b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Categories:

Cуфийский шейх стал жертвой любви русской женщины к террористу?

"Черные вдовы": любовь, шантаж или внушаемость?
Артем Кречетников
Би-би-си, Москва

Управление МВД по Дагестану распространило фото предполагаемой смертницы
Во вторник в Дагестане погибли известный исламский богослов 75-летний Саид Афанди Ацаев и шесть человек, находившихся с ним рядом. Женщина-смертница пришла под видом посетительницы в дом Ацаева в селе Чиркей и привела в действие взрывное устройство.
Покушения на мусульманских духовных лидеров Нажать в России, к сожалению, не редкость. Но в данном деле имеется потрясающая подробность, заставляющая задуматься не о хитросплетениях политики, а о трудно постижимых странностях человеческой природы.

На следующий день останки смертницы были опознаны. Ею оказалась 30-летняя русская женщина по фамилии Сапрыкина, в замужестве Курбанова, вдова убитого несколько месяцев назад в ходе спецоперации боевика. С 25 марта она не появлялась по своему адресу в Махачкале, а 8 мая была объявлена в розыск.
Даже не рискнуть, а сознательно отдать жизнь, и не ради спасения любимого, а для того, чтобы убить постороннего человека - откуда подобный фанатизм? Какое дело русской женщине, судя по всему, получившей обычное светское воспитание, до разногласий между суфиями и ваххабитами?
Как такое может быть?

Любовь зла
"Между фанатичной верой и страстной любовью немало общего. Влюбленный человек всегда в каком-то смысле безумен"
Михаил Страхов, психоаналитик
Психоаналитик Павел Качалов в интервью Русской службе Би-би-си напомнил, что "в XIX веке женщины-террористки были не редкостью среди русских".
Но народоволки и эсерки являлись идейными людьми, стремившимися изменить страну, в которой жили.
Профессор кафедры психотерапии и медицинской психологии Российской медицинской академии Борис Егоров не исключил, что Сапрыкина-Курбанова в момент покушения могла находиться под воздействием наркотиков, однако заметил, что наркотики и алкоголь лишь снимают внутренние тормоза, но не могут заставить человека сделать то, к чему он не был предрасположен изначально.
Член-корреспондент Европейской школы психоанализа Михаил Страхов склоняется к "романтической" версии. С профессиональной точки зрения, он не видит ничего невозможного в том, что женщина страстно полюбила боевика, если увидела в нем героя и супермена, и перенесла отношение к мужу на его политические и религиозные идеи.
"Между фанатичной верой и страстной любовью немало общего. Влюбленный человек всегда в каком-то смысле безумен. Любящий любит в своем избраннике все. Поэты так и говорят: раствориться в любимом", - считает эксперт.
Моральный прессинг
"Воздействовать на психологически податливую личность, чтобы она пожертвовала собой, не составляет такого уж большого труда"
Павел Качалов, психоаналитик
Из трагического опыта последних лет известно, что женщины-камикадзе - это, чаще всего, так называемые "черные вдовы".
Профессионалы из спецслужб говорят, что многочисленная родня и близкие погибшего мужа-боевика подвергают этих женщин интенсивной психологической обработке, внушают, что жить им теперь незачем и осталось только отомстить, при этом всячески ограничивая их общение за пределами своего круга.
"Воздействовать на психологически податливую личность, чтобы она пожертвовала собой, не составляет такого уж большого труда, - говорит Павел Качалов. - В ход идут различные семейные тайны, реальные или надуманные грехи. Женщине внушают чувство вины, приправленное страхом, что семья ее отвергнет или каким-то образом накажет. Например, вдову умышленно подталкивают к тому, чтобы изменить покойному, а затем говорят, что смыть такой ужасный проступок можно только кровью. Исторически известный прием, и отнюдь не только в исламском мире".
Борис Егоров также уверен, что такая "накачка" вполне возможна.
При этом эксперты отмечают, что подобные приемы действуют не на всех, и для этого требуется особый склад характера.
"Феномен повышенной внушаемости и зависимости от чужого мнения хорошо известен психиатрам. Этим отличаются и мужчины, но гораздо чаще женщины", - указывает Борис Егоров.
"Да не обидятся на меня уважаемые читательницы, но у некоторых женщин есть истерическая склонность к внушаемости, которую нетрудно эксплуатировать в разных целях", - говорит Павел Качалов.
Разумеется, есть разница, считать ли "черных вдов" романтическими мстительницами или безвольными зомби. Люди трактуют их мотивы по-разному, тем более что у мертвых не спросишь.
Специалисты полагают, что, во-первых, одно не исключает другого, во-вторых, все зависит от конкретного случая.

Никакого гипноза
"Если нет внутренней готовности, никакое внушение не подействует"
Борис Егоров, профессор психиатрии
Что они отвергают единодушно, так это популярную в СМИ версию о бомбистах-самоубийцах, действующих под гипнозом.
"Гипноз нельзя всерьез рассматривать как средство воздействия на человека", - уверен Павел Качалов.
"Сколько ни занимаюсь психотерапией, ни разу не видел ничего подобного, - говорит Борис Егоров. - Если нет внутренней готовности, никакое внушение не подействует. Еще 100 с лишним лет назад, в эпоху разгула террора анархистов в Европе и народовольцев в России, лучшие умы изучали этот вопрос и пришли к отрицательным выводам".
"Версия о гипнозе живуча, потому что предлагает простое объяснение. Люди ориентируются на собственные представления о жизни, не понимают, как другие могут так поступать, и списывают все на гипноз", - добавил он.
"Смотря, что понимать под словом "гипноз", - замечает Михаил Страхов. - Фрейд говорил, что любовь есть форма гипноза. Но гипноз в медицинском смысле возможен только при непосредственном визуальном контакте. Представление, будто человека можно "запрограммировать" - это фантастика".
Прибежище от душевных бурь
"Привлекательность ислама в том, что он избавляет от сомнений"
Михаил Страхов
Случаи перехода в ислам мужчин и женщин славянского происхождения не единичны и, по имеющимся данным, в последние годы участились.
Что они находят в вере, серьезно ограничивающей личную свободу и требующей решительного разрыва с прежней цивилизационной идентичностью и бытовыми привычками?

"Именно в ограничениях все дело, - считает Борис Егоров. - Кто сказал, что все стремятся к свободе? Сильно выраженное в исламе общинное коллективистское начало дает чувство защищенности. Набор жестких моральных установок и норм поведения, однозначные понятия о том, что хорошо, что плохо, избавляют от ответственности. Верующему вообще жить легче, а эта религия настолько понятна, что не требует никаких размышлений".
"Представьте себе человека разочарованного и одинокого, не нашедшего места в жизни и ответов на мучающие его вопросы, в состоянии глубокой депрессии, с мыслями о самоубийстве, - рассуждает Павел Качалов. - И вдруг ему открывается сияющая истина и кажется, что пришло спасение. Давно известно, что неофиты любой идеи отличаются особым рвением, и это не удивительно".
"Привлекательность ислама в том, что он избавляет от сомнений, - говорит Михаил Страхов. - А вообще, данный феномен дает замечательный материал для размышлений о сущности национальных чувств. Независимо от биологических корней человек может выбирать себе идентичность".
http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2012/08/120829_kamikaze_motives.shtml
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments