b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Интервью БГ ББС

Суровая мужская печаль

Би-би-си: Давай поговорим о новых песнях, которые очевидно отражают нынешнее настроение. Я вспоминаю твое настроение годичной, двухгодичной давности. У тебя было ощущение, что Россия поднимается… Ощущение от новых песен скорее грустно-печальное.


Концерт в Санкт-Петербурге, 12 мая 2014 года.
Б.Г.: Я не стараюсь писать "веселые" или "печальные" песни. Песни пишутся сами, я просто их собираю вместе. И по поводу всего происходящего у меня нет ни оптимизма, ни пессимизма. Это есть так, как оно есть. И то, что я пою сейчас, то, что я не могу не петь – это моя реакция на то, что происходит сейчас. Оценивать я никак не берусь. Песня – это моя реакция на то, что происходит. Это может быть реакция на все, что угодно. Я чувствую так, и я не могу этого не петь.

Би-би-си: Эти песни - "Любовь во время войны", "Пришел пить воду", "Праздник урожая во Дворце Труда" и другие - действительно воспринимаются как реакция на тектонические сдвиги во внутренней и внешней политике, которые происходят в последнее время. Хотя сам ты говоришь, что они не про сегодня, а были написаны чуть ли не два года назад…

Б.Г.: Упаси меня Господь от соблазна "высказываться в песнях". В древности считалось, что писать песни на злобу дня – недостойное занятие, превращение священнодействия в рыночную забаву. Я тоже считаю, что песни – это великая тайна. И когда я начинаю писать, я обычно понятия не имею, чем она кончится. Меня ведет чувство правильности; появляется фраза или нота, и я чувствую, что это – та правда, которую я искал. Иногда это мучительно, мне не хочется этого писать, но внутри я знаю, что должно быть именно так. И в итоге получается, что песня передает что-то, что есть, но чего мы еще не видим.

Би-би-си: "Лошадь белая", "Архангельск", новые песни – от всего этого складывается ощущение тревожного предчувствия, а теперь уже в общем безнадежного и бессильного ужаса. По степени мрачности и философской глубины новые песни вызывают ассоциации с "Русским альбомом" и некоторыми песнями первой половины 90-х…

Б.Г.: Для меня новые песни тоже имеют много общего с "Русским альбомом". Видимо, потому что и те, и другие написались в момент изменения мира, в котором мы живем. Только я бы не назвал чувство, вдохновляющее их, "ужасом"; для меня это печаль – суровая мужская печаль, ясно выражаемая формулой "мне просто печально, что мы могли бы быть люди".

Но, с другой стороны, большинство всегда склоняется к культу силы и искусству, для понимания которого не требуется отягощать себя лишней культурой.
И рядом с этим большинством всегда есть настоящие, чистые и прекрасные люди, которые и спасают свою страну от гибели, часто - в условиях, приближенных к боевым. Так что мне есть, для кого петь.

"Я не за какую-то сторону – я за людей"

Би-би-си: В отличие от своих коллег ты избегаешь открыто комментировать политическую ситуацию…

Я не считаю, что я такая важная в мире фигура, что власти какой бы то ни было страны должны прислушиваться к моему голосу, поэтому и не высказываюсь.
Борис Гребенщиков
Б.Г.: Мне, честно говоря, зачастую просто неловко читать высказывания деятелей искусств на злободневные темы – они уверены, что раз они популярны, то могут сообщить народу истину в последней инстанции. А еще и песни к этому подмешивать... Людям вообще свойственно подражать тем, кого они считают авторитетами. Поэтому использовать авторитет популярных людей – дело беспроигрышное; вот только чем больше его используют, тем меньше его остается. Поэтому я и не собираюсь выражать никаких точек зрения. Мне важнее песнями настроить слушателя на такую правильную волну, что точка зрения у него вырабатывается естественно, сама по себе, и она соответствует культуре человечества за последние несколько тысяч лет. Мое дело – писать и петь песни. А комментировать ситуацию (и песни) я оставляю другим.

Я не считаю, что я такая важная в мире фигура, что власти какой бы то ни было страны должны прислушиваться к моему голосу, поэтому и не высказываюсь. Не люблю брехать попусту. При этом я сотрудничаю с организацией Amnesty International и время от времени подписываю письма в защиту несправедливо заключенных в тюрьму людей. И дважды мне приходили письма благодарности от людей, которые в результате деятельности Amnesty были освобождены. Читать такие письма – большая радость.

Би-би-си: Тем не менее, ты свою позицию, может быть, неявно, но высказывал раньше...

Б.Г.: Моя позиция не менялась в течение 50 лет. Все, что я делаю, делается в одном русле, и это русло никогда не менялось. А хорошая песня как зеркало, каждый находит в ней что-то созвучное себе. Мне приходилось видеть людей со всех политических сторон – справа, слева, откуда угодно, – которые подходили и говорили: "Спасибо за ваши песни. Это помогает нам делать то, что мы делаем". Значит, песни получились правильными. Как аптекарь, я не имею права отказывать людям в помощи.

Би-би-си: Ощущение от поездок по России, от глубинки – какое оно?

Б.Г.: Я не езжу в глубинку. Я провожу там большую часть своей жизни. Я иногда заезжаю в Петербург - или в Лондон, или в Нью-Йорк, или в Париж. Но, в основном, последние 25 лет я нахожусь в русской провинции. И мое ощущение от России прекрасное, потому что в ней не переводятся живые люди. А что касается маньяков, которые хотят войны любой ценой с кем бы то ни было, как бы то ни было, которые хотят убивать не таких, как они – их всегда хватает, но они обитают поближе к власти, в больших столицах. Их почему-то значительно меньше в маленьких городах. Сумасшедших везде хватает. Просто ход человеческой истории - доказательство того, что, по счастью, не они определяют ход жизни. И мои путешествия показывают, что большая часть этой прекрасной страны все же совершенно нормальна.

Би-би-си: И все-таки ощущение в последние месяцы складывается невероятно тяжелое. Сердце рвется на части, происходящее просто не укладывается в голове, и в какие-то минуты просто становится страшно. Какое-то предчувствие большой, непоправимой беды...

Б.Г.: Боюсь, что именно этого эффекта и добиваются подлинные устроители всего этого гиньоля (как бы их ни называть). Разжечь все возможные негативные чувства и загнать в безысходный мрак. Поэтому единственно возможная верная реакция – не поддаваться. Знаю по себе: тоже поначалу не мог не поддаться – и понял по результатам, что играю этим на руку тем, с кем не хочу иметь ничего общего. Я не за какую-то сторону – я за людей, их право на жизнь, мир и человеческое достоинство - и против нацизма, ненависти и агрессии между людьми, какими бы возвышенными словами это зло не прикрывалось.

http://m.bbc.co.uk/russian/society/2014/05/140515_kan_grebenshchikov_interview
Subscribe

  • Анекдоты

    Путин принял страну, где прапорщики воровали портянки и тушёнку. А сдаст страну, где полковники и генералы воруют целые отрасли экономики. Путин…

  • Тупик многократной ревакцинации?

    Популярно (на уровне метафор о дАртаньяне) разжевали о ревакцинации ------------------------------- доктору биологических наук, профессору Школы…

  • А он и ахнуть не успел как яро феминизм насел

    Встретил сегодня ненароком: "Жительница Нижнего Новгорода убила двух своих сожителей. Теперь ее обвиняют в убийстве третьего 19:51, 26 июля…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment