b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Category:

А.Б.Чубайс: "Михаил Борисович, а извиниться - слабо?"

Anatoly Chubays
9 ч. ·
Михаил Ходорковский обвинил меня во взятке. Хотя само слово «взятка» не употребляется, но весь его текст ясно описывает, что я запросил взятку за организацию встречи бизнесменов с Президентом Ельциным для того, чтобы убедить его в недопустимости переноса выборов и запрета КПРФ. Слова Ходорковского настолько ясны, что даже видавший виды интервьюер - Дмитрий Гордон, не удержавшись, восклицает - «Вот так все просто?!»
Придется расстроить обоих - нет, ребята, не так, вот просто все совсем не так.
Суть логики Ходорковского такова: Ельцин в марте 1996-го задумал перенести выборы и запретить КПРФ, бизнес понял, что это приведет к созданию в стране военной диктатуры и пришел к тому, кто может переубедить Ельцина, то есть, ко мне.

На это «я» ответил (цитирую по Ходорковскому): «Это вам надо, а мне это не надо, у меня все хорошо. Вам надо - платите». «Сколько?» - спрашивает Гордон. «2 или 3 миллиона долларов, точно не помню - отвечает Ходорковский». «Ему?» - спрашивает изумленный Гордон. «Ему - спокойно добавляет Ходорковский. И заканчивает - заплатили и встреча состоялась».

Дорогой Михаил Борисович! Вы лжете.
Борис Николаевич действительно в марте 1996 года под влиянием силовиков принял такое решение и начал его реализовывать. Это решение, как известно, было им же и отменено. И встреча бизнеса (с моим участием) с ним в марте 1996 тоже состоялась. Только вот одно к другому не имело никакого отношения.
Доказать это очень просто, даже не опрашивая участников (хотя я уверен, что они легко это вспомнят и подтвердят).

Решение о вводе силовиков в Госдуму и её блокировке было принято вечером 16 марта и начало реализовываться рано утром 17 марта (по моей просьбе, Интерфакс нашел свои сообщения об этом - прилагаю). Против этого решения (по разным соображениям) боролись Черномырдин В.С., Куликов А.С., ваш покорный слуга и помощники Президента (Георгий Сатаров с коллегами). Я, благодаря Татьяне Борисовне, буквально прорвался на встречу с ним утром в воскресенье 17 марта, когда силовики уже вошли в Госдуму. Похоже, что мой разговор с ним оказался решающим.

Вот что сам Борис Николаевич впоследствии написал в своей книге «Президентский марафон»: «До сих пор я благодарен судьбе, благодарен Анатолию Борисовичу за то, что в этот момент прозвучал другой голос - и мне, обладающему огромной властью и силой, стало стыдно перед теми, кто в меня верил...». («Президентский марафон: Размышления, воспоминания, впечатления...», стр.31 / Ельцин Борис Николаевич. – М. : АСТ, 2000. - http://www.yeltsincenter.ru/en/node/211)

Теперь о встрече с бизнесменами. Она состоялась 19 марта, через два дня после отмены решения о блокировке Госдумы. Конечно же, ни в каком виде этот вопрос на встрече не обсуждался и не мог обсуждаться. Речь шла вообще не об этом. На встрече бизнес предложил Президенту свою поддержку, но прямо сказал о том, что вся его предвыборная кампания провалена и её надо делать заново. (В книгах «Все свободны: История о том, как в 1996 году в России закончились выборы» / Михаил Зыгарь. - М.: Альпина Паблишер, 2021. | «Эпоха Ельцина : Очерки политической истории» / Батурин Ю. М., Ильин А. Л., Кадацкий В. Ф., Костиков В. В., Краснов М. А.; Предисл. Салмин А. М. – М. : ВАГРИУС, 2001.)

Теперь про «два или три миллиона, точно не помню». Я, в отличие от вас, помню точно, тем более что не раз об этом уже рассказывал.
Я потребовал от бизнеса, который собрался поддерживать кампанию Ельцина, включить в бюджет кампании 3 миллиона долларов на финансирование созданного мной её штаба, который назывался Центр защиты частной собственности.
Бизнес согласился, на эти цели средства и были потрачены. Я сам был руководителем этого штаба и получал там заработную плату, с которой, естественно, уплатил все полагающиеся налоги.
Никаких иных денег бизнеса ( ни от вас, ни от других бизнесменов) я не просил, не получал и получать не собирался.
Еще раз - не 2-3 миллиона, а 3. Не мне, а избирательному штабу. Не за встречу с Ельциным, а на организацию предвыборной кампании.
Я не знаю, почему Михаил Ходорковский 25 лет молчал, а теперь решил соврать обо мне. Но мне хочется задать один, наверное совсем наивный, вопрос.

Михаил Борисович, а извиниться - слабо?

https://www.facebook.com/anatoly.chubays/posts/3752320124818480
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments