b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Прекрасно пойманный за руку избирком и адекватные рекомендации

Прекрасно пойманный за руку избирком и IMHO адекватные рекомендации на выборах

ДМИТРИЙ ОРЕШКИН, научный сотрудник, руководитель группы « Меркатор» института географии РАН :

По мере повышения явки растет только доля голосов избирателей «Единой России», а доля избирателей, голосовавших за другие партии, неизменна или даже снижается. Таким образом, округи или участки с разной явкой в среднем различаются только количеством избирателей, голосующих за кандидатуру власти, а количество избирателей, голосующих за другие кандидатуры, в среднем от явки не зависит.
Как так получается?
Есть два варианта.
Возможно, электорат всех партий, кроме «Единой России», ходит на выборы активно и голосует в полном составе уже при невысокой явке, а те, кто поддерживают единороссов, ходят на выборы неохотно, и их активность варьирует в широком диапазоне, влияя на явку. Другой вариант — высокая активность при высокой явке создана искусственно и является результатом вбросов, приписок и/или административного давления (статистический анализ не позволяет различить эти механизмы).


«Относитесь к выборам , как к игре с беспредельщиком, который беззастенчиво нарушает правила, вмешиваясь в подсчет голосов. Поэтому и голосование должно быть в некотором смысле игровым: на победу рассчитывать не стоит, но выставить противника дураком и осложнить его шулерскую жизнь — можно.

Ваш самый искренний и потому неконструктивный ход — разорвать или унести бюллетень, не проголосовав.
Избиркомам бюллетени всегда выдают с запасом: если на участке зарегистрировано 1000 человек, а ожидаемая явка — 50-60%, то бюллетеней дадут 800-1000. Уничтожая или унося свой бюллетень, вы оставляете вакантное место, которое с удовольствием заполнят бюллетенем из запаса с отметкой за правильную партию.

Чуть более конструктивный ход — испортить бюллетень. Он считается недействительным , если невозможно однозначно установить результат волеизъявления. Результат определяется по наличию любого значка в окошке напротив названия партии.
Если вы перечеркнете весь список, а поверх напишете: «В сортах говна не разбираюсь!» — но хвостик какой-либо буквы попадет в одно из окошек, избирком сочтет, что именно за это окошко вы и голосовали.
Недействительным же будет признан бюллетень, где отметки стоят минимум в двух окошках. Минус стратегии в том, что по закону думские кресла распределяются пропорционально между партиями, которые набрали больше 7%.

Допустим, 50% проголосовало за «Единую Россию», 20% — за КПРФ, 10% — за ЛДПР и еще 20% бюллетеней признаны недействительными.
Набранные тремя партиями в сумме 80% при дележе мандатов будут считаться за 100%.
Значит, округляя, ЕР получит 63% мандатов , КПРФ — 25%, а ЛДПР — 12%.
Увеличивая долю недействительных бюллетеней, вы расширяете представительство партий, которым не симпатизируете.

Следующая ступень вверх по шкале конструктивности — игра по «варианту Навального»: за любую партию, кроме главной.
Многие по этому принципу намерены голосовать за КПРФ или ЛДПР.
Здесь есть свой резон — возможности фальсификаторов не беспредельны, и рост любых других партий действительно снижает долю ЕР.
Но появляется смысловая развилка.
Коммунисты (как и ЛДПР) в любом случае гарантированно будут в Думе, и велика ли разница — с 15% или 20%?

Между тем у « Справедливой России» и (в значительно меньшей степени) «Яблока» есть шанс пройти 7-процентный барьер.
Может , лучше попытаться помочь им? Честно сказать, эффект от их присутствия/отсутствия в грызловском парламенте тоже не слишком велик.
Но мы договорились — без звериной наивности: чем больше там партий, тем выше конкуренция, а на большее рассчитывать не приходится.
Риск в том, что если « мелким» не дадут набрать 7%, их голоса опять же уйдут к победителям.

Понятно, все перечисленные варианты имеют смысл, только если голоса считают более или менее честно. Надо иметь в виду, что страна в этом отношении очень неоднородна.

Приведу для ясности один пример: 11 ноября 2006
года глава дагестанского ЦИКа Магомед Халитов обратился к тогдашнему президенту республики Муху Алиеву с просьбой пресечь нехорошую практику, когда «отдельные руководители районов и городов под видом обеспечения безопасности собирают все участковые избирательные комиссии со всей документацией в зданиях администраций и проводят пересчет бюллетеней до тех пор, пока не получат нужный результат» .
Отсюда вывод: голосовать в Дагестане и других зонах управляемого голосования вообще смысла нет — все равно пересчитают. Близкая ситуация и в русской сельской провинции, где районный руководитель креслом отвечает за результат и к тому же «молчунами» .

Что ж, хороший повод прервать молчание и устроить вежливый скандал .
Пригласите наблюдателя, попросите составить акт о нарушении. Не обращайте внимание на сказки членов избиркома о досадной нелепой ошибке и величаво требуйте официальный акт . Посчитайте, сколько фамилий на развороте журнала и сколько подписей — это будет ваша личная выборочная оценка явки.
Подобные нехитрые шаги лишают манипуляторов драйва. Они же не знают, каковы ваши реальные намерения и возможности .
Когда и если вышестоящее начальство попросит их подкорректировать результат, им будет трудней фальсифицировать протокол, зная, что за ними следят.

Через день-два не поленитесь зайти на сайт cikrf .ru и найти среди глубоко спрятанных результатов ваш участок. Посмотрите, насколько совпадают с официальными данными ваши наблюдения/ощущения и ваша выборка по явке .
Если на вашем развороте альбома были подписи четверти избирателей, а на сайте явка 40% — это признак приписки.

Ваша выборка — не маленькая, она составляет 5 -10% от всех проголосовавших на участке, поэтому
отклонение не должно быть слишком большим. Да оно , скорее, всего и не будет: когда комиссия чувствует, что ею интересуются, у нее нет настроения беспредельничать.

Далее. Если вам удалось зафиксировать нарушения, самое бесполезное, что вы можете сделать, — это обратиться с жалобой в разного рода наблюдательные учреждения и «горячие линии» при Центризбиркоме, Общественной палате, СНГ и проч .

Они созданы самой властью как раз для того, чтобы аккумулировать, а затем похоронить ваши претензии.
Лучше обратиться к реально независимым общественным организациям, которые систематизируют информацию о нарушениях и публикуют отчеты ,
вызывающие устойчивое раздражение у российской бюрократии и столь же устойчивый интерес в Евросоюзе, ПАСЕ, БДИПЧ и проч .

Это, например, ассоциация «Голос» или «Новая газета».
«Голос» в принципе может помочь подготовить и обращение в суд, но вообще-то это задача скорее партийных избирательных штабов.

На мой личный вкус, суд забирает слишком много времени и энергии.
К тому же выборы в целом могут быть признаны несостоявшимися, только если фальсификации юридически установлены на трети избирательных участков , что при нынешних судах едва ли возможно.
Это ничуть не умаляет заслуг экстремалов, которым не жаль адреналина на борьбу с системой.

Если помните, лидер «Яблока» Сергей Митрохин ходил на выборы Мосгордумы всей семьей , и семья проголосовала за « Яблоко».
Затем они проверили официальные результаты на сайте ЦИК РФ и убедились, что за «Яблоко» на этом участке было подано ноль голосов.
Митрохин справедливо поднял скандал .
Сделали пересчет, обнаружилось 16 неучтенных ранее голосов за партию « Яблоко» ,
и суд счел, что то был не умысел, а ошибка.
Имело ли все это смысл?
Имело, хотя бы потому, что сейчас я рассказываю вам эту историю. Если бы Митрохин плюнул и не пошел в суд, истории бы не было.

Мы знали бы меньше , нас было бы проще обманывать, и вся Россия голосовала бы, как один большой Дагестан» .

http://esquire.ru/elections
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment