b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

В форме фарса или комедии?

"В то же время уверенность в превосходстве реального социализма над капитализмом, подстегиваемая успехом первых лет "оттепели", еще усилилась.
Этот идеологический энтузиазм, с одной стороны, требовал реализации предполагаемых преимуществ, например, плановости, централизованной управляемости — соответственно был запланирован и начат свод археологических источников страны, рассчитанный на сотни томов (Рыбаков, 1957).
А с другой стороны, тот же энтузиазм, как и прежде, порождал нетерпимость к инакомыслию, к "пережиткам низкопоклонства перед Западом", а крестьянской хватки и сметки нового вождя хватало лишь на решительные, но неглубокие и непродуманные преобразования. Значение фундаментальных наук он недооценивал, да и вообще интеллигенцию не понимал и все чаще вступал с ней в конфликт, но — с позиций абсолютной власти, так что это, конечно, сковывало исследования".

"Когда в 1968 году я представил в "Советскую археологию" статью, где упоминал давнее выступление Монгаита о кризисе буржуазной археологии (Монгайт, 1951), он прислал мне письмо с просьбой снять эту ссылку. Мотивируя просьбу, он выразил сожаление, что писал тогда "в таком неприятном тоне, с оскорблениями в адрес наших буржуазных коллег". "Мне даже стыдно вспоминать об этом «грехе молодости»", — добавил он. — Так тогда было принято писать, и я по недомыслию писал, «как все». Хотя многое в этой статье верно, но самый тон лишает ее всякой ценности и вряд ли стоит о ней напоминать нашим читателям" (личное письмо от 19.02.1968).
Да, за 15 — 20 лет ситуация изменилась* В повестку дня вошел серьезный, вдумчивый критический анализ. Отстаивая такой подход, мы ссылались на ленинские высказывания о том, что каждое крупное течение в буржуазной науке обычно абсолютизирует и гиперболизирует вполне реальную особенность изучаемого фрагмента мира. Стало быть, в каждом таком учении есть и рациональная основа, и ограниченность, односторонность; есть отражение реальности и ее искажение.
Задача критики — выявить эту реальную основу, найти ее действительное место в мире и границы вскрытых особенностей, установить, в чем односторонность данной теории и каковы ее социальные и гносеологические корни (Ленин, 1910/1961:65-66; 1914/1963:161; 1915/1963:322).
Советские археологи уже не стесняются в этот период признавать ценность ряда разработанных на Западе теоретических положений и методов, осваивать и применять их. Это не означает прекращения идеологической борьбы, но придает ей новый характер — она становится менее задиристой по форме и более глубокой по существу

....

С течением времени — чем дальше, тем больше — брежневское правление приобретало черты застоя, стагнации и, наконец, старческого маразма. Критика сталинизма, активная в хрущевские времена, теперь всячески зажималась. Инакомыслие, порожденное "оттепелью" 60-х, подавлялось с чрезвычайным рвением, а поощрялись консервативные и охранительные тенденции. Выискивая малейшие поводы для самовосхваления и самонаграждения, брежневский истэблишмент обожал всяческие юбилеи. К очередным юбилеям страны, событий, организаций и лиц приурочивались очередные постановления, списки лозунгов, награды, принимались обязательства и т.п. Общественная жизнь вяло текла от одной юбилейной компании к другой. Ввиду кризиса социалистических ценностей опять был сделан упор на воспитание патриотических чувств. Обозначился крен в сторону национализма как в России, так и в других республиках. Все это сказывалось и на археологии.
Более 30 лет акад. Б.А.Рыбаков, украшенный позже "Гертрудой" (звездой Героя Социалистического Труда), возглавлял Институт археологии АН СССР.
Его идеи об исконном (т.е. в течение многих тысячелетий) проживания славян на территории Киевской Руси, об очень древней, докиевской государственности восточных славян, об их "знатных" предках — скифах-сколотах и т.д. стали наиболее привилегированной концепцией в археологии (хотя другие совсем исключить было уже невозможно).
Его гипотеза о том, что Киев на несколько веков старше, чем его принято считать, построена талантливо, но связь рассуждений слишком тонка, тогда как прямые факты (культурный слой) говорят против нее, и широким признанием среди археологов она не пользовалась.
Однако все возражения противников должны были умолкнуть, так как на основе гипотезы акад. Рыбакова Правительство СССР и Политбюро КПСС приняли совместной постановление о пышном праздновании полуторатысячвлетнего юбилея Киева, с приглашением иностранных делегаций и т.п.
Разумеется, вышли монументальные археологические труды в честь юбилея, "подтверждающие" столь почтенный возраст города.
Правда, до возраста Рима не дотянули, но надо же что-то оставить будущим исследованиям...
Руководство археологических учреждений не сменялось десятилетиями. Иногда во главе музеев и академических институтов, их отделов оказывались весьма цепкие старцы. (Об одной такой даме мой коллега тихо съязвил на заседании: "Для трупа она слишком хорошо держит челюсть".). Они покойно спали в президиумах, глохли, как только речь заходила о возможности выхода на пенсию, но оказывались очень чуткими к малейшим указаниям свыше и бдительными.
В своих подвластных они более всего ценили не талант, а скромность и услужливость.
Поэтому наверх пробивались и сменяли умерших руководителей не смелые мыслители, а заурядные работники, а то и серые дельцы (нередко через партийные должности в научных коллективах).
Достижение ученых степеней и звании сильно облегчалось административным положением и начальственным расположением."

Л.С.Клейн Феномен советской археологии 1991
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment