b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Андрей Зубов Россия никуда не перешла. Она нигде

Россия никуда не перешла. Она нигде
​– Давайте попробуем поискать исторические аналогии с другой точки зрения: Россия последнюю четверть века – общество переходного периода, она переживала переход от советской власти к тому, что происходит сейчас.

– Россия переходила непонятно к чему. Мы совершенно ясно видим, к чему перешли общества Восточной и Центральной Европы.
Они перешли от тоталитарного режима, режима обобществленной собственности к демократии, к частной собственности, к частно-владельческому предпринимательству при демократических свободах.
Это позволило им на протяжении четверти века стать вновь частью единой Европы, стать частью атлантической системы безопасности. Здесь совершенно ясно – это транзиция, переход от одного к другому. Так же как до этого Германия перешла от нацистского тоталитарного режима, правда, сохранявшего частную собственность, – к демократии, она стала частью свободного западного мира.
Россия за эти 25 лет, казалось бы, должна была перейти от тоталитарного обобществленного экономического строя к тому же демократическому, рыночному, либеральному обществу и стать частью того же европейского, атлантического мира.
Но ничего этого не произошло.
Россия никуда не перешла. В этом все и дело. Она зависла в таком непонятном, промежуточным положении. Она пыталась совершить этот переход в 90-е годы, более-менее искренне, но очень быстро это все свернулось.
И эти попытки были непоследовательные. Декоммунизации, которую прошли все страны Центральной Европы, Россия даже не начинала проходить.
Не было ни реституции собственности, ни люстрации лиц, виновных в прошлом режиме, не было правопреемства с докоммунистическим опытом, ни изменения исторической парадигмы.
В результате Россия вернулась к тому, от чего она ушла. Да, у нас уже нет социалистической собственности, но эта собственность отнюдь не была диффузирована между многими членами общества, как это произошло в странах Центральной Европы. Эта собственность сконцентрирована в нескольких сотнях семей. У нас возникла реальная олигархическая власть при огромном реквизированном населении, как в советское время, и при собственности, распределенной среди узкого круга лиц, собственности, приносящей большие доходы. У нас нет демократии. У нас нет прав человека, то есть каких-то либеральных государственных оснований. Поэтому мы не в атлантическом сообществе, мы не в Европе. Мы не в Азии, разумеется.
Мы нигде. Россия оказалась снова авторитарной страной с монополизированной собственностью, со склонностью к тоталитаризму. Тоталитарная тенденция, к сожалению, пока усиливается. И то, что у нас возникает сейчас, – это уже не коммунистическое государство, а именно, в силу изменившихся отношений в области собственности и отношения к религии, это скорее государство фашистского типа, типа Италии Муссолини. Но это весьма опасное явление для окружающих стран, для Европы, для мира и, в первую очередь, для самой России.
Когда Муссолини предложил эту государственную форму в первой половине 20-х годов 20-го века, когда она потом небезуспешно развивалась в Италии, решив многие проблемы глубокого социального и экономического кризиса, в котором оказалась Италия после Первой мировой войны, многим странам Европы и, кстати, Латинской Америки эта форма показалась очень привлекательной. И в Европе возникло довольно много режимов фашистского типа – не нацистского типа, без расовой политики, а именно фашистского типа корпоративного государства.
Заменить демократию корпоративным государством такого средневекового и квазисредневекового типа (в этом и была идея Муссолини), основанного на идее национализма. Безусловно, все это закончилось, этот путь оказался неперспективным.
Он дает кратковременный эффект, приводит к агрессии и к неудаче от агрессии.
Для Италии это была Абиссиния и Ливия, соучастие в германской агрессии, и в итоге – катастрофа. И мне кажется, что у Италии были намного лучше исходные показатели.

У нее было много союзников. До 1940 года ее принимали как часть европейского сообщества. В нынешней России ничего этого нет.
Поэтому у нас режим развился и сформировался в тот момент, когда мы оказались в полной изоляции.
И экономики у нас нет. Там были заводы "Фиата", там были судостроительные заводы Ливорно.
А что у нас есть? У нас ничего нет. Поэтому перспективы очень печальные.
И я боюсь, что здесь речь идет не о десятилетиях, и даже, наверное, не о многих годах, а намного более коротких сроках.
http://www.svoboda.org/content/article/26777111.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments