b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Из интервью покойного Сергея Адамовича Ковалева BBC (март 2005)

Би-би-си: Могло ли быть по-другому?

Сергей Ковалев: Это очень важный вопрос. Я полагаю, что некоторый очень важный выбор был сделан в сентябре 1991 года нашим первым президентом Борисом Николаевичем Ельциным.

Он выбирал между предлагаемой ему перспективой строить страну с открытой и прозрачной политикой и привычным для него способом управления партийного функционера на основе партийно-хозяйственной номенклатуры. И он выбрал последнее.

В стране отсутствовала, и до сих пор, к сожалению, отсутствует критическая масса людей, которые понимали бы, что это такое - демократия. Которые понимали бы, что демократия - это вовсе не святые слова "liberté, égalité, fraternité", потому что эти слова ничего не значат.

Демократия - это процедура. Это скучная, занудная, до мелочей разработанная специальная процедура, которая лучше или хуже, но все-таки обеспечивает не только и не столько осуществление воли большинства, но еще и свободу меньшинства, и уважение и возможность меньшинства отстаивать и свои интересы, и точки зрения, которая обеспечивает справедливую и честную конкуренцию на политическом рынке. Вот что такое демократия.

Но этого не понимает не только русский обыватель, но и политический обыватель. Нет этой критической массы. Сколько это? Может, это только 5% населения, но влиятельные 5%, имеющие некую репутацию. Может быть, это больше. Но нигде, ни в одной демократической стране они не составляют не только большинства, но даже и половины.

И это очень существенно: оказывается, достаточно вот такой не очень большой критической массы. У нас ее нет, но она постепенно создается - в этом и есть источник оптимизма. Она создается в общественных организациях, прежде всего в правозащитных, но не только.

Би-би-си: Речь идет о всей стране или только о крупных городах?

Сергей Ковалев: И в этом надежда тоже - не только в Москве и Петербурге. В чем еще источник надежды? Ну вот "Мемориал" проводит школьный конкурс "Человек в истории". Это удивительно интересная вещь, когда мальчики и девочки пишут работы, потом эти работы тщательно реферируются и отбираются самые сильные из них, собирается конференция победителей… Так вот, сколько этих работ в год? Последний конкурс, если я не ошибаюсь, был больше двух тысяч.

Это и ученики, и учителя, прежде всего учителя истории, литературы. Эти ребята уже имеют иммунитет против соображений о том, что право - это воля господствующего класса, выраженная в форме закона, или выражения "право - это инструмент власти". Вот из них будет эта критическая масса.

Би-би-си: Чем вы объясняете апатию нынешнюю, ведь было по-другому?

Сергей Ковалев: Апатия, если угодно, в значительной степени ложится виною на тех, кто назвал себя демократами, потому что в обывательской среде слова "демократ" и "демократия" стали ругательными. Те, кто в 90-м году так громко кричали, что они враги вот этого диктаторства КПСС, что они демократы, - что с ними случилось, с очень большим числом тех, которые заметнее других?

Люди увидели, как они поднялись на достаточно высокие государственные ступени, как они построили себе многоэтажные дачи… Я хотел бы быть понятым правильно: то, что я делал, или Андрей Дмитриевич Сахаров делал - на самом деле я глубоко уверен, что каждый из нас делал то, что делал, для себя.

Я, в некотором смысле, строил для себя вот эту личность С.А.Ковалева, которого я хотел и получал возможность уважать.
Для меня это было ценно. И если со мной не соглашались, я огорчался и думал: "Ну хорошо, ну ладно, а почему они обязаны со мной соглашаться?" Но я-то знаю, я верю, что я поступаю как должно.

https://www.bbc.com/russian/features-58145496
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments