b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Интервью Андрея Нечаев об экономике СССР и переходном периоде

Экс-министр экономики вскрыл тайные причины распада СССР: "Любовницы директоров"
У страны был шанс пойти по пути Китая

Развал СССР остается предметом для споров. Одни считают, что его можно было предотвратить, другие - что страна была обречена, что распад державы начался с ее заскорузлой экономики, которая уже к середине 80-х полностью утратила жизнеспособность. Причины краха Советского Союза мы обсудили с доктором экономических наук, министром экономики России в 1992-1993 годах Андреем Нечаевым.

У страны был шанс пойти по пути Китая
- Был ли развал СССР неизбежным?

- Ответ надо искать глубоко в истории. Я разделяю мысль бывшего премьера Великобритании Маргарет Тэтчер, которая говорила, что социализм советского, жесткого планово-административного типа – это искусственная и надуманная система. Она работала до поры до времени, пока держалось на страхе и рабском труде.

Но уже где-то к середине 60-х годов стало понятно, что система захлебывается. Тогда была предпринята первая попытка ее трансформировать – путем, так называемых, косыгинских реформ - повышения самостоятельности предприятий, введения элементов хозрасчета. Но вскоре советское руководство испугалось событий Пражской весны 68-го, и преобразования были свернуты.

В принципе, крах грозил Советскому Союзу уже в середине 70-х, но тут открыли Самотлорское месторождение, и его дешевая нефть в сочетании с резко скакнувшими после второй арабо-израильской войны ценами на «черное золото» позволила продержаться еще какой-то период. Тогда страна и ее экономика плотно сели на нефтяную иглу.

В трудах Егора Гайдара, который много работал с архивами, цитируется одна из телеграмм премьера Косыгина министру нефтяной промышленности: «Изыщи еще немного нефти, очень хлебушка хочется». Мы критически зависели от импорта зерна, на пике доходившего до 45 млн тонн в год. Союз был не в состоянии сам себя прокормить.

Следующую попытку оттащить страну от пропасти предпринял Горбачев, с экономической точки зрения, в отличие от демократизации, неудачную. И к концу 80-х годов советская экономика фактически находилась в состоянии коллапса – в плане и потребительского рынка, и бюджета, и финансов в целом.

Параллельно Михаил Сергеевич дал больше самостоятельности региональным и республиканским элитам, которые стали тянуть одеяло на себя. Лозунг «Хватит кормить Москву!» обрел бешеную популярность на местах. Каждая республика надеялась, что из тяжелейшего социально-экономического кризиса она в одиночку выйдет проще и с меньшими потерями.

К тому моменту, когда эти два фактора – экономическая разруха и центробежные тенденции – сошлись, СССР был обречен. Хотя, если бы Горбачев начал более радикальные реформы раньше, а с другой стороны, не опоздал бы с попыткой прийти к новому союзному договору (который был сорван путчем августа 1991-го), СССР мог бы уцелеть, но в более гибкой форме - типа конфедерации. При этом он в любом случае потерял бы прибалтийские республики, твердо настроенные на обретение суверенитета. Августовский путч 1991 забил последний гвоздь в гроб Советского Союза.


- После Великой Отечественной войны страна так и не отошла от мобилизационной модели, продолжала штамповать танки, создала ядерное оружие, запустила человека в космос. При этом население ютилось в коммуналках и ездило на автобусах в Москву за колбасой. То есть, на одном полюсе - баллистические ракеты, на другом – абсолютное потребительское убожество. Насколько этот разрыв был губителен для экономики?

- На космическую и ядерную программы, на оборонную сферу работала вся экономика. Потребление населения всегда было вторично. Первый завод по производству туалетной бумаги открылся в СССР в конце 60-х годов, до этого людям приходилось пользоваться в отхожем месте газетой «Правда». Цветное телевидение как технологическая идея было изобретено в Советском Союзе, а цветные телевизоры вошли в обиход на 20-30 лет позже, чем на Западе.

Таких примеров не перечесть. Можно вспомнить, что паспорта у колхозных крестьян появились лишь через полтора десятка лет после окончания войны. До этого было фактически узаконенное рабство. До 1966 года в СССР действовал обязательный минимум трудодней в год для каждого колхозника, когда деньги за работу вообще не выплачивались. В результате сельское хозяйство совершенно захирело, хотя царская Россия являлась одним из крупнейших в мире производителей сельхозпродукции и крупным экспортером зерна.

- Регионы, республиканские центры, тогдашние союзные республики, Российская Федерация, Москва – все эти субъекты СССР снабжались совершенно по-разному в финансовом, материальном плане. Как эта неравномерность, эта диспропорция отразилась на судьбе страны в конечном итоге?

- В Советском Союзе Россия выполняла довольно странную роль - одновременно метрополии и колонии. В Москве были сосредоточены все органы союзного управления, сама экономика РФ управлялась из федерального центра, и вместе с тем она являлась донором для большинства республик, в том числе за счет искусственной системы цен. Этой теме была посвящена моя последняя, перед приходом в правительство, научная работа.

Мы провели расчет на основе межотраслевых моделей, как выглядела бы ситуация с точки зрения межреспубликанских потоков, если бы СССР перешел на мировые, рыночные, сбалансированные цены. Так вот, оказалось, что положительное сальдо имеют только Россия и Азербайджан, у которых собственные залежи и добыча нефти. При этом все республики считали, что именно они кормят федеральный центр, Москву.

- Кабинет Егора Гайдара, в котором вы работали, фактически стал правопреемником последнего советского правительства. Какое «наследство» от советской экономики вы получили?

- Замечу, что мне довелось потрудиться в Института экономики и прогнозирования научно-технического прогресса АН СССР под руководством академика Александра Ивановича Анчишкина, который занимался не абстрактными теориями, а насущными проблемами. Но поскольку многое было тогда строго засекречено, мы не знали о каких-то принципиальных вещах.

Масштаб бедствия стал для нас ясен уже после прихода в правительство, где я возглавил валютно-экономическую комиссию. Выяснилось, например, что золотой запас Советского Союза похудел в пять раз, был распродан премьерами Рыжковым и Павловым в конце 80-х – начале 90-х. Страна фактически жила на политически мотивированные кредиты, которые Запад давал Горбачеву, но их не хватало.

В какие-то дни в валютном резерве именно правительства (не берем в расчет ЦБ с его золотовалютными резервами) оставалось $20-30 млн при внешнем долге $120 млрд. Почти все птицекомплексы, свиноводческие комплексы, снабжавшие население городов мясом, держались тогда на импортном зерне. В какой-то момент зерна в хранилищах оставалось на два-три дня, поскольку кредиты после августовского путча были перекрыты, и поток зерна из-за границы иссяк.
В конце 1991 года дефицит бюджета составлял 33-35% ВВП (сейчас мы рассуждаем: 3-4% — это много или мало) и покрывался на 90% денежной эмиссией, печатанием денег, что дополнительно разгоняло потенциальную инфляцию. Госказна была пуста. Таковы дополнительные свидетельства о реальной эффективности советской экономики, о «величии» которой до сих пор любят рассуждать дилетанты.

Авторы: ГЕОРГИЙ СТЕПАНОВ

https://www.mk.ru/economics/2021/01/06/eksministr-ekonomiki-vskryl-taynye-prichiny-raspada-sssr-lyubovnicy-direktorov.html
Tags: СОВОК
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments