b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

"Фейсбук" под колпаком

Законопроект об очередном ужесточении антиэкстремистского законодательства заручился в пятницу поддержкой Госдумы в третьем, заключительном чтении. Стоит отметить, что на Охотном ряду этот документ пылился аж с 2011 года. Поправки в ряд действующих законов были внесены тогда на рассмотрение депутатов правительством по инициативе МВД.

Это силовое ведомство уже несколько лет отлавливает по всей стране экстремистов, в том числе при помощи знаменитого центра "Э". Однако искоренить экстремистскую угрозу полицейским не удается. Напротив, чисто таких преступлений, как утверждают в МВД, растет из года в год.

События на Украине заставили власти усилить активность на этом направлении. Безмолвный страх перед экстремистами всех мастей овладел, судя по всему, и Госдумой. Да так, что депутаты не внесли ни одной поправки в законопроект при его доработке ко второму чтению, хотя при обсуждении этого документа в первом чтении многочисленные замечания высказывали даже профильные комитеты.

Наряду с ужесточением уголовного наказания за финансирование терроризма и экстремизма, новый закон разрешает сажать в тюрьму и тех граждан, которые распространяют публичные призывы к экстремистской деятельности, а также возбуждают ненависть и вражду, а равно и унижают человеческое достоинство в Интернете.

Наказывать за эти преступления предлагается, в том числе, лишением свободы на срок до пяти лет.

Понятно, что "на прицеле" у борцов с экстремистами теперь окажутся не только владельцы и впрямь сомнительных интернет-ресурсов, занятых противоправной пропагандой. Под угрозой уголовного преследования могут оказаться и так называемые виртуальные критики власти. Это обычные граждане, которые на своих страничках в соцсетях часто не подбирают выражений, оценивая поступки тех или иных политиков и чиновников.

По новому закону, любые такие резкие и эмоциональные реплики могут быть истолкованы правоохранителями как экстремизм. Благо, что само это понятие — "резиновое" и, как признаются в Госдуме некоторые депутаты, подвести под него, при желании, можно все, что угодно.

Например, в список антиэкстремистских статей входит и знаменитая 282-я статья УК – "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства". Правозащитники говорят, что именно эта статья позволяет отправлять за решетку, в том числе, за инакомыслие, а также за острую критику не только в адрес властей, но и "социальных групп", в число которых у нас с недавних пор стали включать самих представителей силовых структур.

При этом до сих уголовно наказуемым в стране считалось распространение публичных призывов к экстремизму исключительно при помощи СМИ. Против фактического уравнивания в этом плане СМИ и Интернета ранее выступила только Общественная палата, которая подготовила заключение на правительственный законопроект. В палате четко указали, что антиэкстремистское законодательство у нас нередко толкуется вольно, а перечень относимых к экстремизму деяний чрезмерно широк.

Мало того, общественники дали понять, что санкционируемая охота за "экстремистами" в Интернете, по сути, нарушает статью 29 Конституции РФ, гарантирующей свободу мысли и слова. Ведь Интернет — это не СМИ, а большая часть появляющейся в сети информации носит "частный и непубличный характер", сказали в Общественной палате.

Другими словами, власть как бы подталкивает недовольных граждан к тому, чтобы, вслед за улицей, они покинули также Интернет и окончательно перебазировались на собственные кухни.

Ругать власть в блогах действительно становится небезопасным, по этой причине многие пользователи социальных сетей сейчас раздумывают, не лучше ли ограничить свою интернет-активность публикациями фотографий с милыми котами.

Елена Земскова
Подробнее: http://www.rosbalt.ru/politrally/2014/06/20/1282644.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment