b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Вера, смирение и претензии на онтологическую агрессию

Все легко спутать, если право на легитимизацию образов мира агрессивно и напористо присваивает себе (как "князь мира сего") очередной демагог
Демагогов немало и во власти и рвущихся к ней (и в России и на Западе)
Проблема в том, что их картина мира нарисована и в полной мере не соответствует естественным образам реальности
Торжествующая "реальность", проповедуемая Путиным, склеена из воинствующего материализма с якобы патриотической подкладкой и претензий на веру и мессианство.
По сути же она представляет собой заурядные пацанские претензии демагога, пытающегося неспортивно и с дьявольской самоуверенностью бить по существующим и придуманным на ходу болевым точкам оппонента (легко меняя тему на извечное в духе: "У нас балет, а у Вас негров линчуют")
В его позиции нет ни смирения (перед истиной фактов или волей населения), а есть надрывное стремление волей удержать расползающуюся ситуацию

Примерно так у меня преломились давние тексты бывшего архиепископа Кентерберийского о Достоевском и Лосском, на который я набрел в архивах ББС
http://news.bbc.co.uk/hi/russian/entertainment/newsid_7720000/7720087.stm
http://news.bbc.co.uk/hi/russian/entertainment/newsid_7724000/7724574.stm

Пара цитат:
"Достоевский дважды представил нам образ мира, в котором отброшена твердая шкала ценностей и главным стала человеческая воля. А человеческая воля - вещь странная и дикая. И если она ничего не знает выше себя самой, и ничего, кроме себя, не любит, она превращается в разрушительную силу.

Сперва Достоевский показал нам это на примере одного человека, ставшего преступником, - в "Преступлении и наказании". А потом он показал нам, как это происходит, когда в развитие действия включается некая политическая составляющая. Это - в романе "Бесы", самом, на мой взгляд, тревожном, полном смятения, его романе. И мне кажется, нам стоит спросить самих себя: как это приложимо к нашему собственному обществу.

Индивид, живущий без любви, не знающий ничего, кроме себя самого, никому, кроме себя, и не будет нужен.
А политика - если речь идет только о власти, о борьбе, соперничестве, завоевании - она становится смертоубийством.
Достоевский метил сразу в две цели - в индивидуализм и в коллективизм, в ложный индивидуализм и в ложный коллективизм. Достоевский страшно неудобный автор для всякого политика, хоть для левого, хоть для правого: он неизменно сдирает всякую самонадеянность. И это, по-моему, важно."

"Проблема личности Достоевского - проблема очень серьезная. В одной рецензии на мою книгу особо подчеркивалось, что Достоевский в своих журнальных и публицистических выступлениях - это совсем не тот диалогический и полифонический автор, какого мы знаем по романам. Напротив, Достоевский-публицист крайне нетерпим и фанатичен.

Я вот, знаете, иногда спрашиваю сам себя, хотел бы я оказаться в поезде с Достоевским в одном купе? Но Достоевский подтверждает собою ту истину, что великий художник всегда на порядок больше собственной человеческой личности. Художник всегда шире того, что он знает или думает, что знает. У Достоевского-журналиста были ясные ответы на все вопросы. И он с презрением и издевкой расправлялся со своими оппонентами. Его пером водила ярость.

Но, создавая роман, он не мог удержаться в рамках прямолинейной однозначности. Он слышал все многоголосие мира, он оркестровал полифонию. Это и отличает настоящего художника. И я думаю, что никакой художник не может быть сведен к его человеческой сути в узком смысле слова. "


"Есть две вещи, которые я очень хотел бы ввести в англиканскую философскую традицию.
И первая из них - различение индивида и личности, которое глубоко разработано в русском персонализме, в частности, в трудах Владимира Лосского.
Мы чаще говорим об индивидах, и не очень-то задумываемся в каких отношениях индивид находится с с личностью.
Индивид - часть рода, биологический или социальный атом. Личностью он может стать в ходе свободного волеизъяления, в познаниии себя, в развитии, в познании Бога.

Когда я преподаю, или когда проповедую, мне приходится довольно часто разъяснять это простое обстоятельство: сам по себе индивидуум - еще не личность. И люди говорят: "О! Почему же я никогда прежде не думал об этом?
Почему никто не сказал мне этого раньше?" Вот это тот элемент, который мне хотелось бы внедрить в англиканское сознание. А другой - но он, конечно, связан с первым - касается самого смысла существования церкви.
Церковь отнюдь не просто место большого скопления народа; церковь ведь и есть то место, где развиваются связи и взаимоотношения, позволяющие индивиду дорасти до личности.

Эту тему развивали не одни только православные авторы, хотя именно они ее начали на пороге XX века, но ее продолжили французские философы, да и американские тоже. "

.................................................
Действительно, недурно бы иметь место где индивиду легче дорасти до личности
Но это однозначно не интернет и не РПЦ
Дорастают в одиночестве, но стимулы для размышления IMHO лучше получать не в толпе (тем более подобранных льстецов и фанатиков)
И тогда и только тогда можно без "шума и ярости" (c) Фолкнер вглядываться и сравнивать и выращивать более адекватный образ бытия и проект будущего
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment