b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

...спор между Медведевым и Путиным идет не по частному, а по принципиальному вопросу о пределах репрессивного насилия, которое может допускать государство в экономике, да и в жизни вообще. И это значит, что за все эти годы расклад сил между ними совершенно не изменился. Медведев как был сделан из другого теста, чем Путин, так и остался, и сегодня это снова вылезло наружу, сколько бы обетов молчания он на себя добровольно-принудительно ни накладывал.

По сути — это самая что ни на есть стратегическая дискуссия. Речь идет о выборе между правосудием и правоподобием. Есть десятки сугубо юридических причин, по которым возбуждение уголовных дел без участия налоговых органов является неконституционным (в том числе и потому, что налогоплательщик в этом случае лишается закрепленного за ним Конституцией права на судебную защиту в том суде, который по закону должен рассматривать спор — а именно в арбитражном). Но сейчас речь не об этом, а о месте права в жизни российского общества в целом.
Либо право является чем-то объективным в России, и тогда расследование налоговых преступлений должно начинаться только после того, как уполномоченный на это орган подтвердил, что преступление (событие) как таковое имело место быть.
Либо право является ускользающей реальностью, и следователи получают возможность, манипулируя законом и почти откровенно применяя психологические и физические пытки (как в том же «деле Магнитского»), не только произвольно устанавливать виновного в совершении преступления, но и агрегировать само преступление буквально из воздуха.

Более того, это спор о том, к какому миру должна принадлежать Россия.
Будем откровенны: три четверти человечества живут при правовых режимах, таких же, какой существует сегодня в России, и даже при худших.
Проблема лишь в том, что почти весь «культурный прирост» за последние четыре столетия достигнут на планете преимущественно в странах «правового меньшинства», которые смогли создать и удержать правила игры и которые продолжают сегодня доминировать в мире.
Таким образом, из какого-то маленького вопроса о праве следователей по собственному усмотрению возбуждать дела о налоговых преступлениях вытекает большой-большой вопрос о месте России в будущем мире, о том, будет ли Россия среди тех, кто создает культуру, или среди тех, кто светит отраженным светом.
Так что вовсе не зря Медведев возразил Путину.

А если спор серьезный, то и последствия его для премьера будут, скорее всего, самыми серьезными — даже если Медведев завтра же трижды снова отречется сам от себя. Как он был чужим среди своих и своим среди чужих, так и остался.
И, видимо, и дальше останется, даже после того, как нынешние «свои» выдавят его из себя, как выдавливает организм инородное тело.

Для оппонентов Кремля он, видимо, своим уже не станет никогда.
Я понимаю их мотивы. И все же: справедливости ради надо признать, что на этот раз по существу Медведев прав и занял совершенно обоснованную позицию.
Упрекнуть его можно лишь за то, что ему понадобилось для этого чересчур много времени. Он слишком долго думал.

http://www.novayagazeta.ru/politics/61033.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments