b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Главный урок трактата Ханны Арендт — власть не может родиться из насилия.

Анна Трапкова автор Forbes

Арендт различает понятия власти (power), мощи (strengh), силы (force), авторитета (authority) и насилия (violence).
Власть рассматривается ею как «человеческая способность к согласованному действию», принципиально лишенная цели: «Власть (power) соответствует человеческой способности не просто действовать, но действовать согласованно.
Власть никогда не бывает принадлежностью индивида; она принадлежит группе и существует лишь до тех пор, пока эта группа держится вместе.
Когда мы говорим о ком-то, что он находится «у власти», мы на самом деле говорим, что некоторое число людей облекло его властью действовать от их имени. В тот момент, когда группа, от которой первоначально произошла эта власть, исчезает (potestas in popolo — без народа или группы нет власти), исчезает и «его власть».
Власть, как и состояние мира, не нуждается в оправдании — они самодостаточны. Напротив, насилие и война всегда имеют инструментальный характер — четкую направленность и цель.
В основе власти лежат законы, институты и авторитет.
Неспособность элит к согласованному действию, неэффективность институтов приводит к распаду власти и создает пространство для проявлений насилия — как со стороны революционно настроенных групп, так и со стороны ослабевающего государства.

Власть и насилие часто сопутствуют друг другу, но никогда не совпадают.
В «Интернационале», гимне пролетариев всех стран, предлагалось разрушить «мир насилья» для начала строительства «нашего», «нового мира».
Но насилие не может продолжаться бесконечно — за победой любой революции следуют декреты и советы.
Даже террор нуждается в легитимном основании.
Поэтому, кстати, и революция на Украине не завершится до тех пор, пока не состоятся законные выборы.

Этот принцип еще более очевидно работает в отношениях между суверенными государствами — вторжение советских войск в Прибалтику в 1939-м или в Чехословакию в 1968-м не увенчалось бы успехом, если бы не опиралось на поддержку коллаборационистских правительств.

Решение политических проблем с помощью дубинок, автозаков и, в пределе, танков может показаться привлекательным как самое быстрое и эффективное, но это опасная иллюзия.
Арендт предостерегает от соблазна насильственных методов, в том числе на примере из российской истории.
Вслед за Александром Солженицыным (и в отличие от многих наших соотечественников) Арендт не оправдывает построенную на насилии сталинскую индустриализацию ее экономическими успехами.
Наоборот, именно в насильственной модернизации она видит причины отставания советской экономики не только от западных стран, но и от союзников из восточного блока.

Книга «О насилии» дает ключ к глубинному пониманию текущих событий.
Как и в конце 1960-х годов, весь мир переживает период слома парадигмы международных отношений после временного затишья, ошибочно объявленного Фукуямой в 1992 году «концом истории».
В России этот момент совпал с разложением государственных институтов.
Теперь распад власти проявляется уже не только в разжигающей ненависть риторике, но и как неоправданная агрессия в отношении собственных граждан и угроза вторжения на территорию других государств.
Что придет на смену этой власти, зависит от способности общества к согласованному действию — созданию власти законов и легитимных институтов, а не ненависти, штыков и насилия.
Главный урок трактата Ханны Арендт — власть не может родиться из насилия.
Читайте подробнее на Forbes.ru: http://www.forbes.ru/mneniya-column/idei/255961-tsena-nasiliya-pochemu-politicheskie-problemy-ne-reshit-s-pomoshchyu-tank
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments