b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Павловский про оттенки бурого

" Собянина в Москве выбирают так, как даже Путина не выбирали. Путин оставил некое пространство для конкуренции, а Собянин его исключил начисто. В этой ситуации медийные проекты должны быть гиперлоялистскими.

То есть это совсем другая концепция: вы должны либо работать в формате газеты «Штюрмер», то есть все время агрессивно атаковать то или иное меньшинство (надеюсь, не евреев), чтобы создавать какую-то мнимую, временную консолидацию большинства на агрессивной основе.
Либо все, что остается (я с печалью наблюдаю, как это происходит со многими людьми, которые работали и со мной в прошлые годы), — непрерывно придумывать аргументы, почему это хорошо.
Собянина в Москве выбирают так, как даже Путина не выбирали. Путин оставил некое пространство для конкуренции, а Собянин его исключил начисто. В этой ситуации медийные проекты должны быть гиперлоялистскими.

Надо все время говорить: знаете, а ведь в Америке тоже не так уж хорошо; вы знаете, а в Европе ведь много проблем.
Если газета, которая будет конкурировать с «Коммерсантом», будет посвящена тяжелым и невыносимым условиям жизни в Евросоюзе и Соединенных Штатах Америки, то эта конкуренция будет неудачной.
Хотя, конечно, если силами отрядов молодых нацистов вышвыривать конкурирующие издания из газетных ларьков, то она может быть успешной.
....
Внутри этой системы могут работать только специфические люди, которые полностью освободили себя от химеры, именуемой совестью.
....
Сегодня компетенция вообще отложена в сторону. Целью является тотальный превентивный консенсус. Он очень хорошо выражается любимой формулой нашего президента — «подавляющее большинство».
Заметьте, не путинское большинство, с которым тоже связано много злоупотреблений в нулевом десятилетии, но подавляющее. «Подавляющее большинство» исключает понятие меньшинства. Для меньшинства нет места, его не может быть.
Если ты презентуешь себя как меньшинство (неважно, какое — культурное, сексуальное, политическое), ты становишься мишенью крайних форм агрессии, ты выведен за черту. Это новая ситуация, она неизвестна этой стране, повторяю, со времен сталинской борьбы с космополитизмом.
"

Речь в концепции «управляемой демократии» шла о временном периоде перехода от безгосударственного состояния, возникшего на территории бывшего СССР в 1991-1993 годах, к той или иной институциональной государственности с демократическими институтами. Они могли бы, может быть, плохо работать, но они должны были работать. Задача государственного строительства, nation building. Сегодня в каком-то смысле речь идет уже о чем-то другом. Государство не строится, оно провозглашается как принадлежность суверенной сущности одного человека. Это совершенно другая концепция — не самодержавная, а скорее тираническая.

Я бы не хотел снимать с себя ответственность за произошедшее, я, конечно, в нем участвовал, но участвовал с другим проектом, как и почти все члены команды Путина десять лет назад. Мы были разные люди, но концепция все-таки была европейская. Сегодняшняя концепция как таковая, по-моему, отсутствует. Существует идея тотального контроля, при этом без попыток налаживания элементарного государственного управления.

Принято считать, что Сурков на посту замглавы администрации президента проводил продуманную политику, в частности и на медийном поле. В той ситуации, которую вы описываете, продуманная политика вообще возможна? Или все, что остается создателям новых кремлевских медиа, — это попытки держать нос по ветру и подстраиваться под навязываемый дискурс?

Чтобы был навязываемый дискурс, кто-то все равно должен его производить и навязывать. Это тоже работа. Сурков и команда этого периода, я в том числе, конечно же, работали в идеологии строительства рационального государства. Сегодня речь идет на самом деле об утопии, утопии, которая при этом не очень даже сформулирована. Я думаю, что в Кремле никакой картины нет, там есть процесс импровизации. Мы находимся внутри процесса импровизации, у которого есть пароль: «Чего изволите, господин президент?»

В такой ситуации не обязательно сам президент является источником дискурса и источником курса. Фактически формируется группа интерпретаторов. И все дальнейшее зависит от качества этих интерпретаторов. Конечно, общая идея — это не европейское государство. Это государство, являющееся какой-то виртуальной собственностью одного человека, интриги подданства, а дальше начинаются удивительные вещи. Например, игры с православием. Они для меня как для православного просто оскорбительны. А главное, для меня как политика понятно, что это разрушительно для православной церкви.

Проблема в том, что люди боятся возражать. Конечно, такие люди, как Бадовский, прекрасно понимают, что они служат абсурду. Но они не могут об этом говорить, они боятся об этом говорить, и чем больше они боятся, тем опаснее это реально становится. Год назад можно было осторожно возражать, сейчас уже нельзя возражать даже осторожно, а завтра надо будет первым кричать «Ура!». Это раковый процесс, в результате которого личность исчезает. Не только политическая личность, а личность в обычном смысле слова, и люди просто становятся заложниками слепого хода событий.

http://lenta.ru/articles/2013/06/18/newsmi/

===============================
Поощрять рост сорняков много проще чем их уничтожать
Subscribe

  • Странно мир устроен

    Я вполне способен восхищаться Джобсом и говорить о нем плохо не хочу, да и не о чем И уж тем более после борьбы с болезнью и смерти Но не понимаю…

  • Пророческий сон ныне труднее сложится

    В приукрашенной и лишенной бытовых проблем древности увидел сон - ногу в стремя и вперед за подвигами Лет через пять доберешься до "святой земли" или…

  • 10 лет разгона НТВ (Сорокина о Путине)

    10 лет разгона НТВ (Сорокина о Путине) Светлана Сорокина: Настрой Владимира Владимировича в отношении руководства нашей компании, конечно, сыграл…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment