b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Краткая пауза ("The Economist", Великобритания)
Перемирие на Восточной Украине с трудом удерживается, но сохранившаяся напряженность будет по-прежнему создавать трудности для правительств Киеве и в Москве
Редакционная статья

Война на Восточной Украине пока затихла. У всех участвующих сторон есть примерно одинаковые основания как для того, чтобы продолжать бои, так и для того, чтобы отложить оружие, однако перемирие, заключенное 5 сентября в Минске, по большей части сохраняется. Президент Украины Петр Порошенко не хочет вести безнадежную войну с Россией, на которую он был бы обречен, если бы продолжал «антитеррористическую операцию» на востоке. Его российский коллега Владимир Путин, в свою очередь, рад, что Донецк и Луганск превращаются в сепаратистские территории, которые можно будет использовать как инструмент против Киева.

Кремль исходно выступал за постоянное прекращение огня — не из гуманитарных соображений, а потому, что ему нравится идея замороженного конфликта на востоке Украины. Политические настроения в Киеве подстегивали г-на Порошенко не менять курс, пока у Украины хватало на это сил, однако в конце августа вмешательство российских войск с тяжелым вооружением показало, что г-н Путин не позволит Киеву одержать военную победу. Без непосредственной помощи НАТО г-н Порошенко оказался вынужденным пойти на сделку.

В краткосрочной перспективе это может показаться победой Москвы. У России теперь есть на Украине механизм для влияния на политику, аналогичный механизмам, которые у нее в Молдавии и в Грузии. Пока статус Донецка и Луганска не определен, Украина, вероятно, не сможет присоединиться к НАТО. Г-н Путин, бесспорно, учтет, что участие в украинских событиях регулярных российских подразделений было встречено за рубежом критикой, но не реальными ответными мерами. Барак Обама даже не стал называть его «вторжением», предпочтя сказать о «продолжении того, что происходит уже не первый месяц». Европейский Союз на следующей неделе введет новые санкции, но называет их обратимыми, — вероятно, чтобы продемонстрировать, что он не намерен загонять Россию в изоляцию. На этой неделе Газпром сократил поставки газа в Польшу, чтобы остановить его реверс на Украину.

Большинству россиян война кажется чем-то далеким. Государственное телевидение манипулирует образом конфликта, эксплуатируя внутреннее недовольство зрителей и их имперскую ностальгию и рисуя картины заговоров и махинаций Запада. Опрос «Левада-Центра» показал, что 77% респондентов считают Америку главным инициатором действий Киева на востоке Украины. Тайные похороны погибших на Украине российских десантников, от которых отреклось российское государство, вызвали в народе чувство тревоги. Однако по сравнению с недолгим протестным периодом трехлетней давности российское общество сейчас выглядит покорным и смирным.

Согласно еще одному опросу «Левада-Центра», готовность присоединиться к протестам, если они начнутся, выразили всего 8% человек. В 2011 году речь шла о 21%.

Тем не менее, авантюризм и реваншизм Путина создают новые опасности для его режима. Падение рубля и введенный Кремлем запрет на импорт продуктов питания из Америки и Европы могут довести в следующем году инфляцию до 8%. Это — в отличие от войны как таковой — может привести к росту социального недовольства. Уже действующие санкции и перспектива новых мер давят на российскую экономику — и без того слабеющую. Morgan Stanley прогнозирует рецессию в 2015 году. Роснефть, крупнейшая в России нефтедобывающая компания, попросила у правительства 40 миллиардов долларов на рефинансирование долга.
Мировые цены на нефть опустились ниже 100 долларов за баррель — в то время, как российский бюджет рассчитан на 110-117 долларов за баррель. Попытки залатать эти дыры обойдутся г-ну Путину дорого: ему придется делать нелегкий выбор и жертвовать чьими-то интересами. В ответ на экономические проблемы он, вероятно, будет обвинять во всем врагов России за рубежом, начавших новую холодную войну.

Между тем в Киеве г-ну Порошенко угрожают собственные трудности — причем он может столкнуться с ними раньше, чем г-н Путин. Он обещает на следующей неделе внести в парламент закон об «особом статусе» для Донецка и Луганска. Однако это не снимает целого ряда вопросов — и не в последнюю очередь, вопрос о том, сможет ли Украина восстановить контроль над своей восточной границей с Россией. От этого будет зависеть, сможет ли она в перспективе укротить пророссийское восстание. Пока стороны расходятся и в вопросе о том, какие территории должны подпасть под предлагаемые г-ном Порошенко нормы о самоуправлении. Киев считает, что речь должна идти только о контролируемых повстанцами территориях (это примерно треть от двух областей), однако лидеры повстанцев претендуют на Донецкую и Луганскую области целиком. От того, как будут решаться эти проблемы, во многом зависит исход предстоящих Украине в следующем месяце парламентских выборов. Эксперт из киевского Центра экономических и политических исследований имени Разумкова Юрий Якименко считает, что, хотя большинство избирателей в принципе выступают за мир, судьба г-на Порошенко и его политического блока связана с ответом на вопрос о том, какой ценой этот мир будет достигнут.

Сейчас все в основном зависит от того, удержится ли перемирие. По словам г-на Порошенко, Россия вывела с Украины 70% своих солдат. Тем не менее, кратковременные вспышки боев отмечались в Мариуполе, вокруг донецкого аэропорта и еще в нескольких местах. В то же время продолжается обмен пленными, однако новые всплески насилия легко могут вновь разжечь большой конфликт.

С украинской стороны фронта большинство солдат явно, наконец, смогли немного расслабиться, хотя мало кто верит, что перемирие будет чем-то кроме передышки.
Посетивший Мариуполь 8 сентября г-н Порошенко заявил, что война закончилась и теперь Украина должна добиться мира.
Возможно, он выдает желаемое за действительное. Лидеры повстанцев по-прежнему рассчитывают отделиться от Украины.

Член повстанческого «парламента» Сергей Барышников уверен, что впереди еще долгая военная и политическая борьба.
Повстанческое государство Новороссия, по его мнению, должно в конечном итоге включить в свой состав все черноморское побережье вплоть до границ с Румынией и Молдавией.
Он добавляет, что после этого оно станет частью России.

Оригинал публикации: A brief intermission
Опубликовано: 13/09/2014
Читать далее: http://inosmi.ru/world/20140915/222997751.html#ixzz3DM6PdYLQ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments