b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

ECONOMIST КИТАЙ и СИНОМИКА

Китай бросил вызов скептикам, поскольку его государственный капитализм быстро адаптировался и начал менять форму.
Например, ещё 20лет назад акцент делался на торговлю, а сейчас экспорт составляет лишь 17% от ВВП.
В 2010-е годы чиновники предоставили технологическим компаниям, таким как «Алибаба» и «Тенсент» (Tencent), достаточно возможностей, чтобы превратиться в гигантов, а в случае с «Тенсент» создать информационное приложение под названием WeChat, которое также является инструментом партийного контроля.
Сегодня осуществляется следующая фаза китайского государственного капитализма, которую британцы назвали Синомикой (Xinomics).
С момента прихода к власти в 2012 году политической целью господина Си, как считают в Лондоне, было укрепление партийного руководства и подавление инакомыслия как внутри страны, так и за рубежом. Его экономическая повестка направлена на укрепление порядка и устойчивости к угрозам.

И на это были все основания, считают британские эксперты: с 2008 года государственный и частный долг вырос почти до 300% от ВВП, а бизнес раздроблен между громоздкими государственными предприятиями и частным сектором, который является инновационным, но стоит лицом к лицу с хищными чиновниками и не совсем ясными для всех правилами. По мере распространения протекционизма китайские компании рискуют оказаться заблокированными на внешних рынках и лишиться доступа к западным технологиям.

Согласно оценкам экспертов, Синомика имеет три элемента.

Во-первых, жесткий контроль над экономическим циклом и долговой системой. Эксперты уверены, что время сверхогромных фискальных и кредитных займов завершилось. Банки были вынуждены признавать внебалансовую активность и накапливать буферы. Больше кредитования происходит за счет чистого рынка облигаций. В отличие от реакции на финансовый кризис 2008-09 годов, реакция правительства на covid-19 была сдержанной, при этом стимулирующие меры составили около 5% от ВВП, что менее чем в два раза ниже, чем в Америке.

Второе направление — более эффективное административное устройство, правила которого единообразно применяются во всей национальной экономике. При том, что как считают авторы статьи, г-н Си использовал партийный законодательный акт, чтобы посеять страх в Гонконге. Китайский лидер построил на материке коммерческую правовую систему, которая гораздо более отзывчива к бизнесу.
С момента его вступления в должность в 2012 году количество банкротств и патентных исков, некогда весьма малочисленных, выросло в пять раз. Значительно сократилась бюрократическая волокита, и теперь для того, чтобы основать компанию, требуется всего девять дней. Таким образом новые достаточно предсказуемые правила должны позволить рынкам работать без осложнений, что стимулирует экономику.

Последний элемент, согласно британским экспертам — стереть границы между государственными и частными компаниями. Государственные компании вынуждены увеличивать свою финансовую прибыль и привлекать частных инвесторов. В то же время государство осуществляет стратегический контроль над частными компаниями через партийные ячейки внутри них.
Система «черных списков» кредиторов наказывает компании, которые плохо себя ведут. Вместо огульной промышленной политики, такой как кампания «Сделано в Китае 2025», которая стартовала в 2015 году, г-н Си переходит к фокусированию на тех точках поставок, где Китай либо уязвим перед иностранным принудительным вмешательством, либо может распространить свое влияние за границей. Это означает наращивание самодостаточности ключевых технологий, включая полупроводники и аккумуляторы.

Синомика, считают британские эксперты, успешно зарекомендовала себя в краткосрочной перспективе. Рост задолженности замедлился до наступления кризиса covid-19, а двойные потрясения торговой войны и пандемии не привели к финансовому кризису. Производительность государственных компаний растет, а иностранные инвесторы вливают деньги в новое поколение китайских технологических компаний.
Однако настоящее испытание придёт через некоторое время.
Китай надеется, что его новая техноцентричная форма централизованного планирования сможет поддержать инновации, но история, замечают авторы статьи, подсказывает, что волшебные составляющие успеха — это прозрачность принятия решений, открытые границы и свобода слова.

«Экономист» резюмирует: надежда на конфронтацию, за которой следует капитуляция, ошибочна. Америка и ее союзники должны подготовиться к гораздо более длительному соперничеству между открытыми обществами и китайским государственным капитализмом.
Сдерживание не сработает, поскольку в отличие от Советского Союза, огромная экономика Китая достаточно продуманна и интегрирована с остальным миром.

А Западу необходимо наращивать свой дипломатический потенциал и создавать новые, стабильные правила, позволяющие сотрудничать с Китаем в некоторых областях, таких как борьба с изменением климата и пандемиями, а также продолжать коммерческую деятельность наряду с более надежной защитой прав человека и национальной безопасности.
Силу китайской государственной капиталистической экономики в размере 4 триллионов долларов нельзя недооценивать.

В Лондоне убеждены, что пришло время избавиться от иллюзий.
https://inosmi.ru/politic/20200828/248013808.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments