b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Борьба властей со злонамеренным очернительством

Как сообщило Государственное управление киберпространства Китая, коммерческим веб-сайтам и платформам будет предписано удалять посты с информацией, которая "злонамеренно очерняет" финансовые рынки Китая, ложно интерпретирует экономические данные и внутреннюю политику.
Также управление займется преследованием платформ, публикующих сообщения иностранных СМИ с искаженными постами о китайской экономике.

https://profile.ru/news/abroad/kitaj-nachnet-udalyat-iz-socsetej-lozhnye-soobshheniya-ob-ekonomike-strany-915543/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D

==============================================================================
«Частными людьми заведенные типографии упразднить» (на гравюре — книгопечатание, 1784 год)
Коммерсантъ

«Опечатано множество книг»
Как либеральная императрица управляла вольными типографиями


"Коммерсантъ" от 28.08.2021, 12:00
225 лет назад, 16 сентября 1796 года, Екатерина II подписала указ «Об ограничении свободы книгопечатания и ввоза иностранных книг». Тем же повелением усиливалась цензура и запрещались вольные типографии, об успехах в деятельности которых императрица прежде с гордостью рассказывала иностранцам. Однако в реальности сравнительно недолгая история существования формально не подчиненного государственному контролю книгопечатания складывалась совсем не так гладко, как уверяла самодержица.

«Кульминационным моментом либерализма екатерининской эпохи», по словам критика и историка русской литературы А. М. Скабичевского, стал знаменитый именной указ Екатерины II Сенату от 15 января 1783 года, предоставлявший полную свободу заводить вольные типографии, где и кому угодно.

«Всемилостивейше повелеваем,— гласил указ,— типографии для печатания книг не различать от прочих фабрик и рукоделий, и вследствие того позволяем, как в обеих Столицах Наших, так и во всех городах Империи Нашей, каждому по своей собственной воле заводить типографии, не требуя ни от кого дозволения, а только давать знать о заведении таковом Управе Благочиния того города, где он ту типографию иметь хочет».

О событиях, последовавших после публикации этого документа, Скабичевский писал:

«Указ 1783 г. о вольных типографиях возбудил всеобщий энтузиазм и предприимчивость. Тотчас же и в Петербурге, и Москве начали открываться массы типографий, из которых многие, заведенные сгоряча, без предусмотрительности и практического знания дела, вскоре лопались и закрывались».

Но некоторые из возникших тогда предприятий успешно проработали более десяти лет.

С 1785 по 1790 год число книг, издаваемых в России ежегодно, увеличилось в 3,5 раза по сравнению с началом царствования Екатерины II.
........

Авторы же, которые поверили, что «россиянам дарована свобода мыслить и изъясняться», как писал литературовед, академик Петербургской академии наук А. Н. Пыпин, и что «имеют они долг возвысить громкий глас свой против злоупотреблений и предрассудков, вредящих отечеству», были не поняты императрицей.

«В действительности литература могла сказать лишь очень немногое: как скоро она говорила не в "улыбательном" духе, ее останавливали,— и это было даже в те годы, когда у нас хвалились большей свободой, чем было во Франции, покровительствовали энциклопедистам и т. п.»
........
Неизбежным результатом просвещения народа становится пробуждение общественной самодеятельности. Когда же в конце царствования Екатерины эта самодеятельность стала возникать, власть отнеслась к ней враждебно.

Яркой демонстрацией недоверия к самодеятельности подданных стал указ от 16 сентября 1796 года «Об ограничении свободы книгопечатания и ввоза иностранных книг; об учреждении на сей конец цензуры… и об упразднении частных типографий»:

«Частными людьми заведенные типографии, в рассуждении злоупотреблений, от того происходящих, исключая те только, кои по особому дозволению Нашему, вследствие учиненных с главнейшими в Государстве Нашем местами соглашений или договоров устроены, упразднить, тем более, что для печатания полезных и нужных книг имеется достаточное количество таковых типографий, при разных училищах устроенных».

После запрещения частных типографий выпуск книг в России пошел на убыль: если в 1788 году было издано 439 книг, в 1796-м — 256, то в 1797-м — всего лишь 165.

Светлана Кузнецова
https://www.kommersant.ru/doc/4958437?from=main_5
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments