу решения суда. У нас до последнего времени пересматривались в кассационном порядке дела даже 20-40-х годов с учетом «вновь открывшихся обстоятельств» - и не только.

Некоторое специалисты считали, что многие приговоры были незаконными уже в момент их вынесения. Один из них – легендарный юрист Александр Ларин. В годы Великой Отечественной войны он был командиром стрелкового взвода, во время Курской битвы лишился руки, что не помешало ему стать первым следователем в истории советской России – кандидатом юридических наук. Еще 30 лет назад он написал важную статью. Речь тогда шла о процессах 60-70 годов, в частности, по статье 190 УК РСФСР («распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»).

«Чтобы признать факт преступления, даже тогда требовалось доказать, что распространенные сведения были ложными и обвиняемый был уверен в их ложности. Это требование не соблюдалось», - писал Ларин. Он привёл в пример два дела.

Первое – дело осужденных в 1970-м году студентов, которым вменялось распространение письма Ф. Раскольникова Сталину, письма Солженицына на съезде писателей и речей Даниэля и Синявского, произнесенных в суде.

Второе – дело члена КПСС, ответственного сотрудника МВД Абхазии, подполковника Усенко, осужденного в 1981 году за два письма руководителям обкома, где он резко критиковал политику Брежнева и его окружения. «Меж тем ни в 1970-ом, ни в 1981 не было законов, квалифицирующих критику, несогласие и протесты как преступление», - замечал Ларин. И добавлял, что оценка сведений как клеветнических выводилась лишь из их «несоответствия господствовавшим тогда принципам».

Все это и стало поводом для рассмотрения дел в кассационном порядке. Были за долгую судебную российскую историю и дела откровенно сфабрикованные, как дело советского лингвиста, диссидентки Татьяны Щипковой.

- Ее обвинили в «злостном хулиганстве» - якобы избила дружинника (к слову, мастера спорта по борьбе), который обыскивал ее, - говорит бывший начальник Управления юстиции Москвы, экс-прокурор Генпрокуратуры СССР, ныне член СПЧ Юрий Костанов. - Абсурд! Всем это было ясно! Но суд приговор ее в 1980-м к трем годам. В колонии она ослепла. И только 25 декабря 2019 года Второй кассационный суд общей юрисдикции реабилитировал ее. То есть 39 лет спустя!

Это в принципе стало возможным, потому что в настоящее время российское законодательство не предусматривает ограничение кассационного обжалования по уголовным делам какими бы то ни было сроками (кроме случаев обжалования, направленного на ухудшение положения осужденного).


И вот теперь представьте, что кассацию предлагается ограничить двухмесячным (!) сроком. Понимаете теперь весь ужас юристов?

Любопытный факт: в 2014 году в Уголовно-процессуальный кодекс РФ была включена норма о запрете подачи жалоб на вступившие в законную силу приговоры по истечении одного года со дня вступления приговора в силу. Но законодатели быстро осознали, что натворили. Этот запрет был в том же году отменён как противоречащий конституционной задаче по обеспечению защиты прав человека и гражданина.

Так что же произошло за эти шесть лет, почему снова возродилась идея бессрочную кассацию отменить и установить жесткое ограничение по срокам ее подачи? Даже не год, а всего два месяца!

- Главный довод авторов состоит в том, что с введением двухмесячной кассации сама процедура кассации утрачивает статус исключительной и превращается в ординарную, - говорит Костанов. — Сейчас судье приходится пересматривать спустя годы уж очень много дел. Если закон будет утвержден, подавляющее большинство просто не успеет подать жалобу - двух месяцев не хватит даже для того, чтобы адвокат ее подготовил. Цинично до безобразия. Но, во-первых, процентов 80 жалоб они возвращают без рассмотрения. Во-вторых, если пересматривается много незаконных приговоров, это основание для принятия мер по улучшению работы судов, а не уменьшению количества жалоб.

Члены Федеральной палаты адвокатов тоже говорят: большой поток кассационных обращений – это результат принятия судами всех уровней и инстанций изначально необоснованных и незаконных решений, а искусственное пресечение этого потока путём установления сроков подачи жалоб не исправляет, а лишь камуфлирует ситуацию. Следователи, прокуроры и судьи, допустившие нарушения законов, не устранённые впоследствии судами апелляционной инстанции, остаются убеждёнными в правильности своих действий. Это приводит к распространению порочной практики.

Вообще, если мы идем путем гуманизации, то возможности осужденных и их потомков оспаривать приговоры должны не сужаться, а напротив – расширяться. Судебная ошибка может и должна быть исправлена в любой момент. А не в эти злосчастные два месяца. Иначе о какой справедливости вообще можно говорить? Чем это лучше суда «тройки»? Наши потомки многое нам, наверное, могут простить, но только не это.

«…Что же пишут в газетах в разделе «Из зала суда»?
Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
продырявленным вправе».
Иосиф Бродский.
==========
Авторы: ЕВА МЕРКАЧЕВА

https://www.mk.ru/social/2020/08/04/otmena-bessrochnoy-kassacii-v-sudakh-vyzvala-buryu.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments