b_n_e (b_n_e) wrote,
b_n_e
b_n_e

Прогноз Грефа (смотрится оптимистично-реалистичным)

«Как в последний раз в жизни»: Греф представил новую стратегию Сбербанка
Сирануш Шароян, Юлия Титова
Макроэкономика, геополитика, санкции и конкуренция со стороны IT-компаний заставили Сбербанк скорректировать стратегию развития, принятую в 2013 году

​В четверг, 22 октября, топ-менеджмент Сбербанка во главе с Германом Грефом представил обновленную стратегию развития банка до 2018 года на Дне инвестора Сбербанка в Лондоне. Старая стратегия была разработана в 2013 году и не выдержала столкновения с макроэкономическими и геополитическими сложностями, возникшими в прошлом году.

«Менеджеры впадают в кому»
Обновленная стратегия Сбербанка отражает «новую реальность»: санкции, геополитическую напряженность и ухудшенные прогнозы по развитию экономики России. Новый макропрогноз банка основан на среднегодовых ценах на нефть марки Urals $62 за баррель на протяжении 2016–2018 годов (в старом прогнозе предполагались цены на уровне $100 за баррель). Средний курс доллара за тот же период составит 58 руб. (против 35 руб. в прошлой стратегии).

Инфляция, по прогнозам Сбербанка, в 2018 году не опустится ниже 8,5%, несмотря на обещания ЦБ достичь цели в 4% в 2017 году. «Давайте не будем забывать о предвыборном цикле: нельзя сбрасывать со счетов, что в преддверии выборов возникает необходимость дополнительных расходов, которые могут разогнать инфляцию», — объяснил финансовый директор Сбербанка Александр Морозов.

Сложная ситуация в экономике затормозит развитие банковского сектора: кредитные портфели банков будут расти в среднем на 9,6% в год (вместо прогнозируемых ранее 12,6%), депозиты будут увеличиваться на 10,7% (против 13,9%). В результате под давлением окажется прибыльность банков — чистая процентная маржа, по прогнозам Сбербанка, к 2018 году составит 4% (ранее прогнозировалось 4,5%), рентабельность капитала по доналоговой прибыли не поднимется выше 12–13% (против 17–18%).

Греф предупредил, что плохо влиять на бизнес банков будет не только макроэкономика, но и с растущая конкуренция со стороны IT-компаний, таких как PayPal, Apple Pay, MBank, которые обладают большей гибкостью, быстрее меняются, обладают более эффективными бизнес-моделями и почти не попадают под внимание регуляторов.

В таких условиях Греф пообещал «делать все как в последний раз в своей жизни», чтобы в отсутствие шоков 2016 год смог стать «значительно более успешным для Сбербанка». Банк планирует увеличить чистую прибыль в 2018 году более чем в 1,8 раза по сравнению с результатами 2013 года (362 млрд руб.), в предыдущей стратегии целью указывалось увеличение прибыли вдвое. Остальные цели банка к концу 2018 года также незначительно снижены: Сбербанк планирует увеличение активов в 1,8 раза, комиссионные доходы банк планирует увеличить к 2018 году в 2,3 раза. Рентабельность капитала в 2018 году, по словам Грефа, должна составить 18%, отношение расходов к доходам — менее 40%.

«Иногда у нас менеджеры впадают в кому от тех цифр, которые мы ставим перед ними в качестве задачи», — признался он.

«Выполнение планов Сбербанка по прибыли во многом зависит от состояния экономики. В 2017–2018 годах все-таки ожидается улучшение, а это позволит сократить отчисления в резервы», — говорит аналитик Раффайзенбанка Денис Порывай. Главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин соглашается, что «в целом обновленная стратегия банка выглядит реалистичной, с оговоркой, что экономика будет разворачиваться в сторону роста».
«Вероятно, следующие три года Сбербанк будет чувствовать себя лучше остального рынка, привлекать лучших клиентов, и это обеспечит ему рост. Учитывая, что традиционно у Сбербанка дешевые пассивы в виде госсредств и средств пенсионеров, банк сможет увеличить прибыль», — отмечает он.

Сбербанк, скорее всего, столкнется с экономическими трудностями, в том числе связанными со снижением реальных доходов населения и слабой инвестиционной активностью в России, предупреждает аналитик «ВТБ Капитала» Джейсон Харвитц.

Больше розницы, меньше филиалов
Новая стратегия Сбербанка предполагает смещение акцента на розничный сегмент. Банк планирует более агрессивно увеличивать свою долю на рынке кредитования физлиц — с 38 до 42,8% к концу 2018 года (предыдущая стратегия предполагала увеличение до 39,7%).
Достичь таких результатов кредитная организация намерена за счет более активных кросс-продаж текущим клиентам, в том числе участникам зарплатных проектов.

Самым интересным продуктом в розничном сегменте, по прогнозам Сбербанка, останется ипотека. «Ипотека как продукт по-прежнему будет оставаться очень интересной с точки зрения риска на протяжении следующих трех лет», — рассказал финансовый директор банка Александр Морозов. «Риск перегрева рынка мы не ощущаем, и этот продукт создает отношения», — отметил он.

Сбербанк также планирует увеличить свою долю на рынке розничных вкладов до 46% к концу 2018 года. Сейчас она составляет 45,1%, предыдущая стратегия предполагала ее снижение до 43,7%.

Банк сократит число филиалов с 16,5 тыс. до 13–15 тыс. Зампред правления Сбербанка Александр Торбахов сказал, что раньше отделения представляли собой сберкассы, в которых люди делали платежи, теперь же эта часть бизнеса переместилась в онлайн. Сбербанк, по его словам, сократил 6 тыс. операционистов, зато набрал 3 тыс. менеджеров по продажам и консультантов, которые учат клиентов пользоваться дистанционными сервисами.

Сейчас многие банки начинают говорить о том, что надо развивать розницу, говорит Порывай. «ВТБ, например, хочет это делать через Почтовый банк. Желающих много, а сегмент в плане клиентов достаточно ограниченный, потому что в следующем году зарплаты расти практически не будут, и это снизит желание людей брать кредиты», — отмечает он, прогнозируя, что Сбербанк не станет следовать заявленным целям «во что бы то ни стало», а будет смотреть на выполнение определенных условий — финансовые результаты, качество кредитов, объем просрочки и т.д.».

Компании на грани
Планы Сбербанка в сегменте корпоративного кредитования, напротив, стали скромнее. Доля на рынке кредитования юрлиц, согласно новой версии стратегии, за три года должна увеличиться с 32,5 до 33,2% (предыдущий таргет — 39,7%), на рынке депозитов — снизиться с 24,7 до 24,2% (против цели в 30,1%).

В корпоративном секторе ситуация напряженная, заявил Греф. «Сейчас много предприятий находятся в сложной ситуации из-за валютных заимствований, вы слышите про банкротства крупных компаний», — добавил он. Самые проблемные отрасли — это строительство торгово-офисных центров и бизнес-парков, которые финансировались валютными кредитами, и авиаперевозки, добавил первый зампред правления Сбербанка Максим Полетаев, отметив, что риски по авиакомпаниям уже реализовались: рассмотрение иска Сбербанка о признании «Трансаэро» банкротом назначено на 25 ноября, а до понедельника банк закончит изъятие двух самолетов авиакомпании.

Греф добавил, что очень сложной остается ситуация в автомобилестроении, компаниям приходится реструктуризировать долг. «Там хорошие предприятия, в хорошем состоянии: КамАЗ, ГАЗ, АвтоВАЗ. Но временно очень большая проблема, поэтому мы с ними вместе живем в логике этих проблем, мы реструктурируем долг», — сказал Греф, добавив, что, по его ощущениям, «эти предприятия как раз переживут кризис». «У них будут сложности этот год, может, следующий, но они выйдут точно из кризиса», — сказал он.

Тяжелый год, по мнению Грефа, ждет девелопмент: предпосылок, что цены или спрос начнут начнут расти, пока нет, а восстановление сектора начнется только в 2017 году. «Правительство сделало очень правильные шаги. И мы очень сильно поддержали сектор — вы видите, что мы сейчас опять снижаем ставки по ипотечным кредитам, но у нас доля уже, честно говоря, зашкаливает. Мы уже говорим: «Ау, конкуренты, где вы?» — объяснил Греф. Новых крупных компаний, которые «находятся на грани банкротства и вот-вот рухнут — пока перед моими глазами нет», подвел итоги Греф.

Драйвером роста корпоративного портфеля Сбербанка становятся предприятия, ориентированные на внутренний спрос, заявил Полетаев.
«Есть ряд отраслей, которые стали бенефициарами кризиса и продуктовых санкций. Они достаточно активно растут, им нужно больше оборотных средств», — объяснил он.
Речь идет о сельском хозяйстве, производстве минеральных удобрений, лесной, химической и нефтехимической промышленности, перечислил Полетаев.

«Перед возникновением геополитических проблем и до введения санкций некоторые сельскохозяйственные компании, крупные животноводческие комплексы стояли практически на грани банкротства. Но на текущий момент ситуация резко развернулась, там необходимы дополнительные мощности, бизнес в прекрасном состоянии», — добавил член правления Сбербанка Вадим Кулик. По его словам, еще зимой Сбербанк готовился к банкротствам некоторых компаний из этих отраслей, но уже в середине лета ситуация резко изменилась.

Полетаев добавил, что Сбербанк также ждет высокий спрос со стороны экспортеров на валютные и рублевые кредиты.

Кредиты маленьким ребятам
Экономику России поднимет малый и средний бизнес, и Сбербанк будет увеличивать его кредитование, заявил Греф. «Если мы не финансируем малый бизнес и не занимаемся им, возникает вопрос, кто будет этим заниматься. Ну, может быть, вновь созданный Почтовый банк, наш конкурент, я очень надеюсь, что у них это получится, и они перехватят у нас пальму первенства в каких-то вещах», — сказал он.

По мнению главы Сбербанка, именно частная инициатива станет драйвером роста российской экономики. «Мы будем это делать, будем наращивать кредитование малого бизнеса, потому что я не верю ни в каких национальных чемпионов, крупные компании и монополии и так далее.
Я верю, что мы сможем поднять экономику с помощью частной инициативы, помогая вот таким маленьким ребятам, как те, которые работают», — объяснил свою позицию Греф.

Он добавил, что в дискуссиях с Минфином и в налоговой службе выступал против потенциального увеличения налогов на малый и средний бизнес. «Хотите поднять налоги — поднимите для нас, не поднимайте им. Первое, вы не научились их собирать, вы не сможете ничего собирать — вы ничего не получите, и вы угробите бизнес, как это было в 2012 году, когда подняли налоги и убили треть малого бизнеса», — аргументировал Греф свою позицию. «На некоторое время крупный бизнес должен взять на себя налоговую нагрузку вместо малого бизнеса, нужно сделать все для того, чтобы поднять бизнес-аппетит в стране», — добавил он.

Позиция Грефа не совпадает с мнением о перспективах кредитования малого и среднего бизнеса главы ВТБ Андрея Костина. «Если сегодня малый и средний бизнес не востребован в стране, нет поля деятельности для них, то какой смысл их кредитовать? Будут невозвратные долги.
Есть потребление, есть спрос — будут деньги, нет потребления и спроса — зачем дешевыми деньгами заливать экономику?» — заявил Костин, выступая на форуме «ВТБ Капитала» «Россия зовет!» 13 октября.

Меньше Европы
Почти 20% активов Сбербанка приходится на зарубежные активы — дочерние банки в Европе, Турции и СНГ. Санкции и напряженная геополитическая обстановка и макроэкономика заставили Сбербанк пересмотреть стратегию относительно зарубежных «дочек», особенно европейских, сказал Греф.

«Мы уже не так агрессивны в нашей международной стратегии, мы пытаемся оптимизировать зарубежный бизнес, пересматриваем нашу европейскую стратегию. Мы остаемся в Европе, но склоняемся к формату цифрового банка», — отметил он.

В июле прошлого года Сбербанк запустил в Германии проект Sberbank Direct, который оказывает услуги только в режиме онлайн, без открытия традиционных офисов обслуживания, и он, по словам Грефа, оказался «невероятно успешным».
В сложный для Сбербанка период немецкая модель цифрового банка позволила получить капитал на европейском рынке и фактически перевести европейскую «дочку» на самофондирование, отметил Греф. «Сейчас все наши усилия в Европе будут сконцентрированы на цифровом банкинге, уменьшении количества филиалов и, возможно, уходе с каких-то территорий», — сказал Греф.

По сообщениям чешских СМИ, Сбербанк в начале года искал покупателей на дочерние банки в Словакии и Венгрии. Дочерний банк Сбербанка в Словакии оценивается в €2 млрд, актив в Венгрии — около €1,6 млрд.

Самая сложная ситуация — у украинской «дочки» Сбербанка, признал Греф.
«Украина — это наша головная боль номер один, но пик украинского кризиса, надеюсь, остался позади», — отметил Греф. «Мы построили хороший технологичный банк.
Было много провокаций против него, так как полное название банка на Украине — Сбербанк России, но местный регулятор после трех проверок отметил, что наша «дочка» остается лучшим украинским банком», — добавил он.
Белорусская и казахстанская «дочки» тоже столкнулись с проблемами в 2015 году, но ситуация стабилизируется и банки будут прибыльными, добавил Греф.

Лучше всего, по словам президента Сбербанка, сейчас себя чувствует турецкая «дочка» — DenizBank, показывающая «впечатляющие результаты».
«Неделю назад я был в Стамбуле на праздновании в честь трех лет с момента поглощения банка, и мы удвоили активы в Турции, несмотря на непростую ситуацию на рынке, действия регуляторов, увеличили чистую прибыль в 1,8 раза», — рассказал Греф.
«Честно говоря, турецкий банк по инновационности находится даже на шаг впереди российского», — добавил он

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/finances/22/10/2015/562919309a7947825fc3bf70
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments